ХРОМАЮЩИЙ БЮДЖЕТ

По одежке протягивай ножки. Эта пословица известна, наверное, каждому. И, наверное, каждый следует ей в повседневной жизни, планируя и исполняя семейный бюджет. Да и как иначе? Нет, хочется, конечно, и отдохнуть за границей, и к модному ресторану на собственной машине подъехать, и вообще пожить красиво. Но, как было верно подмечено в одной старой комедии, наши желания далеко не всегда совпадают с нашими возможностями. Почему же этот мудрый принцип забывается многими, когда речь заходит не о своих собственных, а о государственных расходах? Сегодня за объяснением далеко ходить не надо: впереди президентские выборы.

При желании можно точно установить, кто именно первым начал атаку на федеральный бюджет. Но так ли уж, в конце концов, важно, кто сказал “а”, была ли то новая Государственная Дума, второпях принявшая решение о непредусмотренном бюджетом повышении минимальной заработной платы, или то был президент, заявивший о намерении выделить триллионы рублей и миллиард долларов на Чечню, что также бюджетом не предусмотрено, а затем пообещавший безотлагательно ликвидировать многотриллионную задолженность по зарплате? Важно, на мой взгляд, другое: наступление на бюджет идет, причем с разных сторон, и последствия этого могут оказаться самыми печальными.

Между прочим, в развернувшихся бюджетных баталиях можно, пусть на первый взгляд это покажется странным, отыскать положительный аспект. Как-то незаметно доросли мы до уровня тех вполне демократических стран, в которых именно госбюджет является обычно предметом самых острых политических битв. Желание прикоснуться к распределению бюджета отразилось в стремлении депутатов Госдумы работать в бюджетно-финансовом комитете. 50 человек – девятая часть всего списочного состава нижней палаты парламента – изъявили желание. Выходит, политики стали осознавать, что от кропотливой и вроде бы незаметной, или, скажем там, неэффективной работы над бюджетом в значительной степени зависит не только экономическая, но и социальная, и политическая обстановка в стране. Это меня радует. Огорчает другое: осознание роли госбюджета не сопровождается ростом уважения к нему как к важнейшему законодательному акту. Напротив, множится число попыток действовать в обход закона, усиливается стремление превратить бюджет в орудие достижения сиюминутных политических целей.

Данный упрек я адресую представителям как исполнительной, так и законодательной власти. Вот, скажем, приняла Государственная Дума закон о повышении минимальной заработной платы. Что же, тяжелое материальное положение большинства россиян известно каждому, потому, казалось бы, какие могут быть возражения? Дело, однако, в том, что данная индексация не была предусмотрена законом о федеральном бюджете. Поэтому, предлагая принять решение о повышении минимальной зарплаты, его инициаторы должны были предусмотреть и источники финансирования соответствующих расходов бюджета. Увы, этого сделано не было. Возможно, инициаторам принятия закона кажется, что они заняли абсолютно беспроигрышную позицию: пусть даже Совет Федерации с полным на то основанием и не согласился утвердить этот законодательный акт, но депутаты Думы, дескать, свою функцию исполнили, о народе позаботились. Но чего стоит эта забота, если закон все равно невозможно выполнить?

Справедливости ради надо заметить, что президент, призванный быть гарантом законности, порой обходится с этой законностью ничуть не более, если не менее, щепетильно, чем депутаты. Решив баллотироваться на второй срок, он направо и налево раздает обещания увеличить расходы. Если стоимость закона, принятого Думой, составляет порядка 3 триллионов рублей в месяц, то общая стоимость президентских обещаний уже перевалила за 40 триллионов. И понятно, что они в большей степени так пока и остаются обещаниями. Попытка их реализовать попросту взорвет бюджет, а лучше все равно никому не станет.

Убежден, что в нынешней ситуации крайне необходимо занять принципиальную позицию в отношении тех решений и обещаний, которые связаны с увеличением расходов бюджета или их перераспределением. Если говорить о расходах на восстановление Чечни, то тут позиция, на мой взгляд, однозначна: ни копейки не должно выделяться на эти цели до тех пор, пока в Чечне продолжаются военные действия. Это, кстати, соответствует не столько даже закону, сколько элементарному здравому смыслу: чего ради федеральная власть будет что-то там восстанавливать, если потом посланные этой же самой властью войска будут только что восстановленное разрушать (а именно так сегодня и происходит)?

Вопрос с ликвидацией задолженности по зарплате и организацией своевременной и регулярной выплаты людям заработанных ими денег сложнее. Спору нет, расплачиваться с долгами нужно. И это можно делать даже при том скудном бюджете, которым мы на сегодня располагаем. Но сделать это можно лишь постепенно, на более или менее длительном временном отрезке. Однако президент, увлеченный горячкой предвыборной борьбы, пообещал, что к марту расплатится со всеми долгами и дальше все будет идти строго по графику. Иначе говоря, речь идет о каком-то единовременном усилии, резком напряжении бюджетных мышц. Президент заверил, что все источники и сроки выплат очень четко рассчитаны и определены. Но я с этим бюджетом работаю и знаю, что возможностей для выполнения президентских обещаний – а на это нужно примерно 20 триллионов рублей ежемесячно – в нем сейчас нет. Более того, основная часть задолженности по зарплате приходится не на бюджет, а на сами предприятия. Это проблема неплатежей или убыточности конкретных производств. Решить ее за один-два месяца нереально.

А что есть, что можно реально сделать? Собственно говоря, вариантов не так уж и много. Либо осуществить необеспеченную масштабную эмиссию, либо попытаться перераспределить то, что есть в бюджете, то есть пустить на зарплату средства, предназначенные, скажем, на инвестиции либо на какие-то иные цели. Видимо, о полной неприемлемости первого варианта не стоит и говорить: даже неэкономисту понятно, к чему приведет раскрученная спираль инфляции. Что касается второго варианта, то здесь как раз и нужны четкость, методичность и опять же время, иначе мы рискуем извести под корень целые отрасли. А добьемся того, что временное облегчение положения одних будет достигаться за счет других. Собственно говоря, именно так произошло в случае с недавними сверхплановыми выплатами компании “Росуголь”. Да, бастовавшие шахтеры получили 600 миллиардов, но ведь эти деньги не из воздуха взялись. А взялись они из трансферта, предназначенного российским регионам, но в результате дошедшего до них на месяц позже. Шахтеры при деньгах, зато врачи и учителя в дотационных регионах – а таких сейчас в России большинство – по два месяца сидели без зарплаты.

В сражениях, развернувшихся вокруг бюджета, в особенности вокруг зарплаты, есть и еще одна сторона – кадровая. Видимо, президент и его ближайшее окружение осознают, что выполнить розданные обещания окажется чрезвычайно трудно, если вообще возможно, потому и развернули активную кампанию по поиску стрелочников, которым – в полном соответствии с давней российской традицией – придется за невыполнение отвечать. Найти стрелочника – дело нехитрое. Вот, скажем, попал под горячую руку руководитель федерального казначейства. Ну и что с того? Можно еще отправить в отставку все руководство Министерства финансов, а заодно и руководителей Минтруда и Минэкономики. Но разве от этого денег в бюджете прибавится? Нет, денег больше не станет, зато те профессионалы, что еще остались в госаппарате, могут обратиться в повальное бегство. И их можно понять: почему чиновник, пусть даже высокопоставленный, должен отвечать за то, что президент дает заведомо невыполнимые обещания?

Вообще понять можно многое и многих. Понятны популистские настроения и поступки депутатов, представляющих некоторые крупные политические партии, понятны такие же настроения и поступки президента: впереди выборы, ставка чрезвычайно высока. Отсюда стремление всеми правдами и неправдами привлечь избирателя на свою сторону. Но понять еще не означает принять. С моей точки зрения, попытки воздействовать на электорат обещаниями раздачи денег из федерального бюджета совершенно неприемлемы. Мало того, что они безнравственны (а как еще назвать обещание дать другим то, что тебе не принадлежит?), они еще и беззаконны. Между тем именно в нынешней предвыборной ситуации, и без того достаточно сложной, закон о бюджете следует исполнять особенно четко и неукоснительно. Россия – это не Соединенные Штаты, где бюджетный кризис разрешается вполне мирными средствами. В сегодняшней России столкновения вокруг бюджета могут, к сожалению, легко перерасти в открытое политическое противостояние президента и – в большей части – оппозиционного ему парламента. А у всех, я думаю, еще свежи воспоминания о том, чем такое противостояние может закончиться.

Безусловно, нынешний российский бюджет несовершенен. Я это хорошо знаю. Более того, у меня, возможно, больше, чем у других, есть оснований для его критики, потому что во время его принятия я голосовал против. Но ведь недаром древние говорили: закон суров, но это закон. Нравится он нам или нет, но его надо исполнять. И все попытки каким-то образом изменить, усовершенствовать закон о федеральном бюджете должны полностью соответствовать законодательно установленной процедуре. И лучше думать о пополнении доходов – делить-то мы все давно научились. А лихие кавалерийские наскоки, которые предпринимаются сейчас, возможно, и способны принести кому-то краткосрочные политические дивиденды, но для данного бюджета, а значит – и для государства, обернутся в конечном счете неизбежными и тяжелыми потерями.

Михаил ЗАДОРНОВ,

председатель комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам

Государственной Думы


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ДЕБЮТ DJ СЕРГЕЯ ПАРАДИ
Рецепт оздоровления: пыльца к обеду
ДЕЛОВЫЕ ЖЕНЩИНЫ УМЕЮТ ВСЕ!
“НАЛИВАЙ” В МИРНОМ И ПОЛЯРНОМ
СОЮЗ ЗДОРОВЬЯ И ТРЕЗВОСТИ
“ВКУС СЕЗОНА”
Реинтеграция стран СНГ в конфедеративное государство
СБОРНИК ПОПУЛЯРНОЙ МУЗЫКИ
ПОСЛЕДНИЕ ВЫБОРЫ?..
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ТОВАР
ОБЕЩАНИЯ СТОЯТ ДЕНЕГ. БОЛЬШИХ ДЕНЕГ
ОЛЕГ МИТЯЕВ И КОНСТАНТИН ТАРАСОВ ПОЛУЧАТ НА КОНЦЕРТЕ “ПИСЬМО ИЗ АФРИКИ”
ХИТ-ПАРАД “СЕМЕРКИ”-9
ДЖУЛИЯ ОРМОНД
СИНДИ КРОУФОРД. НЕ НАЗЫВАЙТЕ ЕЕ СУПЕРМОДЕЛЬЮ
АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО В СТИЛЕ “ДЖАЗ БАЛАЛАЙКИ”
“МОЕЙ ГАЗЕТЕ” ИСПОЛНИЛСЯ ГОД
“КВАРТАЛ” В “МИРЕ РОЗОВЫХ КУКОЛ” – “УДОВОЛЬСТВИЕ ДОРОГОЕ”
“МОЕЙ ГАЗЕТЕ” ТОЛЬКО ГОД, НО ЗНАЮТ ЕЕ МНОГИЕ
ИГОЛЬНОЕ УШКО ПРЕДВЫБОРНЫХ ОБЕЩАНИЙ
АНДРЕЙ ЗУЕВ ГОТОВИТСЯ ВЫПУСТИТЬ СОЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
КТО ТЫ, САБИНА?
Песня имени Константина Затулина
“НА ПЕРЕКРЕСТКАХ ВЕСНЫ” К ГРУППЕ “БРАВО” ПРИЛЕТИТ “ЖАР ПТИЦА”
Видео-МГ-59
ПРОДУКТОВАЯ ИМПЕРИЯ РАСШИРЯЕТ ГРАНИЦЫ


««« »»»