ЧЬЯ РУБАШКА БЛИЖЕ К ТЕЛУ

СЕЙЧАС – ЗАМОРСКАЯ, А СТАНЕТ, ВОЗМОЖНО, НАШЕНСКАЯ

ВИТРИНЫ СИЯЮТ, А СЫРЫ ЗАСИЖЕНЫ…

Зарубежные специалисты по маркетингу дают нашим коммерсантам совет: объединяйте свои средства в масштабах отрасли и пропагандируйте свой, отечественный товар. Но производители шоколада или трикотажа все равно отнекиваются, ссылаясь на бедность. И сидят при своем товаре, глядя, как сжимается “шагреневая кожа” розничного товарооборота. А где-то неподалеку преет на фабричном складе товар по сходной цене…

А уж торговцы и подавно скупятся на рекламу. Не так давно отделение маркетинга и рекламы Международной академии информатизации взялось за разработку комплексной программы “Сделано в России” – по пропаганде, информации и защите отечественных товаров. Академиков можно посчитать романтиками. А может, они куда точнее политиков прогнозируют, что “сникерсов” мы уже накушались, теперь надо дать ладу тому, что у нас есть и что можно приумножать – если приложить руки и голову…

Куда активнее, чем в магазинах, идет торговля на рынках. Их доля в общем объеме розничного товарооборота в 1995 году составила 27% против 26% в 1996 году. На рынках население приобретает 76% от всего объема покупок одежды, 61% – обуви, 68% – трикотажных изделий, 44% – фруктов, 30-34% – мяса, растительного масла, овощей, картофеля, 14 – 21% масла животного и яиц, 6-9% – колбасных изделий, сахара и кондитерских изделий.

Намедни я впервые в жизни покупал мясо в магазине с “черного хода”. В гастроном на нашей улице, обзываемый теперь супермаркетом, я захаживаю пару раз в неделю, преимущественно за мясом. Тут и продавщица внимательная, и мясник постоянно отирается в торговом зале. К нему-то обычно и обращаюсь за советом. В этот раз я вроде и не привередничал, но мясник, перехвативший мой разочарованный взгляд на прилавок, широким жестом пригласил меня пройти в подсобку. Спросил: “По пятнадцать тысяч за кило возьмешь?”, а на ценнике – 12 тысяч. Я согласился. И через несколько минут прямо на своем рабочем месте мастер топора отчекрыжил мне замечательный оковалок. Деньги сунул в карман замызганного халата и пригласил приходить еще.

Смею вас заверить, что данный факт – вовсе не отрыжка совторговли, а свидетельство качественно новой ситуации за прилавком, вполне отвечающей текущему моменту в экономике. Мясник прекрасно знает, что за ту же цену я могу купить отличное на вид мясо у двух-трех хохлушек, разложивших свой товар прямо у порога гастронома, могу съездить на базар к Киевскому вокзалу, где выбор широчайший, а цены лишь чуть-чуть выше магазинных. Но в гастрономе мясо – мороженное, а на рынке – парное.

Короче, за покупку в подсобке переплатил я совсем ничего, если учесть, что в качестве, по сравнению с товаром на прилавке, выгадал. Собственно, что мы знаем о качестве? Глубоко замороженное мясо в магазине – импортное, а на рынке – доморощенное. Но на каком лужке паслись те коровы – кто ж их знает… В обоих случаях было бы наивно спрашивать сертификат. И вообще, в данном случае я поступил патриотично, не купив мясо у граждан из ближнего зарубежья, а поддержал материально отдельно взятого представителя персонала приватизированного коммерческого предприятия, испытывающего трудности с оборотом товаров и денег.

“СВОБОДНА, НАКОНЕЦ-ТО СВОБОДНА!”

Задержки с выплатой зарплаты миллионам россиян – это хотя и очень близкая, но другая тема. Я же хочу вести речь о спаде оборота самой торговли, оказавшейся, как всегда, между молотом спроса и наковальней товарного предложения. Наш во все времена вонючий гастроном, перелицованный в супермаркет, вначале пытался угождать людям состоятельным, заполнив прилавки импортными колбасами и прочим товаром. Но улица наша не очень бойкая, потому баночки с красной и черной икрой, другие деликатесы пылятся на витрине уж который год. А вот старушки из соседних домов заходят то и дело: то в складчину покупают одну селедочку, то на двести грамм карамели разорятся… Хозяину магазина пришлось выставлять в продажу уже давно не дефицитную гречку, перловку и даже овес. А на крупы торговая “накидка”, можно сказать, копеечная, иначе не купят. Ведь теперь мешками никто не запасает этот “стратегический товар”.

Ныне, в отличие от всех прежних времен и даже новейшей рыночной истории, государство почти не устанавливает ограничений на размер торговой наценки. Можно даже сказать, что ее диктует покупатель, “голосуя ногами” против не глянувшихся ему ценников. Можно радоваться, не так ли? Вот-де это и есть подлинная свобода торговли, экономическая демократия, когда не эти корыстолюбивые купцы диктуют нам, что и по сколько штук в одни руки отпускать, а мы, зажав в руках кошельки, решаем – кому из торговцев отдать предпочтение.

Увы, выбираем все чаще – самые низкие цены. Пусть товар неказист, зато по карману. Поэтому около 27% покупок россияне делают не в магазинах, а на рынках. А уж там тем более покупатели отдают предпочтение охаиваемому нынче импорту. Россия и впрямь стала свалкой ширпотреба со всего мира. Именно такие товары на барахолках турецких, китайских, индонезийских и других городов расхватывают “челноки” – основная движущая сила нашего рынка. Их багаж, предназначенный якобы для личных нужд, легко минует рогатки контроля на границе. На это власти долго закрывали глаза: как же, у нас промышленный спад, а эти люди одевают всю страну…

Но потом додумались, что “челноки” в своей бесконтрольности “обувают” казну на громадные суммы, и намерились установить фискальный контроль за шоп-турами – при заполнении пассажирской таможенной декларации. Скоро при ввозе физическим лицом товаров на сумму свыше 1000 долларов придется платить 5 экю с 1 килограмма, а свыше 2000 долларов – уже по 10 экю. Калькулируйте новые цены на рынках!

Прощаться с не очень дорогим товаром придется и из-за строгостей к фирмам-импортерам. Теперь юридическим лицам все сложнее дурачить государство при оформлении грузовой таможенной декларации. А средневзвешенная ставка таможенного тарифа вот-вот опять подрастет – процентов на двадцать. А там, глядишь, возьмутся власти и за контрабандистов.

До реального ужесточения порядков когда еще дело дойдет? Но у нас даже озвученные намерения правительства уже дают отмашку скачку цен. Даже если был фальстарт, рынок заставляет покупателей расплачиваться за его коммерческие риски. Потому-то по многим товарам мы уже и впрямь “обогнали Америку”.

Однозначной ситуацию в торговле считать никак нельзя. Страна большая, потому ценовые различия по регионам весьма пестрые. По отдельным видам овощей, молоку, творогу – в 7-11 раз, говядине, яйцам, хлебу, водке, соли и картофелю – в 4-6 раз, мясу птицы, растительному и животному маслу, сахару, муке – в 2-3 раза. За минувшие пять лет эти различия несколько сократились – преимущественно на “простой продукт”. Но и по ним ударят недавно повышенные тарифы на пассажирские перевозки. А уж по промтоварам – тем более. Хотя многим из них дальше дорожать уже некуда. Следовательно, оголятся прилавки. Дефицит при изобилии – каково, а?

Нельзя сказать, что торговцы сидят сложа руки. Они настойчиво просят кредита у промышленности: “Дай товар без предоплаты!” И сами, хотя и робко, начинают открывать кредит покупателю, предлагая холодильники, стиральные машины, газовые и электрические плиты, мебель… Бизнес этот рискованный и распространения еще не получил. Но надо же сдвинуть с места залежавшуюся товарную массу! И уж прямой резон заниматься продажей по подобной методе иным заводам – с условием фирменного обслуживания, гарантий и других приемов привлечения покупателей. Тем более, что предложить есть что.

СДЕЛАНО В… ГДЕ-ГДЕ?

Сейчас ну совсем легко прогнозировать поворот властей лицом к отечественному товаропроизводителю. Еще два-три года назад слова эти были ругательными. Нынче эксперты, не только правительственные, настойчиво разыскивают среди статистических показателей признаки выздоровления экономики. Достижения “политики стабилизации” могут показаться особенно впечатляющими на фоне показателей развития потребительского рынка.

Вот они. Розничный товарооборот в 1995 году по сравнению с 1994-м сократился на 7% – это в сопоставимых ценах. Доля расходов населения на питание составила 52% против 47% в 1994-м, а доля расходов на непродовольственные товары уменьшилась с 40 до 32%. Меньше оборот – ниже доходы. С 4,7 до 3% за два года сократилась рентабельность торговли – выгоднейшего во все времена дела! Ее работники по уровню зарплаты скатились аж на 15-е место. Вот и доторговались…

Теперь-то вам понятно, почему мясник сманил меня от прилавка в свою “творческую лабораторию”? Привычным методом он старается компенсировать себе скудность зарплаты. Вот вам и частная лавочка..

Резюме: такая вот бедная, убогая торговля не в силах выступать в качестве солидного заказчика промышленности. А не имея выверенного по компасу спроса заказа от торговли, заводы и фабрики, способные изготовить что-то стоящее, не в силах разворачивать производство.

То и дело узнаю, что какая-нибудь фабричка в глухой провинции успешно шьет, лудит, паяет товар, находящий сбыт отнюдь не в Монголии или Заире, а в США, Великобритании, Германии, Франции, получает престижные международные награды… Понятно, что зачастую дело именно в дешевизне российских изделий. Ведь у жителей Урюпинска или Сарапула заработки куда меньше, чем у населения Филадельфии или Парижа, да зато своя картошка в подполе, куры-свиньи в сарайчике.

Между прочим, в малых городах России продовольственные магазины могут поразить посетителя почти полным отсутствием покупателей при широчайшем выборе товаров. А очередь если и увидишь, что разве что за ватными брюками, носками из хэбэ, сорочками из фланели. А то и за свежемороженной килькой, которая годится и на жареху, и на ушицу, и на посол… На большие, по местным меркам, заработки по магазинам не шикуют. Когда провинциальный заводик попадает в рыночную “струю”, то нередко обзаводится собственной лавкой, мелкооптовым складом – для снабжения “своих”. Зачем? А чтобы еще больше оптимизировать бюджет своих работников, не настраивать их на требование поднять зарплату. Ведь дешевизна производимого товара, обусловленная невысокой долей оплаты труда в калькуляции завтра, крайне нужна для удержания покупателя. Так что главное – не разбаловать людей!

КТО ГРОМКО КРИКНЕТ С “КОЧКИ РОСТА”?

В трясине промышленного спада таких вот “точек роста”, твердых кочек становится все больше. Но кому они известны своим товаром? Сейчас правительство поощряет частое проведение оптовых ярмарок, на которых коммерсанты заводов и фабрик встречались бы с оптовыми торговцами, завязывали связи. Но умудренные опытом оптовики зачастую отказываются от даже добротного товара – он не “раскручен” рекламой, не оказался еще на слуху у потребителя. С таким недолго затовариться и вылететь в трубу. А на рекламу и исследования спроса покупателей у заводов и фабрик денег нет. Последняя фраза в деловых кругах произносится, как говорится, “однозначно”.

Николай ОЛЕЙНИКОВ,

кандидат экономических наук


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПОДАРИТЕ СЕБЕ ЗДОРОВЬЕ
БОГЕМНЫЙ ЧЕЛОВЕК ИЗ “ПОДМОСКОВЬЯ”
АВАНТИ: потеряйте голову от счастья!
УКРАДЕННЫЙ КОНЬ
“НАРИСУЙТЕ МНЕ ЦВЕТОК”. ШАХРИН: “Я КЕНГУРУ РИСОВАТЬ НЕ УМЕЮ”
“САМЫЙ ЧЕЛОВЕЧНЫЙ…” “ГЕНИЙ ЗЛА”?
Насколько эффективно сможет использовать майские праздники оппозиция?
ВЫХОД ИЗ КРИЗИСА: ВЛАСТИ НЕ ХОТЯТ, ОППОЗИЦИЯ НЕ МОЖЕТ
ВЕЧНО ГРЯДУЩИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ
НАДО ЛИ ПРЕЗИДЕНТУ БЫТЬ УМНЫМ И ПОРЯДОЧНЫМ?
ХИТРЫЙ ВИЗИРЬ
ДОМАШНИЙ ДОКТОР С ФОНЕНДОСКОПОМ И… КОМПЬЮТЕРНЫМ ТОМОГРАФОМ
МАКС НЕ ЛЮБИТ ГРУППУ “КУИН”
НОВЫЙ ВИТОК ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
КАКОЙ СОЦИАЛИЗМ МОЖЕТ ВЫРАСТИ НА РОССИЙСКОЙ ПОЧВЕ?
ЕСТЬ В ГРАФСКОМ ПАРКЕ ИНСТИТУТ…
О пользе детского каприза
Видео-65
НЕГАТИВНОЕ ОЧАРОВАНИЕ “БОНИ НЕ М”
КТО ЕСТЬ КТО?
“Экспорт-Импорт Банк” американского правительства оказывает…
СТРАХУЙТЕСЬ НА ЗДОРОВЬЕ
НОЧНАЯ ЗВЕЗДА “ПАРТИЙНОЙ ЗОНЫ”
ПРЕЗИДЕНТ ЕЛЬЦИН В ЛОВУШКЕ МИРНОГО ПЛАНА ПО ЧЕЧНЕ
РЕГИОНАЛЬНОЕ ТВ РАСШИРЯЕТ ГРАНИЦЫ
С “ЕЛОЧНОГО БАЗАРА” В “МЕГАПОЛИС”
ПРОГУЛКИ ПО РУССКОМУ ПАРИЖУ
КАЗАХСКО-АНГЛИЙСКАЯ СВАДЬБА ИРИНЫ САЛТЫКОВОЙ
УЧЕНЫЙ И КРЕСТЬЯНИН
ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА. КТО КОМУ ДОЛЖЕН?


««« »»»