ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ТОВАР

Товар – то, что может быть продано и куплено, что имеет потребительскую стоимость, то есть полезность. Иногда таким товаром становится невообразимое для человеческого разума – дети. Полезность такого товара для некоторых слоев населения безусловна, ибо начал существовать в последние годы особый детский бизнес. Бизнес, которым занимаются или вынуждены заниматься дети, рожден взрослыми – попрошайничество в метро, работа на взрослого в его сфере деятельности – практически рабство, детская проституция… Изуродованные тела и души детей в нашей стране – в сталинское время и в наши дни – жуткая реальность. Она заставила меня по-другому взглянуть на страницы известного романа французского классика и найти в них нечто близкое тому, что видишь, идя по городским улицам, переходам и в метро, и о чем читаешь в прессе едва ли не ежедневно.

“Кому в наши дни известно слово “компрачикосы”? Кому понятен его смысл?

Компрачикосы, или компрапекеньосы, представляли собой необычное и гнусное сообщество бродяг, знаменитое в семнадцатом веке…

“Компрачикос”, так же как и “компрапекеньос”, – составное испанское слово, означающее “скупщик детей”.

Компрачикосы вели торговлю детьми.

Они покупали и продавали детей.

Они стучались в дверь, входили, покупали ребенка, платили деньги и уносили его с собой. Сделка совершалась так, что покупателей ни в чем нельзя было упрекнуть.

Торговля детьми в семнадцатом столетии, как уже было упомянуто, дополнялась особым промыслом. Этой торговлей и этим промыслом занимались компрачикосы. Они покупали детей, слегка обрабатывали это сырье, а затем перепродавали его.

Продавцы бывали всякого рода, начиная с бедняка-отца, освобождавшегося таким способом от лишнего рта, и кончая рабовладельцем, выгодно сбывавшим приплод от принадлежащего ему человеческого стада.

Что же они делали с этими детьми?

Они делали из них уродов.

Чтобы сделать из человека хорошую игрушку, надо приняться за дело заблаговременно. Превратить ребенка в карлика можно, только пока он еще мал. Дети служили забавой. Но нормальный ребенок не очень забавен. Горбун куда потешнее.

Отсюда возникает настоящее искусство. Существовали подлинные мастера этого дела. Из нормального человека делали уродца.Человеческое лицо превращали в харю. Останавливали рост. Перекраивали ребенка наново. Искусственная фабрикация уродов производилась по известным правилам. Это была целая наука.

Для чего же?

Для забавы.

Ребенок, предназначенный служить игрушкой для взрослых, – такое явление не раз имело место в истории. (Оно имеет место и в наши дни.) В простодушно-жестокие эпохи оно вызвало к жизни особый промысел.

Оно создавало уродов, для которых закон существования был чудовищно прост: им разрешалось страдать и вменялось в обязанность служить предметом развлечения.

Долгое время компрачикосы находились почти на легальном положении…

Во времена Стюартов к компрачикосам при дворе относились довольно снисходительно. При случае правительство прибегало к их услугам… Компрачикосы обладали умением видоизменять наружность человека, и это делало их полезными целям политики. Изменить наружность человека лучше, чем убить его…

… Компрачикосы были покупателями человеческого товара, которым торговал король. Они весьма искусно устраивали внезапные исчезновения. Такие исчезновения иной раз требовались “для блага государства”. Стоявший кому-нибудь поперек дороги малолетний наследник, попав к ним в руки и будучи подвергнут ими определенной операции, становился неузнаваемым. Это облегчало конфискацию имущества, это упрощало передачу родовых поместий фаворитам. Кроме того, компрачикосы были крайне сдержаны и молчаливы: обязавшись хранить безмолвие, они твердо блюли данное слово, что совершенно необходимо в государственных делах. Почти не было примера, чтобы они выдали королевскую тайну. Правда, это соответствовало их же собственным интересам: если бы король потерял к ним доверие, им грозила бы немалая опасность.

Этот низкий промысел, бывший весьма на руку высокому промыслу, который именуется политикой, обрекался на жалкое существование, но не преследовался. Никакого надзора за ним не было, однако из виду его не упускали. Он мог пригодиться…

У них были свои особые приемы… Из рук компрачикосов выходило странное существо… Оно вызывало смех; оно заставляло призадуматься. Компрачикосы с такой изобретательностью изменяли наружность ребенка, что родной отец не узнал бы его.Иногда они оставляли спинной хребет нетронутым, но перекраивали душу. Они вытравляли природные черты ребенка, как спарывают метку с украденного носового платка.

Компрачикосы не только лишали ребенка его настоящего лица, они лишали его памяти. По крайней мере, в той степени, в какой это было им доступно.”

Роман Виктора Гюго

“Человек, который смеется”

читала Лариса КНЫШОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ВКУС СЕЗОНА”
ХРОМАЮЩИЙ БЮДЖЕТ
СБОРНИК ПОПУЛЯРНОЙ МУЗЫКИ
ПОСЛЕДНИЕ ВЫБОРЫ?..
ОЛЕГ МИТЯЕВ И КОНСТАНТИН ТАРАСОВ ПОЛУЧАТ НА КОНЦЕРТЕ “ПИСЬМО ИЗ АФРИКИ”
ОБЕЩАНИЯ СТОЯТ ДЕНЕГ. БОЛЬШИХ ДЕНЕГ
ДЖУЛИЯ ОРМОНД
ХИТ-ПАРАД “СЕМЕРКИ”-9
АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО В СТИЛЕ “ДЖАЗ БАЛАЛАЙКИ”
СИНДИ КРОУФОРД. НЕ НАЗЫВАЙТЕ ЕЕ СУПЕРМОДЕЛЬЮ
“КВАРТАЛ” В “МИРЕ РОЗОВЫХ КУКОЛ” – “УДОВОЛЬСТВИЕ ДОРОГОЕ”
“МОЕЙ ГАЗЕТЕ” ТОЛЬКО ГОД, НО ЗНАЮТ ЕЕ МНОГИЕ
“МОЕЙ ГАЗЕТЕ” ИСПОЛНИЛСЯ ГОД
АНДРЕЙ ЗУЕВ ГОТОВИТСЯ ВЫПУСТИТЬ СОЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
КТО ТЫ, САБИНА?
ИГОЛЬНОЕ УШКО ПРЕДВЫБОРНЫХ ОБЕЩАНИЙ
“НА ПЕРЕКРЕСТКАХ ВЕСНЫ” К ГРУППЕ “БРАВО” ПРИЛЕТИТ “ЖАР ПТИЦА”
Видео-МГ-59
Песня имени Константина Затулина
ДЕБЮТ DJ СЕРГЕЯ ПАРАДИ
Рецепт оздоровления: пыльца к обеду
ПРОДУКТОВАЯ ИМПЕРИЯ РАСШИРЯЕТ ГРАНИЦЫ
“НАЛИВАЙ” В МИРНОМ И ПОЛЯРНОМ
СОЮЗ ЗДОРОВЬЯ И ТРЕЗВОСТИ
ДЕЛОВЫЕ ЖЕНЩИНЫ УМЕЮТ ВСЕ!
Реинтеграция стран СНГ в конфедеративное государство


««« »»»