Лукино Великолепный

Один из основоположников итальянского неореализма Лукино ВИСКОНТИ умер 17 марта 1976 года в Риме от сильной простуды. А родился он в Милане 2 ноября 1906 года. “Послужной список” великого режиссера огромен, почти неправдоподобен.

Семнадцать кинофильмов, вошедших в золотой фонд мирового кино. Шестьдесят три драматических спектакля от “Медеи” Еврипида до “Преступления и наказания” Достоевского, “От трамвая “Желание” Уильямса до “Вишневого сада” Чехова. Два балета, и вслед за дебютом “Весталки” – целый оперный репертуар: “Травиата”, “Фальстаф”, “Трубадур”, “Дон Карлос”, “Макбет”, “Симон Бокканегра” Верди, “Анна Болейн” Доницетти, “Сомнамбула” Беллини, “Свадьба Фигаро” Моцарта, “Манон Леско” Пуччини, “Ифигения в Тавриде” Глюка, “Саломея” и “Кавалер роз” Рихарда Штрауса и др. оперы. Учитывая, что Лукино Висконти участвовал в написании сценариев своих фильмов и часто сам был сценографом и художником по костюмам в оперных постановках, объем его работы поистине титаничен. Недаром великих итальянских режиссеров Висконти, Федерико Феллини и Микеланджело Антониони часто сравнивают с гигантами эпохи Возрождения – Леонардо да Винчи, Рафаэлем и Микеланджело.

Лукино вырос в очень именитой семье. Отец, граф дон Джузеппе Висконти ди Модроне, принадлежал к старейшему аристократическому роду Италии. Над порталом палаццо Висконти на виа Черва – средневековый фамильный герб: ядовитая змея, випра, жалит сарацина. Это были те самые Висконти, властители Ломбардии и герцоги Миланские, чьи имена вписаны в тысячелетнюю историю Италии. Щедрой меценаткой была мать, донна Карла, первая дама Милана, чьи ум и образованность искупали “скромное” происхождение из семьи сказочно разбогатевших аптекарей. Она устраивала домашние концерты, куда приглашались знаменитости Италии, музыкальные вечера, любительские спектакли и костюмированные балы – все это Лукино наблюдал в отчем доме с детства. Мать любила рассказывать сыновьям о певцах своей юности или о том дне, когда весь город провожал траурный кортеж Джузеппе Верди. А в летнем поместье Кастелло ди Джаццано отец построил на руинах старинного замка нечто напоминающее декорацию “Трубадура”. Можно ли удивляться в таком случае, что эту оперу Лукино будет всегда называть своей “первой любовью”.

Вся семья, конечно же, музицировала. Лукино много и серьезно читал, знал наизусть трагедии Шекспира, прекрасно рисовал. Но с будущим определился не сразу. Была кавалерийская школа, гусарство, но жизнь неотвратимо вела его к творчеству. В 1942 году он снял свой первый фильм, в 1945-м поставил свой первый драматический спектакль. В 1954-м переступил порог своей истинной альма-матер – миланского оперного театра “Ла-Скала” в качестве постановщика оперы “Весталка” с Марией Каллас в заглавной роли. С ней же он ставит “Сомнамбулу”, “Травиату”, “Анну Болейн”, “Ифигению в Тавриде”. Именно эти спектакли сделали Каллас, как о ней писали, божественной. Искусство этой выдающейся певицы XX столетия сформировалось в школе Висконти. Их имена неразделимы.

Много великолепной классической музыки звучит во всех фильмах режиссера: “Самая красивая” (в главной роли Анна Маньяни), украшенная фантазией на темы “Любовного напитка” Доницетти; “Людвиг” с музыкой Вагнера; “Смерть в Венеции” – бродячие певцы музыкально иллюстрируют происходящее на экране; “Невинный” – прозрачная моцартовская “Соната ля мажор” и переливы “Фонтанов” Листа украшают содержание кадров… Лишь в одном фильме – “Рокко и его братья” он позволил себе взять современного композитора. Но это была музыка великого Нино Рота.

Висконти любил своих актеров. И все они, без исключения, сыграли свои лучшие роли в его фильмах – Роми Шнайдер (“Людвиг”), Клаудиа Кардинале (“Леопард”, “Сыновья Большой медведицы”), Сильвана Монгана и Доминик Санда (”Семейный портрет в интерьере”), Анни Жирардо (“Рокко и его братья”), Лаура Антонелли (“Невинный”). Американец Берт Ланкастер по-новому открылся в картинах Висконти “Леопард” и ”Семейный портрет в интерьере”. Алена Делона он сделал суперзвездой, сняв в фильмах “Рокко и его братья” и “Леопард”. Смазливого австрийца Хельмута Бергера он сделал актером, доверив ему главные роли в лентах “Людвиг”, “Гибель богов” и ”Семейный портрет в интерьере”.

Возможно, не все зрители знают, что “чеховиана” Марчелло Мастроянни открылась, когда никому не известный студент-любитель был приглашен Висконти в драматическую труппу и сыграл роли Соленого (“Три сестры”) и Астрова (“Дядя Ваня”). И в кино Мастроянни прославился сначала у Лукино в фильме “Белые ночи”, а уже потом актер стал звездой Феллини. Но в 60-е годы Марчелло вновь снимается у Висконти в “Постороннем”.

Успехи в “Ла Скала” открыли перед Висконти двери других оперных театров – “Ковент-Гарден”, “Колон”, венской “Штаатс Оперы”… С ним работают крупнейшие оперные певцы – Тито Гобби, Николай Гяуров, Борис Христов, Карло Бергонци, Эбе Стиньяни и многие другие.

Чем дальше отодвигается в прошлое гигантская фигура “Лукино Великолепного”, тем яснее видится на расстоянии масштаб художественного материка по имени “пространство Висконти”. Как-то Лукино написал в дневнике (явно под воздействием Стендаля, попросившего на его могиле сделать следующую надпись: “Он любил Чимарозу, Моцарта и Шекспира”): “Я же прошу, чтобы на моей могильной плите выгравировали: “Он любил Шекспира, Чехова и Верди”. Может быть, для кого-нибудь такая триада и показалась бы странной, но для Висконти она закономерна. Шекспир – глубина человековедения, масштаб. Чехов – человечность, поэтическая правда жизни. К Чехову Висконти испытывал, как он сам не раз говорил, какую-то особую сыновнюю нежность. Восторгался, работая над пьесами, над чеховским текстом. Ставил он и “Дядю Ваню”, и “Вишневый сад”, и “Лекцию о вреде табака”. Белоголубым свечением берез в финале, элегической прелестью осеннего сада очаровывал его знаменитый спектакль “Три сестры”. Он был настоящим эстетом – Лукино Великолепный.

Владимир СЕРГЕЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Завтра наступает всегда
Дурман
Лебедь, рак и щука
Невыездная Россия


««« »»»