ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЦЕНА РЕФОРМ В РОССИИ

Всякая хирургическая операция сопряжена с болезненными ощущениями. Так же любая радикальная социальная реформа требует от общества готовности идти на определенные жертвы. В зависимости от соотношения успеха и потерь реформы, как и операции, делятся на позитивные, безуспешные и негативные, а то и преступные, когда достижение цели упорно оплачивается несоизмеримо большими потерями очень важных социальных свойств и функций. Поэтому в медицине основополагающим принципом лечебной деятельности является “Не навреди”. Если хирург, удаляя доброкачественную опухоль на шее, перережет по неопытности или халатности сонную артерию, он подлежит суду за смерть пациента. Намерение сделать лучше не послужит такому врачу оправданием. И это справедливо.

В какую из перечисленных категорий следует зачислить российские реформы 1992-1995 гг.? Для ответа необходимо оценить потери. Е.Т.Гайдар на встрече с коллегами по партии сказал: мы успели выпрыгнуть из окон горящего дома, все спаслись, но ушиблись, и нам больно. Учитывая, что он не специалист в области медицины, есть смысл оценить ситуацию более профессионально. Среди фундаментальных критериев оценки выберем самые главные – право на жизнь и продолжение рода. Помнится, на заре перестройки любили цитировать Ф.М.Достоевского, считавшего недостойными достижения цивилизации, оплаченные слезой ребенка.

Если в качестве платы за успех использовать человеческие жизни, то за время социально-политических реформ в России ежегодная смертность возросла более чем в 1,5 раза и достигла в 1995 г. почти 16 случаев на 1000 населения. Взяв за уровень отсчета относительно благополучные демографические показатели начала “перестройки” (1986 г.), нетрудно подсчитать, что в последующие годы избыточные потери умершими и погибшими составили около 3 млн (!) человек. Из них более 2 млн приходятся на последние четыре года.

Резко уменьшилась средняя продолжительность жизни, которая стала такой же, как многие десятилетия назад. Один только 1993 г. сократил жизнь мужчин в России на три года: 13 месяцев потеряны вследствие несчастных случаев, убийств, самоубийств, 12 месяцев – из-за сердечно-сосудистых заболеваний, 11 месяцев – по другим причинам. Сейчас продолжительность жизни среднего россиянина составляет всего 57 лет, т.е. каждый рождающийся мальчик рискует не дожить даже до пенсионного возраста.

Негативная динамика демографических показателей проявилась и в падении рождаемости, уровень которой снизился почти в 2 раза и составил в 1995 г. около 9,5 живых новорожденных на 1000 жителей. Этот процесс лишь в небольшой степени связан с уменьшением численности женщин детородного возраста. Основным является истинное снижение рождаемости среди женщин 15-49 лет. Тому причиной – сокращение числа вступающих в брак и увеличение разводов, снижение либидо и сексуальной потенции, рост стремления к отложенным родам и отказу вообще иметь детей. Более того, по отношению к уже родившимся наблюдается ослабление родительских чувств, о чем свидетельствует увеличение в 2-3 раза за 1990-1993 гг. числа детей, оставленных в домах ребенка. В целом после 1986 г. потеряно неродившимися более 5,5 млн человек.

По мнению экспертов ВОЗ, перечисленные потери лишь в незначительной степени обусловлены проблемами здравоохранения. Основные причины – в изменении образа жизни населения.

Увеличение человеческих потерь стало особенно резким с началом социально-политических преобразований и либерализации цен в 1992 г. За счет сверхсмертности и падения рождаемости реформы ежегодно лишают права на жизнь дополнительно 1 млн 600 тыс. человек. Представьте себе карту России, на которой проходит год – исчезает Курская область, следующий год – нет Ульяновской, за ней – Белгородской. Количество убитых увеличилось почти в 6 раз.

Число погибших от самоубийств достигло в 1993 г. 38 тыс. человек, что на 25% больше, чем погибших от рук убийц. Стоит только вдуматься в эту страшную, до ужаса трагичную статистику! Мы все боимся насилия. Но оказывается, что человеку сейчас надо опасаться самого себя намного больше, чем жестокого бандита. С середины 1991 г. впервые за послевоенные годы смертность превысила рождаемость, что свидетельствует о начале депопуляции российского общества.

Но, может быть, такое положение вполне нормально для крупных реформ и по-другому невозможно? Для ответа изучили динамику смертности в более драматичных ситуациях, например за годы первой и второй мировых войн. Оказалось, что тогда прирост смертности среди гражданского населения стран воюющей Европы был существенно ниже. В годы великой экономической депрессии, послевоенной разрухи европейских государств, экономических реформ Эрхарда в разрушенной Германии, восстанавливающегося после опустошительной войны Советского Союза демографическая ситуация была намного лучше, чем в реформируемой России.

Единственное, что, наверное, не может быть превзойдено, так это чудовищные жертвы в годы сталинских репрессий. По подсчетам самых активных антисталинистов в 30-е годы страна недосчиталась 15 млн человек. (Расчеты более объективных демографов приводят цифры в 2-3 раза меньше.) Сюда входят умершие от голода начала 30-х годов, погибшие в результате репрессий, насильственного переселения, коллективизации, недородившиеся. Если сделать пересчет на интенсивные показатели, то окажется, что в этот период СССР ежегодно терял приблизительно 898 человек на 100 тыс. населения.

А сейчас? Расчеты показывают: современные российские реформы за счет сверхсмертности и обвала рождаемости лишают права на жизнь каждый год около 1150 человек на 100 тыс. населения. Об этом страшно даже подумать, но в нашем “демократическом, правовом” государстве интенсивность уничтожения человеческого потенциала в 1,3 раза выше, чем в годы кровавого сталинского террора.

Возникает подозрение, не делается ли все это сейчас специально? Ведь не могут же правители не видеть последствий своей деятельности. Что, если перечисленные опустошения – это один из используемых механизмов достижения всеобщего благоденствия? Чтобы в обществе были только счастливые и богатые, достаточно умереть всем несчастным и бедным. Как не хочется в такое верить, ибо окажется прав Мао Цзе-дун – пусть погибнет треть человечества, зато остальные станут жить при светлом коммунизме (или светлом капитализме, какая разница).

Агитируя за блок “Наш дом – Россия”, В.С.Черномырдин требует не мешать правительству делать дело, не менять установившийся курс. Цена такого курса уже ясна. А что в перспективе, если поверить и оставить все как есть? Были проведены расчеты, которые совпали с прогнозами американских демографов. Из них следует, что при сохранении существующих демографических тенденций воспроизводство населения быстро опустится ниже критического предела, за которым начинается этническая деградация. Если естественная убыль составит 10 человек на 1000 жителей, а это более чем реально, то к 2060 г. население России уменьшится в 2 раза. Значительно раньше, через 20-25 лет, наступит качественная деформация демографической структуры. Доля лиц пенсионного возраста превысит 50%, что приведет к резкому снижению творческой энергии общества. Такие численность и структура окажутся неадекватными для поддержания существующей инфраструктуры и производственного цикла на территории всего государства. Задачи жизнеобеспечения потребуют активного привлечения в страну иммигрантов, что фактически будет означать начало исчезновения российской нации с исторической арены. И мы этого не заметим, так как приток населения извне будет постоянно поддерживать одинаковую численность населения. Но это будет уже другая страна.

Остановить медленно текущую демографическую катастрофу невозможно без знания порождающих ее причин, их анализа и поиска доступных путей исправления ситуации. К сожалению, трагизм положения не осознается в полной мере ни населением, ни учеными, ни политиками. Вероятно, считается, что такая ситуация неизбежна при проведении радикальных реформ и что она преходяща, поскольку обусловлена временным ухудшением экономического положения.

Нет сомнения в том, что уровень экономического развития является одним из наиболее важных факторов, влияющих на жизнеспособность населения. Об этом говорят научные исследования и жизненный опыт. На протяжении многовековой истории рост промышленного могущества государств и индивидуального достатка граждан, совершенствование социальной инфраструктуры и медицинской помощи сопровождались снижением смертности и увеличением продолжительности жизни. Проведены расчеты, из которых следует, что по сравнению с каменным веком средняя продолжительность человеческой жизни на Земле увеличилась с 19 до 65 лет. В развитых странах (Великобритания, Франция, Германия, Швеция, США, Япония и др.) за последние 100-150 лет наблюдался более чем двукратный прирост продолжительности жизни, приближающейся к 80 годам. В значительной мере он обусловлен снижением в 10-17 раз детской смертности. Этот прирост отмечался и среди взрослого населения, хотя и был гораздо менее выраженным. Положительной динамике демографических процессов не смогло помешать даже нарастающее ухудшение экологической ситуации. В России за 100-летний период (1886-1986 гг.) средняя продолжительность жизни также увеличилась более чем вдвое – с 31 года до 65 лет у мужчин и с 33 до 74 лет у женщин. Затем она стала катастрофически падать.

Не случайно ВОЗ в качестве основных целей движения “Здоровье для всех” ставит достижение высокого подушевого потребления, жилищного комфорта, полноценного питания, достаточного уровня образования, качественного медицинского обслуживания, приемлемых экологических условий.

С 1990 г. благосостояние большинства россиян резко ухудшилось. Первоначально полагали, что критерием продуктового достатка являются полные прилавки магазинов. Сейчас убедились в недостаточности такой оценки, поскольку главным критерием является заполненность домашних холодильников. По этому показателю физический объем продаж продуктов в государственной и кооперативной торговле составил в 1992 г. от уровня 1990 г.: для мяса и мясопродуктов – 57%, для рыбы и рыбопродуктов – 43%, для животного масла – 49%, для молока и молочных продуктов – 51%, для яиц – 59%, для овощей – 54%, для фруктов – 38%. Даже при учете других источников приобретения продуктов питания снижение их потребления было существенным. Достоверность статистических материалов, свидетельствующих о резком ухудшении питания, подтверждается результатами специальных диетологических обследований, проведенных на национальных выборках в Российской Федерации.

Резко снизилось потребление витаминов – важных пищевых компонентов, обеспечивающих необходимый уровень защитных и компенсаторных возможностей организма. Даже в осенний период около 30-60% населения не имели возможности обеспечить себя достаточным количеством витаминизированных продуктов. Весной ситуация еще более ухудшалась, когда, например, дефицит витамина С определялся у 77% обследованных.

Последующее углубление реформ еще более ухудшило материально-экономическое положение, ситуацию с питанием большинства россиян. В 1994 г., по данным Института социально-политических исследований РАН основные позитивные сдвиги, фиксируемые статистикой (рост денежных доходов, покупательной способности и др.), отражали преимущественно ускоренное обогащение 10-15% населения. При подсчете средних величин этот рост перекрывал обнищание бедных, составлявших около 70% россиян.

В 1995 г., по мнению министра социальной защиты населения РФ, продолжается “один из самых глубоких, затяжных и опасных по своим последствиям кризисов, который можно с полным основанием считать системным. Глубина социально-бытовых, экономических, политических и идеологических проблем достигает критической отметки”. К концу 1995 г. дефицит мясопродуктов в России составит 300 тыс. тонн, молочных изделий – 700-800 тыс. тонн. В первом квартале 1996 г. прогнозируется дальнейший рост этого дефицита соответственно до 400 тыс. и 1 млн 300 тыс. тонн по отношению к нормативной потребности населения.

Значительно снизился ввод в действие больниц, поликлиник, санаториев и домов отдыха. Люди стали реже обращаться за медицинской помощью. В результате искусственно уменьшились более чем на треть потери по нетрудоспособности. Снизилась выявляемость инфекционных заболеваний: острых кишечных инфекций – на 15%, брюшного тифа – на 34%, скарлатины – на 49%, вирусного гепатита – на 40%, кори – в десятки раз.

Заметно сократились возможности восстановления здоровья как взрослых, так и детей. Для большинства горожан стал недоступным организованный летний отдых. В период летних каникул 1993 г. 3,5 млн подростков оказались без присмотра. Доля детей, отдохнувших за лето, была ниже по сравнению с 1990 г. в 1,5 – 2 раза. В 1995 г. для нужд здравоохранения выделялось в год не более 10 долларов на каждого жителя.

Ухудшение объективных условий жизнедеятельности оказывало не только прямое повреждающее действие – оно стимулировало стрессовые реакции, являющиеся пусковым механизмом многих патологических процессов в организме.

Из перечисленного совершенно очевидно, что восстановление здоровья и жизнеспособности населения России требует значительного улучшения социально-экономического положения. Какие для этого понадобятся затраты и как скоро будет достигнута конечная цель? Проведенные экономические расчеты показали, что для снижения в России смертности до уровня 1986 г. потребуется увеличить валовый национальный продукт на 350 млрд долларов США.

Эта сумма, составляющая четыре годовых бюджета Российской Федерации, запредельна, если учесть, что, по данным Госкомстата РФ, снижение валового национального продукта в России от уровня 1989 г. неуклонно нарастает: в 1990 г. – 2%, в 1991 г. – 5%, в 1992 г. – 30%, в 1993 г. – 39%, в 1994 г. – около 50%. Запланированные по бюджету 1996 г. подушевые расходы на здравоохранение в 300 раз меньше, чем в США.

Итоги экономического анализа удручающи для нынешнего и ближайшего поколений. Более того, у российского общества может просто не оказаться такого запаса времени, чтобы дождаться материального процветания. Если полагать, что здоровье населения определяется только экономическим благополучием, то, пожалуй, для нации окажется реальной перспектива попасть в Красную Книгу.

В сложившейся ситуации важнейшей задачей национальной безопасности становится поиск факторов неэкономической природы, способных повлиять на стабилизацию показателей здоровья и воспроизводства населения. То, что такие факторы существуют и оказывают доминирующее влияние на демографическую ситуацию в современной России, доказано в только что изданной книге “Почему умирают в России, как нам выжить?”. Книгу можно заказать по тел. 927-03-82. Отдельные материалы из нее и некоторые новые будут опубликованы в “Моей газете”.

ГУНДАРОВ Игорь, доктор медицинских наук, кандидат философских наук, профессор Российской медицинской академии последипломного образования,

МАТВЕЕВА Светлана, научный сотрудник Государственного НИЦ профилактической медицины Минздравмедпрома


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА И ДЕТЕКТИВ
В какой мере результаты выборов соответствуют общественным настроениям и ожиданиям?
ЛЮБИТЕЛИ, ТЕМНЫЕ ЛОШАДКИ ИЛИ ПРОФЕССИОНАЛЫ: СТАВКИ СДЕЛАНЫ, ГОСПОДА!
КИВИ – ИНФОРМ ПРЕДСТАВЛЯЕТ
БОЛЬНОЙ СКОРЕЕ МЕРТВ, ЧЕМ ЖИВ
СКОТНЫЙ ДВОР ВСЕ ЕЩЕ НАШ?
И СНОВА ВОПРОС О ЗЕМЛЕ
АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН: КЛЮЧ К СПАСЕНИЮ РОССИИ
Самое яркое событие последних дней…
МОСКВА КАК РЫНОК ФИЛЬМОВ КЛАССА В?
В то время как воспрянувшие духом сторонники….
РОССИЯ: ДЕСЯТЬ ЛЕТ ПОИСКОВ СВОЕГО ПУТИ
ВЫБОРЫ: РЕЗУЛЬТАТЫ ПОЧТИ ОПРАВДАЛИ ОЖИДАНИЯ
Цитаты-49
ФЕНОМЕН ПЕТРА ВЕЛИКОГО
ПОЖАЛУЙТЕ КУШАТЬ!
И РУССКИЙ ЛЕН К ЛИЦУ КЛАВЕ С НЕРУССКОЙ ФАМИЛИЕЙ ШИФФЕР
АГРАРНАЯ РЕФОРМА: ГДЕ ВЫХОД ИЗ ТУПИКА?
ПЛЮРАЛИЗМ БЕЗ БЕРЕГОВ: ЗЛО ИЛИ БЛАГО?
ШПАРГАЛКИ ДЛЯ СУСЛОВА
КОГДА РУШИТСЯ ИМПЕРИЯ, СТРАДАЕТ ВЕСЬ МИР


««« »»»