Талант – штука не фабричная!

Поэт Александр ВУЛЫХ отметил 25-летие творческой деятельности. «Зашел – улыбнись!» – гласит надпись на стене лифта в его подъезде. «Уж не сам ли…?» – закрадывается в голову шальная мысль, учитывая что творчество поэта неизменно вызывает как минимум улыбку.

– Простите, а это не вы в лифте маркером написали…

– Я что, похож на человека, который пишет на стенах? (якобы грозно).

Нет, вы похожи на поэта, просто я обхохоталась пока читала ваши стихи и пародии на российские шлягеры. Кстати, вы все-таки пародист, поэт или поэт-песенник?

– И то, и другое, и третье. Поэт и поэт-песенник – работают в разных жанрах. В стихах важен второй план, а в песне нужно найти хук или шлягворд – ключевое слово в припеве, которое бы запоминалось с первого раза.

Но ничего кроме шлягер-фразы потом и не вспомнишь, а песня на хорошие стихи запоминается целиком, её можно спеть за столом, и подпевать будут все.

– Стихи талантливых поэтов действительно запоминаются сами по себе. Я с уважением отношусь к своим коллегам по цеху, но то, что сейчас звучит на FM-диапазонах, в основном, все своровано, если говорить о музыке, а если о текстах, то в массе своей – это примитивно, нет самобытности. Хлынул поток безвкусицы и беспомощности, которые сливаются в общий безликий фон, и ничего не трогает за душу. За исключением, пожалуй, нескольких имен – моего друга Трофима, Олега Митяева… Если говорить о современной поп-музыке, то одним из лучших в этом жанре я считаю поэта Карена Кавалеряна

– Вернемся к истокам. Как журналист стал поэтом?

– На эту тему есть высказывание: «Поэтом можешь ты не быть, а композитором не можешь». Поскольку композитором я быть не мог, а журналистом мог бы и не быть, я стал редактором газеты «Ночное рандеву», где в стихах писал свои редакторские колонки, цитаты из которых позже, как говорится, ушли в народ. Так случилось с известной элегией про Хулио Иглесиаса:

Солнце в поднебесье занавесилось

Давними страданиями и болями.

Хулио приехал ты, Иглесиас,

Со своими сольными гастролями?

Вот так моя ироническая лирика взяла начало на газетных страницах – это была еще не поэзия, но уже и не журналистика. Текстами песен я стал всерьез заниматься с 1991 года, когда начал работать пресс-атташе футбольной команды звезд эстрады «Старко», созданной ленинградским композитором Виктором Резниковым по образу и подобию команды итальянских эстрадных звезд. В конце 97-го года меня пригласили вести на «Русском радио» рубрику «Стих дня от Александра Вулыха». Ежедневно в 11 утра в любом состоянии нужно было отсылать на стол программному директору стихотворение на злобу дня, которое по несколько раз в день крутили в эфире. Хорошо еще, что в ельцинские времена и наша страна в целом, и президент ежедневно давали много пищи для иронической поэзии. Борис Николаевич к подобного рода юмору относился вполне лояльно.

Вы часто выступаете на поэтических вечерах вместе с Вадимом Степанцовым. Вас связывает Орден «Куртуазных маньеристов»?

– Просто выступаем вместе. У нас регулярно проходят вечера в музее Маяковского, на которых собирается много народу. Я очень люблю Вадима, мы дружим, и в творчестве мы, как альпинисты в одной связке: один «провиснет» в творческом застое, другой его вытаскивает. Чаще всего меня вытаскивает Вадик, поскольку пишу я мало…

Не так уж мало. Вы написали песни очень многим нашим звездам – Долиной, Аллегровой, Маршалу, Саруханову, Варум, Глызину. А с каким-нибудь композитором сложился такой же творческий тандем, как со Степанцовым?

– С кем доводилось, с тем и работал. Каким-то образом стихи попадали к композиторам, а песни к исполнителям. Сейчас все вообще бессмысленно: произошла серьезная монополизация российского шоу-бизнеса… И это все не вызывает никакого оптимизма. В 90-х годах эстрада была очень многоликой, что бы там не говорили. И попса, и рок-музыка, пусть во многом наивные, но имели свои лица. Было много всякого и разного. А сейчас российский шоу-бизнес приватизировали несколько человек, превратив его в свой личный бизнес, построенный на производстве всевозможных «фабричных звезд», которые сначала «раскручиваются» на телеканалах, а затем отправляются на заработки, чтобы приносить «капусту» своим хозяевам. На их «раскрутку» не надо тратить больших денег. Таким образом и обезьяну можно сделать популярной… Только надолго ли? В лучшем случае кому-то удастся удержаться на плаву некоторое время, но в основном все они исчезнут так же незаметно, как появились.

– Кстати, исчезли и харизматичные, талантливые музыканты, тот же Агутин с Варум…

– Они не исчезли… Леня Агутин – вообще, по моему мнению, один из самых талантливых музыкантов в нашей стране, так же, как и Сергей Мазаев, и Владимир Пресняков, и Андрей Сапунов, и Алексей Романов… Мы просто не видим их в телевизоре по той же самой причине: они не работают «на дядю», они сами по себе и выживают до сих пор в силу того, что у них есть аудитория, которая их помнит и любит.

– А вообще-то настоящих звезд можно «фабриковать»?

– Звезда – явление нерукотворное… Это произведение штучное, а не фабричное. На фабрике можно изготовлять болванки… Нельзя выпускать таланты, как гайки или моторы.

– Сценарии церемоний за самые сомнительные достижения в шоу-бизнесе вы писали, наверное, с удовольствием?

– Я писал сценарии к трем «Серебряным калошам» – 2001 – 2003 гг. Самой веселой, хулиганской и чумовой была «Калоша» в бассейне «Чайка». Как сценарист, я действительно оторвался по полной программе… А потом мне стало неинтересно работать с организаторами церемонии.

– Вы вообще-то оптимист?

– Во всяком случае не пессимист. Ну, что поделать, если жизнь такая? Псевдо-глубокомысленность мне не свойственна. Мои стихи ироничные, но не бессмысленные, они сочетают в себе и смех, и печальную улыбку… Они полностью органичны со мной.

– Поэзию у нас еще покупают?

– Опять же, если ты медийный персонаж, если нет – надежда на друзей и поклонников. Поэзию издавать убыточно и не выгодно. В Интернете стихи доходят быстрее… Но издавать книги все равно нужно безусловно.

– Не хотите поработать в кино, мюзиклы опять же в стихах?..

– Я уже написал мюзикл «12 стульев». Он был весьма популярен, но, прожив восемь месяцев на сцене МДМ в режиме ежедневного показа, он оказался финансово убыточным. Я не согласен с тем утверждением, что мюзикл никогда не приживется у нас в стране. Просто – это особый жанр, который требует работы высокопрофессиональных людей, хорошо знающих его специфику. В нашем случае продюсер и режиссер таковыми не являлись.

– У нас практически все занимаются не своим делом и не сильно заморачиваются на этом.

– Да, многие считают, что надо всего знать понемножку – да и ладно. Такие пришли времена.

– Дабы закончить на оптимистической ноте, не могли бы вы, как профессионал, прямо сейчас придумать посвящение нашему журналу?

– Прямо сейчас?… Пожалуйста:

Можно жить без мяса, без картофеля,

Без сырковой массы, без яйца.

Но нельзя на свете жить без «Профиля»,

Коль не хочешь потерять лица!

Анна ГОБРАШОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Синема 03-2008
Скандалы 03-2008
Северокорейский Сталин
Аким Салбиев: Фильм – это послание в будущее


««« »»»