СКОЛЬКО ЛЕТ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЕ?

В основе повестей Льва Толстого, отрывки из которых предлагаются вниманию читателей, – события из истории войны за присоединение Кавказа к России, длившейся с 1819 по 1864 год.

“Кавказский пленник” знаком каждому едва ли не с пятого класса. Но вряд ли кто-нибудь из нас, читая в детстве о мытарствах в плену русских солдат Жилина и Костылина, мог подозревать, что проблема пленных русских на Кавказе, выкупа, обмена заложниками, не говоря уж об убитых, в наши дни будет так же актуальна.

Создавая повесть “Хаджи-Мурат”, Л.Толстой писал, что его очень занимает параллелизм двух противников той эпохи – Шамиля и Николая I, “представляющих вместе как бы два полюса властного абсолютизма – азиатского и европейского”.

Почти полтора века отделяют нас от предательства Хаджи-Мурата, от той войны с чеченцами. И вот Россия снова воюет с Чечней. И вновь нас занимает параллелизм – той и этой войны, азиатского и европейского… тоже властного абсолютизма? Или чего-то другого? Что напишут об этих событиях спустя сто пятьдесят лет историки, писатели?

“На Кавказе тогда война была. По дорогам ни днем, ни ночью не было проезда. Чуть кто из русских отъедет или отойдет от крепости, татары или убивают, или уведут в горы. И было заведено, что два раза в неделю из крепости в крепость ходили провожатые солдаты. Спереди и сзади идут солдаты, а в середине едет народ.”

“Всем было известно, что весь Даргинский поход, под начальством Воронцова, в котором русские потеряли много убитых и раненых и несколько пушек, был постыдным событием, и потому если кто и говорил про этот поход при Воронцове, то говорил только в том смысле, в котором Воронцов написал донесение царю, то есть, что это был блестящий подвиг русских войск. Словом же “выручка” прямо указывалось на то, что это был не блестящий подвиг, а ошибка, погубившая много людей. Все поняли это, и одни делали вид, что не замечают значение слов генерала, другие испуганно ожидали, что будет дальше; некоторые, улыбаясь, переглянулись”.

“– Очевидно, план, составленный вашим величеством, начинает приносить свои плоды, – сказал Чернышев.

Эта похвала его стратегическим способностям была особенно приятна Николаю, потому что, хотя он и гордился своими стратегическими способностями, в глубине души он сознавал, что их не было…

… гордился и тем планом своей экспедиции 45-го года и планом медленного движения вперед, несмотря на то, что эти два плана явно противоречили один другому. Постоянная, явная, противная очевидности лесть окружающих его людей довела его до того, что он не видел уже своих противоречий, не сообразовывал свои поступки и слова с действительностью, с логикой или даже с простым здравым смыслом, а вполне был уверен, что все его распоряжения, как бы они ни были бессмысленны, несправедливы и несогласны между собою, становились и осмысленны, и справедливы, и согласны между собой только потому, что он их делал. ”

“Бутлер с своей ротой бегом, вслед за казаками, вошел в аул. Жителей никого не было. Солдатам было велено жечь хлеб, сено и самые сакли. По всему аулу стелился едкий дым, и в дыму этом шныряли солдаты, вытаскивая из саклей, что находили, главное же – ловили и стреляли кур, которых не могли увезти горцы… Немного после полдня велено было отступать. Роты построились за аулом в колонну, и Бутлеру пришлось быть в арьергарде. Как только тронулись, появились чеченцы и, следуя за отрядом, провожали его выстрелами. ”

“Переводчик говорит: “Он тебе велит домой письмо писать, чтоб за тебя выкуп прислали. Как пришлют деньги, он тебя пустит”.

Жилин подумал и говорит:”А много ли он хочет выкупа?”

Поговорили татары, переводчик и говорит:

– Три тысячи монет…

– Хозяину выкупу мало пятьсот рублей. Он сам за тебя двести рублей заплатил. Ему Кази-Мугамед был должен. Он тебя за долг взял. Три тысячи рублей, меньше нельзя пустить. А не напишешь, в яму посадят, наказывать будут плетью.

“Эх, – думает Жилин, – с ними, что робеть, то хуже.” Вскочил на ноги и говорит:

– А ты ему, собаке, скажи, что если он меня пугать хочет, так ни копейки ж не дам, да и писать не стану. Не боялся, да и не буду бояться вас, собак!”

“И остался служить на Кавказе. А Костылина только еще через месяц выкупили за пять тысяч. Еле живого привезли. ”

“Бывшие там два стожка сена были сожжены; были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные им абрикосовые и вишневые деревья и, главное, сожжены все ульи с пчелами. Вой женщин слышался во всех домах и на площади, куда были привезены еще два тела. Малые дети ревели вместе с матерями. Ревела и голодная скотина, которой нечего было дать. Взрослые дети не играли, а испуганными глазами смотрели на старших.

Фонтан был загажен, очевидно, нарочно, так что воды нельзя было брать из него. Так же была загажена и мечеть, и мулла с муталимами очищал ее.

Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое же отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения.

Перед жителями стоял выбор: оставаться на местах и восстановить с страшными усилиями все с такими трудами заведенное и так легко и бессмысленно уничтоженное, ожидая всякую минуту повторения того же, или, противно религиозному закону и чувству отвращения и презрения к русским, покориться им. ”

“– Хорошего нового ничего нет, – заговорил старик. – Только и нового, что все зайцы совещаются, как им орлов прогнать. А орлы все рвут то одного, то другого…”

“… Шамиль был в отъезде. Он был в походе против русских.

6 января 1852 года Шамиль возвращался домой в Ведено после сражения с русскими, в котором, по мнению русских, был разбит и бежал в Ведено; по его же мнению и мнению всех мюридов, одержал победу и прогнал русских.

Потом приступили к главному делу: к обдумыванию мер против перехода чеченцев к русским. Для противодействия этим переходам… было составлено следующее провозглашение:

“Желаю вам вечный мир с богом всемогущим. Слышу я, что русские ласкают вас и призывают к покорности. Не верьте им и не покоряйтесь, а терпите. Если не будете вознаграждены за это в этой жизни, то получите награду в будущей… Судите по прошедшему о будущем. Лучше умереть во вражде с русскими, чем жить с неверными. Потерпите, а я с Кораном и шашкою приду к вам и поведу вас против русских. Теперь же строго повелеваю не иметь не только намерения, но и помышления покоряться русским”.

Шамиль одобрил это провозглашение и, подписав его, решил разослать его.”

Кавказские повести Льва Толстого

“Хаджи-Мурат” и “Кавказский пленник”

читала ЛАРИСА КНЫШОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“КУЛИКОВО ПОЛЕ”. СТРАСТИ НЕ УТИХАЮТ
МАЛЕНЬКИЕ ХИТРОСТИ БОЛЬШИХ ВЫБОРОВ
МЫ ПИШЕМ РУЧКАМИ ОТ “ОФИС ПРЕМЬЕР”
ТРЕТЬЕ ПОСЛАНИЕ ПРЕЗИДЕНТА
ОЖИВШИЙ МУЗЕЙ МАДАМ ТЮССО
АКЦИОНЕР ВНЕ ОПАСНОСТИ?
РОССИЙСКАЯ МАФИЯ “БЕРЕТ” ШВЕЙЦАРСКИЕ БАНКИ
УПРАВА НА “СНИКЕРС”
СОВЕТ ЕВРОПЫ И РОССИЯ: ПОМОЛВКА СОСТОЯЛАСЬ
КТО ИЗ ПРЕТЕНДЕНТОВ НАЙДЕТ ПРИЮТ В ТЕНИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ КРОНЫ?
ХИТ-ПАРАД “СЕМЕРКИ”
ИТАЛЬЯНЦЫ СНОВА В РОССИИ
УРАЛЬСКИЙ ПЛАЦДАРМ БОРИСА ЕЛЬЦИНА
СТАНЬТЕ ЖИТЕЛЯМИ НАШЕГО ГОРОДА
СТРИПТИЗ ПО-РОССИЙСКИ
ЗВЕЗДЫ И ХОББИ
ВСТУПЛЕНИЕ
ПРЕЗИДЕНТСКАЯ ВЛАСТЬ – ОРУДИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА?
ХОТЯТ ЛИ РУССКИЕ ВОЙНЫ?
Наша страна всегда любила праздновать юбилеи…
Обещания президента по погашению всех задолженностей
“В ДУМЕ ОБО МНЕ ЕЩЕ ВСПОМНЯТ…”


««« »»»