Второе явление Миледи

Впервые Милен ДЕМОНЖО посетила нашу страну сорок пять лет назад – в 1963 году на III ММКФ. Жан Маре был членом жюри, а она гость фестиваля. И “Фантомас”, где она снялась в роли бесстрашной Элен (ленту увидели в СССР, начиная с 1967 года на очередной Неделе французского кино), и фильм “Три мушкетера”, где Демонжо сыграла Миледи, пользовались огромной любовью зрителей во всем мире и в Советском Союзе особенно.

Более сорока лет легендарной француженке, красавице-блондинке пришлось ждать, чтобы вновь увидеть нашу столицу. В рамках гала-премьер на 30-м Московском Международном кинофестивале был показан новый фильм Хинера Салема с ее участием “Под крышами Парижа”, удостоенный уже нескольких премий международных фестивалей. На премьеру в Москву прилетела Милен Демонжо.

Конечно же, годы меняют человека. Но Милен Демонжо практически не изменилась. На пресс-конференции она появилась в эффектном черно-красном наряде. И сразу же вспомнились самые известные для отечественного зрителя кинороли актрисы: коварная и обольстительная Миледи из превосходной экранизации “Трех мушкетеров” Александра Дюма, которую снял Бернар Бордери, и бесстрашная журналистка Элен, подружка Фандора (Жан Маре) из трилогии о Фантомасе. Но этими ролями не ограничивается кинобиография Демонжо. Недавно мы увидели ее в картине “Набережная Орфевр, 36”, где она настолько интересно сыграла главную роль, что была впервые номинирована на престижную премию “Сезар”. А встреча с героиней ленты “Под крышами Парижа” предстоит в ближайшее время – фильм закуплен для проката.

Глядя на гостью, никак не мог поверить, что в ее жилах течет славянская кровь – Милен выглядит стопроцентной француженкой. И тем не менее ее мать украинка, рожденная в Харькове, – Лилия Трубникова. Эта красивая, чувственная, ранимая, любящая музыку, но в то же время резкая, жесткая и своенравная женщина не могла жить при коммунистическом режиме. Она уезжает сначала в Хабаровск, потом в Шанхай, затем в Ниццу. И наконец оседает в Париже. Выходит замуж за француза и рожает дочь.

Еще ребенком девочка переживет оккупацию Франции, узнает, что такое смерть и голод. Подрастет, пойдет в школу, которую возненавидит. В детстве у Милен один глаз косил, поэтому в школе ее нещадно дразнили. Ведь известно, как жестоки бывают дети. Она дичилась сверстников, жила закрыто, в изоляции, боялась всех и всего. Появились комплексы. Но чуть позже, в юности ей сделали операцию, и гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя. Она стала много сниматься для журналов, стала играть в кино, зарабатывать приличные деньги. И от поклонников не было отбоя. Хотя детские впечатления не забывались очень долго, однако, молодость взяла свое. После первых ролей глупеньких молоденьких девушек Милен сыграла первый значительный образ – Абигайль в экранизации пьесы Артура Миллера “Салемские колдуньи”.

Вам ни о чем не говорит такой факт, что в 1957 году вы сыграли в картине “Салемские колдуньи” (во Франции “ведьмы”), а спустя пятьдесят лет работали в фильме режиссера Салема? Это совпадение или судьба?

– Знаете, я тоже об этом подумала. “Салемские ведьмы” – очень дорогой мне фильм, но у него, к сожалению, не сложилась прокатная судьба. Его практически невозможно найти в видеосалонах. Я боролась за то, чтобы его выпустили на DVD, писала Миллеру, чтобы он разрешил переиздать ленту, но он отклонил все мои просьбы. Он ненавидел адаптацию Жана-Поля Сартра. И очень недолюбливал Ива Монтана.

Мне кажется, что здесь главную роль сыграла обыкновенная мужская ревность. В 1960 году исполнительница роли Элизабет Проктор Симона Синьоре была удостоена “Оскара” за фильм “Путь в высшее общество”. Они приехали с Ивом в Штаты, чтобы получить премию. Естественно, их познакомили с Миллером. Он был в то время самым модным американским драматургом. С Симоной они как-то быстро нашли общий язык – оба были увлечены идеями коммунизма. А Монтан увлекся женой Миллера – Мерилин Монро. Мерилин же по уши влюбилась в Ива. Она готова была на развод, чтобы соединить свою судьбу с французским актером. Артур страшно ревновал, и все, что касалось Монтана, категорически ему не нравилось. Вот и вся причина отказа. Теперь никого из той компании нет в живых. А фильм и роль очень важны для меня. Хочется верить, что картина все-таки будет выпущена на DVD.

Кстати, после показа в СССР этой ленты в Московском драматическом театре им. К.С.Станиславского шла пьеса “Салемские колдуньи”, где главные роли играли муж и жена – Евгений Урбанский и Дзидра Ритенбергс. Критики писали, что если бы свести вместе на экране или в театре Урбанского и Синьоре, то получилась бы гениальная постановка или фильм-шедевр.

– Надо же! Я этого не знала. Как интересно!

– Какие фильмы еще дороги вам? Что бы вы записали в свой актив?

– Скорее всего, картина “Здравствуй, грусть!” Отто Превелигера и “Любовь в Риме” Дино Ризи. Я много снималась в Италии у Ризи и Мауро Болоньини. Итальянские режиссеры видели во мне, в отличие от французов, не просто хорошенькую блондинку, а серьезную актрису. Счастлива, что Хинер Салем заметил меня и пригласил стать партнершей великолепного мастера Мишеля Пикколи. Моя героиня Тереза в ленте “Под крышами Парижа” не похожа ни на одну из ранее сыгранных ролей.

– А как возник замысел картины?

– Это случилось несколько лет назад, когда в Европе стояла ужасная жара. Страдали многие одинокие пожилые люди, которым некому было помочь, даже просто подать стакан воды. Были смертельные случаи. Салема критиковали за то, что он не француз, а курд, осмелился затронуть такую больную тему. Но в его стране просто невозможна ситуация, когда старики остаются одни – на Востоке уважают старость. И не критиковать надо Салема, а сказать ему спасибо, что он преподал урок благородства и человечности “просвещенной” Европе.

– Вы будете продолжать работать вместе?

– Непременно! С ним и Мишелем Пикколи. Следующая картина будет комедией. И не смейтесь, хоть мы с Мишелем не мальчик и девочка, но в фильме ожидается много секса. Это должно быть очень забавно.

– Когда в Советском Союзе показали “Трех мушкетеров” и серии о Фантомасе, вы стали необычайно популярны. Вы знали об этом?

– Я предполагала, что “Три мушкетера” имеют хороший прокат, но чтобы были такие излияния любви, и мечтать не могла. Впервые я приехала в вашу страну сорок пять лет назад – в 1963 году на III ММКФ. Жан Маре был членом жюри, а я просто гость фестиваля. Конечно, слава Маре тогда была заоблачной во всем мире. Его картины “плаща и шпаги” собирали полные залы зрителей. А съемки “Фантомаса” только начинались, и ленту увидели в СССР, начиная с 1967 года на очередной Неделе французского кино…

– Москва стала другой с тех пор?

– Кремль по-прежнему величественен и красив, великолепны храмы, так же сияют рубиновые звезды, которыми всегда восхищался Маре. Но раньше люди практически не улыбались. А вот милиционеров и военных было много. А еще мне понравилась русская кухня – уха из стерляди, щи, пельмени, блины с икрой. Попробовала я и русской водки – очень здоровый напиток, но требующий хорошей закуски. Побывали мы и на балете в Большом театре. А потом Маре и председатель жюри, ваш блистательный режиссер Григорий Чухрай, устроили маленькую “революцию” – вручили Большой приз гениальному фильму “8 1/2”, хотя, знаю, в Кремле были против этого.

Сейчас другие времена . Город неузнаваемо изменился. Стал действительно европейским. Вот только много автомобильных пробок на дорогах. Этим Москва мне напомнила Париж. Я рада безусловно, что Изабель Юппер удостоена премии имени Станиславского. Это большая честь. Я ведь была сопродюсером на одной из ее первых картин.

– Скажите, пожалуйста, а с кем из коллег вам работалось особенно легко?

– Разумеется, с Мишелем Пикколи. А до него – с Синьоре и Монтаном, Жаном Маре, Луи де Фюнесом, Жаном-Полем Бельмондо (“Нежный подонок”), Филиппом Нуаре. То был важный для меня фильм, на съемках которого я познакомилась с Марком Сименоном, сыном известного писателя. После съемок мы уехали отдыхать покататься на лыжах в Альпах и больше не расставались. Скоро у нас юбилей – тридцать лет как мы вместе. Я сыграла в шести его фильмах.

-– Не хотелось бы поработать в русской картине?

– Поработать с вашим режиссером, сыграть в русском фильме – это замечательно. Но надо, конечно, выучить русский язык, иначе ничего не получится. Мама еще в детстве советовала мне учить русский язык, чтобы читать вашу классику на языке оригинала. У вас столько романов, где есть замечательные женские образы. Увы, они прошли мимо меня.

– А российское кино вам знакомо?

– Современное кино мне мало известно. Конечно, я знаю тех, кто на слуху, – Никита Михалков, Андрон Кончаловский, Татьяна Самойлова, Олег Меньшиков… Мне больше нравится старое советское кино. Еще, правда, купила кассеты с советскими фильмами о комиссаре Мегрэ, где играет ваш знаменитый актер, кажется, Тенин. Виденные фрагменты с его участием покорили меня. Да и Жорж Сименон хвалил этого артиста.

Сейчас стало модным, когда популярные актеры дебютируют в качестве литераторов. Есть удивительные книги, в которых знаменитости рассказывают о своей жизни – Эдит Пиаф (“Моя жизнь”, “На балу удачи”), Ив Монтан (“Солнцем полна голова”), Марлен Дитрих (“Моя азбука”), Галина Вишневская (“Галина”). А вот художественные произведения, написанные артистами, большая редкость. Правда, у нас изданы два романа Марины Влади. Увидим ли мы на русском языке ваши книги? О чем они?

– Рассказать о себе интересно и талантливо всегда не просто. В моей библиотеке есть книги, перечисленные вами. Их авторы – гениальные мастера в своей области. Мои книги несколько иные. Первая – “Лилия из Харькова” – посвящена маме. Это была уникальная во многом женщина. Ее жизнь – авантюрно- драматический роман, который мог бы стать сценарием многосерийного фильма. Ей много пришлось пережить, но она с честью выдержала все испытания. А еще эта книга – акт преклонения перед женщинами-славянками.

Вторая книга – “Секретные ящички”. В ней я рассказываю о себе, своем детстве, бурной юности, молодости. Она заканчивается встречей с Марком Сименоном. В книге я ничего не приукрашивала, а рассказала все, как есть. Всего в этой жизни я достигла собственным трудом.

Третья книга – о животных. Мы с мужем обожаем всякую живность – и собак, и кошек, и львов, и лисиц, и сов, и голубей… Животные беззащитны, они не в состоянии пожаловаться на свои беды и боль.

Четвертая книга в стадии работы. Название “Ловушка”. Я пишу ее в соавторстве с медиком, специалистом по наркологии. Книга построена в форме диалога между доктором и женщиной, которая пытается спасти от страшного недуга своего мужа. Мой любимый супруг, к несчастью, тоже страдал алкогольной зависимостью. Это нелегко вспоминать. Он летел куда-то вниз. Мне надо было остановить это падение. Для России, знаю, эта проблема тоже актуальна.

– А какие фильмы смотрит мадам Демонжо?

– В кинотеатрах бываю крайне редко. Все, что меня интересует, смотрю на видео.

– В Москве что-то забавное с вами произошло?

– Да, вы знаете, меня “потеряли” в аэропорту Шереметьево. Представители дирекции ждали меня в VIP-зале, а я на встречу на высшем уровне не рассчитывала, и поэтому скромно встала за багажом с остальными пассажирами… А еще я побывала в зоопарке – он у вас замечательный, прошлась по улицам. В Москве так много красивых мужчин и женщин.

– Спасибо, что вы согласились на интервью. Скажите, какие пожелания вы хотели бы услышать от нас?

– Любовь в моей жизни присутствует. Достаток в доме имеется. Заняться есть чем – съемки, работа над книгой. Мне 29 сентября исполняется семьдесят два года. Я не хочу кокетничать по поводу моего возраста, а вот здоровье мне не помешает.

– Тогда мы желаем вам отменного здоровья и везения во всех ваших делах.

***

Когда я шел на встречу с актрисой, попытался найти хоть несколько строк о ней в “Киноэнциклопедическом словаре” 1986 года издания. Оказалось, что не такой актрисы. Тогда я взял “Кинословарь”, изданный на двадцать лет раньше. И во втором томе в разделе “Дополнения” нашел имя Милен Демонжо. Как такой актрисы могло не оказаться в официальных справочниках, не совсем понятно. Будем считать, что это “издержки производства”. Но главное, что мы, зрители, знаем и помним многие роли этой красивой и талантливой француженки. А визит дамы в нашу столицу и вовсе стал настоящим подарком для всех любителей кино.

Владимир ВАХРАМОВ.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Дуэт двух сердец
Бык и Юпитер
Записки патриота


««« »»»