СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ВРАГ

Окончание “перестройки” знаменовало и временный конец привычного двухполюсного существования современного мира. Но тем самым было нарушено глобальное равновесие, которое поддерживало противостояние примерно равных по силе идеологических моделей, военных блоков, экономических систем государственного социализма и западного капитализма. Внешняя политика ведущих держав, потеряв прежнюю стройность и одномерность, все более напоминала полет пули со смещенным центром тяжести – поражала все, что “высовывается”, невзирая на то, необходимо ли подобное вмешательство.

Праздник западного мира, сопровождавшийся разрушением “берлинской стены”, Варшавского Договора, Советского Союза, Югославии, “империи зла” в целом, очень скоро стал выдыхаться и, наконец, обернулся тяжелым похмельем в виде войн на территории бывшей Восточной Европы и Советского Союза. Другое дело, что праздновали одни, а головы болели, и болят до сих пор, у других…

Определенное беспокойство постепенно овладевает западными столицами и населяющими их политиками. Его истоки заключаются в том, что противостояние с Восточным блоком и соответствующее двухполюсное, блоковое сознание настолько въелось в традицию европейской политической культуры, а также в экономические условия воспроизводства крупнейших корпораций ВПК (в первую очередь американских), что для поддержания здорового тонуса в целом ряде сегментов экономики и политики требуются постоянные конфликтные ситуации с неким весьма сильным и глобально ориентированным противником. Более того, вся внешняя и добрый “шматок” внутренней политики были нацелены на борьбу с коммунизмом, на его разоблачение и ниспровержение. Нынешнее поколение западных политиков также воспитано на традициях конфронтации с Варшавским Договором, и особенно с Россией (а именно так они всегда предпочитали неофициально именовать бывший СССР). Им явно теперь не хватает простой и работоспособной схемы мироустройства. А самая простая схема – это деление на “наших” и “ненаших”, т.е.политическая биполярность.

Кризис, а потом и распад СССР породили геополитическую “воронку” на территории Восточной Европы и бывшего СССР. Мировые лидеры тут же устроили “топталище” на этой “свободной” территории. Это нашло свое выражение в дележе геополитического пространства, беспардонном расформировывании “плохих” государств типа Югославии. Причем делалось это на основе каких-то старинных карт и некомпетентных заключений экспертов, “забывших” о том, где, каким образом и из-за чего разразилась первая мировая война и какие последствия все это имело для одного крупного центральноевропейского государства. Прибегали и к “перекупке” лидеров автономных республик, обретших свою независимость в ходе этой географической революции, как напрямую, так и посредством выдачи безвозвратных стабилизационных кредитов,включению экспортных секторов их экономик в систему транснациональных корпораций.

Надо сказать сразу и откровенно: не все могучие государства западного мира проявили одинаковое рвение в деле дезинтеграции стран Восточной Европы и СССР. Наиболее корректно вели себя, как это не покажется странным, американцы, до последнего соблюдавшие взятые на себя перед М.Горбачевым обязательства. В частности, еще летом и в начале осени 1991 года они публично не только не поощряли, а скорее, осуждали отрыв от России Украины и Белоруссии и лишь “вынужденно” смирились потом с ходом событий. Они же с большим подозрением наблюдали за германскими манипуляциями на бывшей исторической территории Австро-Венгрии. Наиболее же активными дезинтеграторами проявили себя немцы, разгоряченные и вошедшие “в охотку” в процессе слома своей Стены. Именно их заслугой (или на их совести) является распад Югославии и появление на ее территории большого числа “военных преступников”, главным образом из числа сербских военных и гражданских лидеров. Югославия, правда, давно уже проявляла тенденции к рассыпанию на этнические составляющие, но это все же не повод к использованию в цивилизованной политике старой языческой доктрины – “пошатнувшегося да подтолкни”. Тем более, что эти внешнеполитические “толчки” сопровождались существенными нарушениями Хельсинкского соглашения о нерушимости послевоенных европейских границ, которое временно забыли.

В “топталище” приняли участие не только страны Запада. Со своими собственными интересами потянулись к нам Турция, Пакистан, Саудовская Аравия, Иран, исламский мир в целом. Нельзя сказать, что эти страны кровно заинтересованы в переделе рынков сбыта, труда и сырья или радеют за успехи демократии, чем грешат движимые “духом капитализма и свободы личности” страны Запада. Интересы этих государств заключаются главным образом в другом.

На территории СССР возник в ходе “радикальной перестройки всех сторон общественной жизни” еще и идеологический вакуум, вакуум в голове, душе и сердце. То место, которое раньше безраздельно занимал марксизм-ленинизм со всеми его производными, теперь пытаются заполнить разные эклектические, а потому и малоэффективные новоделы типа “русской идеи” или “просвещенного либерализма”. Со стороны исламских государств также ведется идеологическая работа, направленная на втягивание значительных слоев российского населения в систему своих ценностных доминант, опирающихся на многовековые традиции и объединяющих разнообразные культуры. Тем более, что эти самые слои (особенно в мусульманских республиках Северного Кавказа и Поволжья) также испытывает острый духовный и идеологический голод, а их республики находятся на разных фазах национально-государственного строительства, пока еще в международно признанных границах России.

В таких условиях “мир”, который условно можно назвать восточно-христианским (т.е. русские области России, Украина, Белоруссия, Армения, Грузия), из некогда мощного и внушавшего страх геополитического и культурно-цивилизационного фактора превращается постепенно в тонкую пленочку, разделяющую “Запад” и “Восток”. Эту “пленочку” теперь и спешат разрезать на кусочки те, кто быстрее успеет и у кого уже и “ножик приготовлен”.

Запад по инерции некоторое время пытался расценивать восточно-христианский мир, уже после затухания в нем волнообразных инерций “мессианского коммунизма”, в качестве нового главного геополитического противника. Отсюда “растут ноги” у суетливой спешки по расширению НАТО на восток и унизительного добивания сербов. Но вся беда в том, что “расширители” пока еще не совсем четко определили, где именно этот самый мистический “Восток” начинается, хотя направление, должно быть при помощи компаса, выбрали верное. Пока же ответ на этот вопрос, если отбросить все околичности, звучит примерно следующим образом: “Восток начинается там, где кончается Запад”.

Все удары, которые щедро раздаются западным миром “посткоммунистическому” восточно-христианскому, за малым исключением уходят в пустоту – сопротивление практически отсутствует. Провокативные действия лишь иногда, и только в исключительных случаях, встречают хаотичное противодействие. Все вместе это иногда напоминает поединок боксера-тяжеловеса с поддоном нефасованного повидла. Единственное, что светит в ходе этого сражения нашему герою, – это возможность разбить в “противном субстрате” последние сгустки, после чего аморфная масса двинется прямо на него, но не для последнего и решительного боя, а чтобы заключить оппонента в свои липкие и сладкие объятия.

Восточно-христианскому миру не удалось сохранить свою культурную автаркичную самобытность и геополитическую целостность даже с помощью такой антихристианской идеологии, как атеистический научный коммунизм. Более того, коммунизм и подорвал последние возможности для существования такой целостности, “цивилизационный иммунитет” восточно-христианского мира, и теперь любая “пробеглая чума”, типа учителя Асахары, становится для нашего общества чуть ли не смертельным вирусом.

Что же касается мира ислама, то его возможности по сопротивлению “царской водке” западного космополитизма и потребительства еще далеко не исчерпаны, наоборот, переживают стадию подъема и ренессанса, несмотря на давление со стороны секуляризма и западной цивилизации в целом. Для того чтобы оказывать хоть какое-то достойное сопротивление этой индивидуалистической и космополитической цивилизации, восточный мир должен, опираясь на традицию, постоянно подпитываться ресурсами и идеями, а чтобы сохранять “боеготовность”, ему также необходима минимальная критическая масса напряженности и конфликтов. Хорошую службу оказывает ему в этом территориальный и внешне межконфессиональный конфликт с Израилем. Однако после “капитуляции” Египта, Иордании и ООП эта идея потеряла свою свежесть и явно нуждается в подкреплении за счет других “точек напряженности”. Тут, “к счастью”, подоспели Босния, Чечня и Алжир.

К середине 90-х годов восточно-христианский мир в целом и Россия в частности попали в неблаговидное положение стороны, за счет которой более сильные геополитические противники могут частично решать свои усугубляющиеся проблемы, не приходя к прямому столкновению между собой. Проблемы эти как морально-психологического плана (чей образ жизни является более достойным человека), так и проблемы территории и ресурсов, которые на этих территориях расположены. Более того, ряд вооруженных столкновений в России и Югославии вызывает совместное солидарное вмешательство как Запада, так и Востока. В России – это конфликт в Чечне, который, начавшись как простая борьба за власть и деньги между кланами самих чеченцев, благодаря стараниям многих персоналий приобрел характер не столько межнационального конфликта, сколь конфликта межцивилизационного.

Такие конфликты всегда отличаются большой жестокостью и неразборчивостью в средствах, идущей от глубокой убежденности сражающихся сторон в том, что их противники это “недочеловеки”, на которых (а также на их беременных женщин) необязательно распространять древние запреты и табу. Другое дело, что люди не задумываются о том, как жить потом, после всего того, что они сделали друг над другом, как не задумывались об этом американские колонисты, уничтожая индейцев. Предполагается, таким образом, что к моменту окончания конфликта противника физически “не будет”. Имеется у конфликта и пока слабовыраженная межконфессиональная составляющая, которая тем не менее позволяет чеченским лидерам привлекать для достижения своих целей большое количество нефтедолларов.

Наиболее вероятным исходом поисков достойных противников со стороны исламских и западных культуртрегеров может стать их прямая встреча, минуя исторических посредников, типа “социалистического лагеря” и восточно-христианского мира. Ставшая расхожей строка Р.Киплинга о том, что Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись, стремительно устаревает в своей второй части.

В то же время стало ясно, что Россия в ближайшее время не в состоянии породить дееспособные идеологические конструкции, которые позволили бы ей быть равноценной третьей стороной в назревающем глобальном конфликте между Западом и Востоком. Россия в ходе “перестройки” вообще почти совершенно деидеологизировалась и стала невосприимчива к “чистым” идеологиям, а поэтому и неинтересным соперником для Запада, который как раз таким идеологиям привык противопоставлять индивидуальные права и свободы, и, защищая их, заодно отстаивать свои весьма прагматические интересы. В лучшем случае в России можно говорить о возможностях регенерации достаточно жестких организационных форм управления обществом, которые бы позволили ликвидировать хаос и восстановить систему государственного управления и соответствовали состоянию ума реальных, а не идеальных россиян. Возврат к государственно-коммунистической идеологии, уже мертвой по своей исторической природе, не является выходом из положения. Он все более превращается в область ностальгических воспоминаний “о былой глобальной мощи”. “Государственное православие” (в отличие от православия как исконной веры русских и особенного образа жизни) также бесплодно на почве современной России, подготовленной всей предыдущей историей для совсем других посадок.

Отсюда, главной геополитической задачей России является уже не евразийское мессианство, разными формами которого мы были одержимы в течение последней тысячи лет, а хитрый маневр по выходу из-под синхронизированного перекрестного удара с Востока и Запада, который почти физически ощущаем в настоящее время. Россия ныне уподобляется человеку, бредущему через зыбкую трясину, когда опасность исходит от каждой кочки. Идущий же по болоту должен помнить ряд основных правил такого хождения, важнейшие из которых следующие: не торопись, не дергайся и опирайся на максимально возможное количество точек. Предпосылки для реализации примерно такого сценария имеются, причем весьма хорошие. Это в первую очередь раздробленность и противоречия внутри самих “Западов” и “Востоков”, выявить и использовать которые вполне по силам россиянам.

Что же касается Западно-Восточного прямого противостояния, то оно происходило, происходит и будет происходить, так как это, по большому счету, соответствует внутренним недекларируемым интересам самосохранения и динамичного развития этих двух “высоких сторон”. И не надо лезть в эти разборки, если они напрямую не будут касаться насущных интересов самой России и интересов ее ближайших союзников и друзей. Тем более, не надо провоцировать это противостояние: такие “провокации” – дело профессиональных и искусных политиков, которые начисто отсутствуют в современной России. Было бы весьма желательно занять благостную позицию “третьего” мира, отдав почетное “второе” место другим желающим. Самим же в это время необходимо всерьез заняться внутренним развитием, региональной интеграцией, участием в “движении неприсоединения” и прочими безобидными и полезными вещами. Заявления же типа “Россия обречена быть великой” необходимо понимать не только в плане военной мощи и необозримых просторов территории, что для нас весьма характерно, но более с точки зрения прикладных и насущных программ.

Пусть объекты для своих немеренных сил и средств ищут иные бойцы, коли кулаки чешутся и пассионарной энергии девать более некуда. А если нас попросят быть посредниками и “примирялами” в заварившейся каше, то мы согласимся… если захотим.

Николай ЛЬВОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЛИКУЮЩИЕ ПРИЗЕРЫ
Премьера очередного джеймсбондовского боевика “Золотой глаз”…
ПИРАТЫ И ПОЛИТИКИ ХХ ВЕКА
РОССИЯ И КИТАЙ: ДВУЛИКИЙ ЯНУС ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКОЙ ЭПОХИ
“ЧЕРНОЕ ЗОЛОТО” ФИЛИМОНОВА
Государственная Дума способна изменить политическую жизнь России
ФИГАРО ЗДЕСЬ, ФИГАРО ТАМ…
И ЭТО ВСЕ БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ
И ЭТО ВСЕ О НЕМ
НЕ КУРИТ, ПЬЕТ МАЛО, ЗАНИМАЕТСЯ РЕКЛАМОЙ…
МЕСТО ВСТРЕЧИ С ВАЙНЕРАМИ…
“РЕФОРМА” – КАК ЯВЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ЖИЗНИ
ЛОВУШКА ДЛЯ НАЦИИ
КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА В ДЕРЕВНЕ ЖИБИНИНКАЙ
ТУРЕЦКИЕ СТРАСТИ
ЗИМНЕЕ НАЧАЛО ЛЕТНЕЙ КАМПАНИИ
“ЯСТРЕБ” РЕФОРМ ПОКИДАЕТ ПРАВИТЕЛЬСТВО
“ЧЕЛОВЕК-АМФИБИЯ ” НА СТАРТЕ
СОМНИТЕЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ
ПАТРИОТ МОСКВЫ НЕ СТОЛИЧНОГО РАЗЛИВА
ШКОЛЬНИК ИЗ ВИННИЦЫ
Вначале небольшая цитата из газеты…
ЧЕЧНЯ В СВЕТЕ “ЛИБЕРАЛЬНЫХ РЕФОРМ”
РЕСТОРАН УЖАСОВ “МЕФИСТО”
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БУМ-БУМ
НЕСТАРЕЮЩИЙ “УМОЗРИТЕЛЬ” АДАМ СМИТ
КАЖДОЙ АКТРИСЕ ПО ПАРЕ ПРИНЦЕСС
В ЗАЛОЖНИКАХ – АБХАЗСКИЕ ГРЕКИ
КОГДА НАСТУПИТ “ДЕНЬ ПОБЕДЫ”…
КОНИ ПОКА СТОЯТ
СПАСЕНИЕ В НЕВЕЖЕСТВЕ?
ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
МИСС И МИСТЕР СИНЕМА: С СЕРЕБРЯНЫМ ВЕНЦОМ И ПУТЕВКОЙ В ЖИЗНЬ
СТАРЫЕ ПРОБЛЕМЫ В НОВОМ ГОДУ
ШЕРЛОК ХОЛМС СТАНОВИТСЯ ДОН КИХОТОМ


««« »»»