Операция “СПИД”

В №24 “Нового Взгляда” была опубликована беседа с экс-генералом Калугиным. Видимо от того, что Олег Данилович давно уже не давал интервью отечественным газетчикам (или они его подзабыли?), наш материал вызвал то, что принято величать “читательским резонансом”.

Хотя это и не в журналистских правилах, я решил вернуться к экс-депутату в сегодняшнем номере (а не ждать пока интерес к Калугину вновуь накопится до сенсационной стадии).

Зимой 1990 года, на тесном юбилее легендарного Тельмана Гдляна не менее легендарный Калугин вскользь упомянул фамилию знаменитого журналиста. Олег Данилович однозначно дал мне понять, что один из самых славных мастеров совкового пера сносно выполнял (и, быть может, по-прежнему выполняет) деликатные поручения нашей тайной полиции, которая ревниво присматривала за иными репортерами на предмет их распатронивания. “Пятая власть” обязана иметь своих резидентов в недрах власти “четвертой”: это в середине 80-х воспринималось как дерзость (помню упреки в свой адрес после публикаций в “МК”), а ныне это секрет Полишинеля..

Поскольку речь шла о моем неплохом знакомом, я на голубом глазу попытался с ходу урвать какие-нибудь конкретные подробности. Но бывший разведчик, похоже, все еще остается профессионалом высшей категории: желанных деталей я так и не дождался. Год спустя у нас появилась возможность вернуться к агентам-репортерам и подробно поговорить о гэбэшной системе дезинформации всех и вся. Крепкой системе. Надежной как несгораемый шкаф. И столь же глубокоуважаемой.

ОПЕРАЦИЯ “СПИД”

- Я помню мощную компанию в нашей прессе, когда советскому читателю вбивалась мысль: эпидемия СПИДа – дело рук ЦРУ. Кто разрабатывал эту акцию? Журналисты из “привлеченных”?

- Управление “А” Первого главного управления КГБ СССР.

- А кому в голову пришла такая славная мысль?

- Это творческая работа. У кого больше фантазии, выдумки, тот и снимает первые сливки. Без прессы такую компанию, конечно, не провернуть.

- И что, нет никаких лимитов? Можно обвинить кого угодно в чем угодно? Или были установки, “мнения”, пожелания?

- Идеи могут быть самые фантастические. Но если ее переложить на реалистические рельсы, она может сработать.

- Кто все-таки конкретно разрабатывал пропогандистскую операцию СПИД?

- Был американский отдел в помянутом управлении “А”. Сидит там офицер и думает, как бы скомпрометировать США или ударить по американцам путем дезинформации. Иногда такие идеи приходят в голову, потому, что сама жизнь подсказывает. Вот вспыхнула где-нибудь какая-либо эпидемия. Можно всегда сказать, что американцы виноваты. Создать ситуацию подобную той, когда колорадский жук здесь был. У нас трубили, что это диверсия ЦРУ, хотя на самом деле колорадский жук и сейчас пожирает картошку на полях Подмосковья.

- Кто-нибудь систематизирует всю эту информацию? Занимается подбором эпизодов такого рода?

- Насколько я знаю, существует книга, изданная сенатом США, называется “Активные мероприятия советской разведки”. На 95% книга соответствует действительности. У нас (с моим приятелем Михаилом Любимовым) есть идея издать эту книжку в Советском Союзе. С комментариями.

- Прежде чем перейти к конкретным примерам КГБ-дезинформации, хотел бы процитировать интервью Коротича, которое я подготовил осенью 1991 года для “Московского комсомольца” (потому что там упоминался наш с вами, Олег Данилович, совместный “взглядовский” экзерсис):”Вопрос. В одном из ТВ-интервью Олег Данилович Калугин сказал мне, что вы отказались печатать его первые разоблачительные публикации. И сделали это под нажимом Яковлева. Это правда? Ответ.*Видите ли в чем дело: Яковлев и Калугин сокурсники. Они вместе стажировались в Колумбийском университете в конце 50-х. В начале аферы Калугина многие воспринимали его выступление, как проделки Яковлева. На Александра Яковлевича катили бочки: что ж ты подговорил своего старинного приятеля подвести мину под КГБ. В то время на верхних этажах власти было достаточно много людей, которые желали скомпрометировать Яковлева. Меня считали лицом в какой-то степени близким к нему. И я боялся подставить Александра Николаевича калугинскими публикациями. Генерал-майор не очень охотно открывал тайны мадридского двора на Лубянке. Если бы Олег Данилович метнул мне на стол какие-то немыслимые доказательства злодейств КГБ, я бы уболтал Александра Николаевича и “Огонек” предоставил бы слово Калугину. Но тот ограничился лишь общими обвинениями в адрес организации, которая даровала ему в свое время генеральское звание. Помнится, я всегда выводил из себя Юлиана Семенова, спрашивая его: “Что ж такого должен был сделать относительно молодой Штирлиц, чтобы получить звание полковника СД? Какие такие свинства?” Тоже самое можно спросить и у Калугина: за что он так рано получил столь высокое звание?” Вот такая длинная цитата. Вы могли бы прокомментировать эту ремарку Виталия Алексеевича?

- В августе 1991 года я находился в Париже по приглашению сената Франции (с Юрием Афанасьевым и редактором “Независимой газеты” Третьяковым). Представители русской эмиграции (Максимов, Зиновьев, Плющ, Буковский) показали мне эмигрантскую газету на русском языке. Там опубликовано “мое” выступление. Якобы сделанное в Советском Союзе. Я читаю текст и – не узнаю. На меня не похоже. Я “говорю” о проблемах Украины, хотя я сам русский, и украинские проблемы мне не так уж близки. Но я рассуждаю о проблемах национализма на Украине, о Бандере, о других разных окойных и живых активистах национального движения. Короче, никогда такого выступления у меня не было, я никогда не давал интервью на эту тему. И – вот главное – в конце статьи, неожиданно забыв об Украине, я “заявляю”: “Вас, конечно, интересует, кто является агентами КГБ в демократическом движении? Сейчас я их всех назову: Юрий Афанасьев, Евгений Евтушенко, академик Лихачев, митрополит Винницкий (я его в жизни не видел) и – Виталий Коротич. Человек двадцать там упомянуто. Из них человек пятнадцать – видные политические деятели Украины. Когда я прочитал, понял: это типичный образец активной акции КГБ, направленной на мою личную дискредитацию в глазах демократического движения. Коротич, например, клюнул. Он поверил, что это мое выступление.

- А как славная русская эмиграция?

- Не поверили. На вас, сказали, не похоже. В Москве я пришел к тогдашнему шефу госбезопасности Бакатину и говорю: “Слушайте, я просто возбужу уголовное дело (по клевете) на КГБ”. И я потребовал разгона всей этой службы дезинформации. И – наказания конкретных людей за эту клевету. Бакатин со мной согласился. И сказал: “Вот негодяи. Когда я прочитал эту статью, я понял, что вы не могли этого сказать”.

“ЕЛЬЦИН БЫЛ ПЕРВЫМ”

- Каков механизм таких провокаций?

- Маленькая газетенка, которую никто не знает (во Франции, в Индии или Японии), газета, которая субсидируется КГБ, публикует заметочку, изготовленную в КГБ или в международном отделе ЦК КПСС. После этого ТАСС, наше официальное телеграфное агентство, эту статейку, которую никто бы и не заметил, распространяет по всему миру. Таким образом, она становится уже материалом, имеющим международное значение. Есть и другие приемы. Вот пример. В апреле 1991 года Крючков подписал у Горбачева документ, согласно которому на меня должны быть собраны любые материалы компрометирующего характера. Для того, чтобы меня арестовать и осудить как агента американской разведки! В одном документе по моему делу написано, в частности: “…взять в глубокую разработку Калугина как человека, наносящего серьезный ущерб вопросам безопасности и взаимоотношениям между СССР и другими государствами”. И дальше – “доложено президенту Горбачеву, согласие его имеется. Крючков”. Еще пример. Когда проходили в Москве (в этом же году) демонстрации в поддержку компартии и социализма (это было в течение предавгустовских месяцев), там многие демонстранты несли плакаты: “Яковлев – агент мирового сионизма”, “Яковлев – агент ЦРУ”. Все эти документы были изготовлены в КГБ! На печатных станках КГБ.

- Вы не располагаете какими-нибудь документами, которые подтверждают, что руководство госбезопасности боролось с противниками “лигачевской линии”?

- В 1989 году (четыре года перестройки прошло) Крючков подписал приказ, (этот документ, возможно, будет опубликован) в котором записано: “Главная задача КГБ на предстоящий период – не допустить создания политической оппозиции в СССР. С этой целью органы КГБ должны принять все меры для дискредитации руководителей демократического движения, срыва их планов и замыслов, недопущения всякого рода демонстраций, митингов”. Далее изложена целая программа действий: что должно делать КГБ, чтобы не допустить создания политической оппозиции коммунистической партии. Восемьдесят девятый год. Когда все говорили о плюрализме. Это все была липа, ложь. Этот документ, совершенно секретный (мы его сегодня читали с депутатом Белозерцевым). Мы должны обязательно опубликовать все это в советской печати.

- Примеры дискредитации заметных руководителей демократического движения?

- Первым был Ельцин, над дискредитацией которого трудились с самого начала. Начиная с итальянской газеты “Република”. Западную прессу, как видите подключили. Фильм, который сняли в США. Слухи самые разные, в том числе, что Борис Николаевич ненормальный человек. Есть документ (распространялся по всем иностранным посольствам), что Ельцин психически неустойчивый человек и нельзя ему вручать в руки судьбу страны. Написано от имени врача, который, якобы, читал его, Ельцина, медицинское заключение. Или допустим, Гавриил Харитонович Попов. Его обвинили в том, что он нечестен, не экономист, дачу купил за государственный счет. И прочую ерунду. О Собчаке писали, что он связан с кооператорами. О Калугине писали, что он возможно, связан с ЦРУ, развалил советскую разведку и предал ценных “источников” (агентов за границей), которые сейчас, мол, сидят в тюрьме из-за него.

- Где были эти публикации? Какие издания стреляли с подачи ГБ?

- “Правда” писала. “Советская Россия” и “Красная Звезда”.

- Операции по дезинформации продолжаются до сих пор?

- Конечно, до августа 1991 года они продолжались. Сейчас я не знаю.

ГБ-ЖУРНАЛИСТИКА

- Вы как-то заметили, что “Шпигель” использовался Комитетом для прокачки своих акций. Ваше заявление какое-нибудь развитие получило? Немцы прореагировали как-нибудь?

- Я им предложил со мной встретиться в Германии. Давайте, говорю, в Берлине встретимся. Но никто из них в Берлине не появился, хотя меня там снимало Центральное телевидение Германии (мы гуляли с Колби по парку и нас там все время снимали). Я могу сказать, что в ФРГ не было ни одной структуры мало-мальской серьезной, в которой бы не было наших агентов. Начиная с офиса канцлера и кончая военным министерством. И если бы обошли “Шпигель”, я бы на их месте просто обиделся. Это раз. Во-вторых, лучше всего об этом знают разведчики “Штази” потому что в 70-х годах у них была агентура на довольно крупном уровне.

- Какова задача агентуры внедренной в “Шпигель”?

- Во-первых, получать через них информацию о политических проблемах и тенденциях в стране. Во-вторых, есть возможность размещать свои материалы в журнале, потому что если публикует “Правда” – одно отношение, если “Шпигель” – совсем другое. КГБ в Москве обхаживал многих иностранных журналистов. Всех. “Шпигель”, “Тайм” “Ньюсуик” и т.д. Другое дело, не со всеми получалось. Любой журналист, работающий в Москве, вынужден поддерживать какие-то отношения с властью, иначе власть не даст ему возможность получить интересное интервью, поехать в закрытый район. Если он хочет получить эксклюзивную информацию, он должен тоже что-то дать взамен. Это нормальный процесс – “вы мне, я тебе”. К “Шпигелю” неоднократно подбирались (в этом смысле). Не обязательно при этом быть агентом, совершенно нет, просто надо быть в таких взаимоотношениях, когда тебя могут использовать для помещения выгодной государству информации. Или дезинформации, чем наш КГБ всю жизнь и занимался.

- Очень многие совжурналисты сотрудничают с тайной полицией, насколько я знаю.

- Конечно, я мог бы назвать некоторых. Но… Я противник называния фамилий. Это не вносит позитивного элемента в нашу общественную жизнь, создает скорее атмосферу подозрительности, раздражения и обид.

- И все-таки?

- Политобозреватель Юрий Жуков, например, сотрудничал с нами еще с 30-х годов, он у меня лично был на связи, когда приезжал в Вашингтон.

- Вы не считаете, что очень часто наша спецслужба дезинформирует людей, распуская слухи про известных людей, (например, о Глазунове, Евтушенко, Семенове и т.д.), что они сотрудничают с КГБ?

- Это распространенная форма дезинформации, совершенно верно. Обо мне распускались слухи, что я агент ЦРУ и одновременно агент КГБ, засланный в демократическое движение. В результате создается у публики впечатление: монстр. Или нечистоплотный человек. В этом смысл дезинформации – убить репутацию. Вот и Евтушенко в ту же струю попал.

- Как вы относитесь к новому главе московской госбезопасности Евгению Савостьянову?

- С уважением. Мне кажется, что он человек интеллигентный. У него здравый ум, он взвешен в своих решениях, опирается на опытных квалифицированных людей, и в то же время не стремится не попасть под их влияние. Человек без военной косточки, это верно. С другой стороны, если человек интеллигентный и умный, он иногда умеет преодолевать свою натуру.

- А к новому шефу совразведки?

- Примаков – академик. А академик – это уже о многом говорит. Он весьма эрудирован, знает прекрасно международную проблематику, человек гибкий, это его очень большое достоинство. Мы с ним знакомы лет тридцать, я могу о нем судить совершенно свободно. Например, у меня были ситуации, когда мы вместе ужинаем и с нами сидит резидент КГБ (мой знакомый) и порет чушь. То есть он говорит такую ерунду о ближневосточных проблемах и путях их решения, что страшно становится! Я хоть и не специалист, но достаточно разбираюсь в этих проблемах. Я с ним поспорил немного, но понял, что с ним бессмысленно говорить. А вот Евгений Максимович сидел и часа полтора терпеливо слушал пытался переубедить моего коллегу. А после ухода резидента сказал: что поделаешь, надо быть терпеливым.

Наверное, прав академик. Надо. И, как мне кажется, у большинства моих коллег неплохо получается. Репортеры в этой стране преуспели в искусстве терпеть. Потерпим еще немного и, быть может, когда-нибудь обещанные архивы плеснут на страницы газет имена журналистов, которые также как и бывший пресс-атташе совпосольства в США Олег Калугин успешно работали на ГБ. Только – в отличии от знаменитого Генерала – внутри своей страны. Своих редакций. И семей.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ХИТ-ПАРАД ДМИТРИЯ КРЫЛОВА
ВЗГЛЯД НА ЗВЕЗДЫ: “СЧАСТЛИВЫЙ СЛУЧАЙ”
ЧЕЛОВЕК ИЗ НИОТКУДА
“Держи вора!”
ТВ-РЕЙТИНГ САЖИ УМАЛАТОВОЙ
ЗАСТЕНКИ “ВЛАДИМИРКИ”
ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВ: ЧТО-ТО С “ПАМЯТЬЮ” МОЕЙ СТАЛО
“МЫ ВСЕ КОГДА-ТО ЗАНИМАЛИСЬ… ОНАНИЗМОМ”
КАЗАНСКИЙ “ФЕНОМЕН”


««« »»»