ПЛЮРАЛИЗМ БЕЗ БЕРЕГОВ: ЗЛО ИЛИ БЛАГО?

Прошедшие выборы показали, что дробный электорат, спутник почти запредельной многопартийности, с которой мы вступили в думскую электоральную кампанию, это еще не повод для трагедии. В чем вообще смысл нынешнего половодья российских партий? Насколько оно вызвано искусственно и насколько в нем выразились естественные реакции общества? Какие и на что?

КАРНАВАЛ-95

Анализируя избирательные списки партий, трудно отделаться от впечатления, что действительно известная часть карликовых объединений, народившихся перед выборами (но далеко не все), имела подозрительно тесные связи с премьерским и президентским окружением, а то и с теми и другими (например, в федеральном списке блока И.Рыбкина можно найти как президента банка “Империал”, так и управделами российского Президента).

Не будь на то господской воли, как осмелился бы войти в федеральный список “Думы-96″ (одного из карликовых объединений, не имеющих никаких шансов на успех), заместитель председателя Госкомитета по антимонопольной политике или, приведем еще более разительный пример, сотрудник ФСБ, некто Пронин А.П.

Не случайно, думается и то, что, скажем, московская региональная группа Ассоциации адвокатов возглавляется председателем Совета по судебным реформам при Президенте РФ. Подобных примеров можно привести немало и они, безусловно, заставляют лучше понять движущие пружины современной российской политики, однако ничего сногсшибательного в этих обстоятельствах нет и не может быть – почему бы “беспартийному” Президенту и не попытаться расширить поле для маневрирования, вводя в политическую игру те или другие нужные ему фигуры? К тому же известно ведь и то, что премьер лично возглавляет мощное политическое объединение, охватившее своей инфраструктурой практически все регионы России, – неужели же лучше монополистические тенденции “Нашего дома”, чем робкие попытки Президента ограничить эти тенденции с помощью десятка-другого группировок, подобных безобидному монстру, сооруженному неутомимым силачом В.Дикулем (“ПРЕДВЫБОРНЫЙ БЛОК, ВКЛЮЧАЮЩИЙ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ПАРТИИ ЗАЩИТЫ ДЕТЕЙ (МИРА, ДОБРА И СЧАСТЬЯ), ПАРТИИ “РУССКИЕ ЖЕНЩИНЫ”, ПАРТИИ ПРАВОСЛАВНЫХ (ВЕРЫ, НАДЕЖДЫ, ЛЮБВИ), НАРОДНОЙ ХРИСТИАНСКО-МОНАРХИЧЕСКОЙ ПАРТИИ, ПАРТИИ ЗА СОЮЗ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ, ПАРТИИ СЕЛЬСКИХ ТРУЖЕНИКОВ “ЗЕМЛЯ-МАТУШКА”, ПАРТИИ ЗАЩИТЫ ИНВАЛИДОВ, ПАРТИИ ПОСТРАДАВШИХ ОТ ВЛАСТЕЙ И ОБЕЗДОЛЕННЫХ”).

ЧЕГО ХОЧЕТ “ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЕМ”?

Думается, однако, что помимо элементов политического карнавала в создании нынешней “супермногопартийности” сыграли свою роль и другие причины.

Во-первых, “рука” никакого Кремля не подняла бы к участию в выборах откровенно лоббистские структуры типа уже упомянутой Ассоциации адвокатов России или “Союза работников жилищно-коммунального хозяйства России”. Легкость, с которой они были мобилизованы и брошены в тигель электоральной борьбы, показывает очевидно, что все еще продолжается “разбегание” интересов, их обособление друг от друга, дифференциация. Более или менее значительные общественные слои пытаются привлечь внимание к своим проблемам, артикулировать их так, чтобы они были слышны “на всю Россию”.

Во-вторых, очевидно, мощными источниками ускоренного размножения партий стало не только тайное политическое соперничество Президента и премьера, но и заметный невооруженным взглядом факт вторжения в большую российскую политику новых субъектов.

Говоря о них, следовало бы поставить на первое место армию, которая все откровеннее входит во вкус самостоятельной политической силы (по нашим подсчетам, не менее 20 избирательных объединений, идеологически относящихся к самым различным направлениям, пытались в той или иной форме стать выразителями богатого спектра нужд и проблем армии, весьма значительных слоев населения, связанных с обслуживанием ВПК).

Естественно, что функция репрезентации интересов “человека с ружьем” была по-разному мотивирована в разных избирательных блоках и по-разному реализовывалась. В некоторых случаях (например, “Мое Отечество”) представители Вооруженных Сил возглавили соответствующий федеральный список. В других случаях (“Наш дом – Россия”, “КРО”, “За родину!” и др.) генералы – свадебные и не свадебные – вошли в первую тройку; в третьем же случае (например, в Блоке И.Рыбкина) были выделены места для представителей отдельных категорий населения, как-то связанных с Вооруженными Силами, скажем, для Российского фонда инвалидов войны в Афганистане и т.п. Часть политически активного генералитета, “действующие генералы”, могли войти в избирательные списки лишь по соизволению высшего армейского руководства.

Следует отметить также и то, что немало действующих военных были выставлены в соответствии с известной директивой Генштаба в одномандатных округах в качестве “независимых” кандидатов.

Значительную электоральную активность проявили и регионы, в которых велик вес “оборонки” и “космоса”. Так, в Подмосковье на первом месте по числу кандидатов в федеральных списках оказался г.Калининград (кандидаты из него встречаются как минимум в 5 региональных и федеральных списках), где, как известно, имеется большой слой населения, тесно связанного с ВПК. Аналогично, более высокую активность в Ленинградской области проявили политики – выходцы из г.Сосновый Бор (в том числе и недавно погибший в автокатастрофе руководитель блока “ХДС-Христиане России”). Было бы интересно посмотреть, насколько деятельность политизированной части населения в этих городах соответствует активности других слоев.

“ПУСТЬ ЗНАЕТ, ПУСТЬ СЛЫШИТ МОСКВА”

Естественно, что электоральный наплыв кандидатов от ВПК, армии, “оборонки”, объясняемый накопившимися у них проблемами (без нужды военный человек в политику не лезет), значительно стимулировал рост числа избирательных объединений. Ведь в армии процесс формирования новой политической надстройки идет медленно, натыкается на внутренние “уставные” препятствия и, по-видимому, еще не завершился окончательной “утряской”, синтезом интересов, выявляющихся у этой части общества. Отсюда и стремление военных и околовоенных политиков оплодотворить как можно большее число блоков и объединений – “авось где-нибудь да прорвемся”.

Пожалуй, однако, еще большую роль в “мультипликации” избирательных объединений сыграла российская “глубинка”, провинция, которая также становится сегодня весьма активным фактором развития внутриполитической ситуации в стране.

Сталкиваясь с безразличием Центра к ее проблемам, российская “периферия” устами своих политиков часто обвиняет Центр в антигосударственной сущности курса, проводимого ныне и ведущего к развалу целостности страны (чем дальше от Москвы, тем слышней эти жалобы).

В этом контексте, думается, выборы в Думу были расценены в провинции как хороший повод внятно артикулировать в Центре свои проблемы, способствовать созданию лоббистских структур, которые помогли бы решению этих проблем. Не случайно, в частности, сенат, выражающий мнение региональных элит, навязал Думе такую модель избирательного закона, в рамках которой представительство московских партократов было ограничено 12 столичными “апостолами” в общефедеральном списке каждой партии, блока, избирательного объединения. Это, очевидно, стимулировало партстроительство в Центре (так, раскол глазьевской и говорухинской фракций в ДПР, неудача И.Рыбкина сплотить “левоцентристский блок” и другие “чудеса” нынешнего партийного половодья прямо объясняются тем, что федеральный список “не резиновый”).

Однако провинция, по-видимому, не желает удовлетворяться минимальными уступками Центра, а потребовала еще большего внимания к себе. Так, трудно найти федеральный список, состоящий исключительно из москвичей (таков, в частности, лишь список “Объединенных демократов” Е.Гайдара). Г.Зюганов, поставивший провинциалов с громкими именами – С.Горячеву и А.Тулеева – в основной “тройке” федерального списка, яркий, но не единичный пример прагматических уступок центральных парторганов провинциальному электорату. Видное место заняли провинциалы в списках черномырдинского “Нашего дома”, “Державы” А.Руцкого (Казань, Санкт-Петербург) и т.д. Даже рафинированное “ЯБЛоко” включило в свой федеральный список кандидатов двух депутатов нынешней Думы, не вполне порвавших отношения с родными городами – Санкт-Петербургом и Казанью.

В принципе, по федеральным спискам блоков, участвовавших в окончившейся электоральной кампании, можно было бы вполне основательно изучить политическую географию современной России – ее узловые регионы весьма активно отражены в этих списках, в которых больше, чем выходцы из других мест, кроме Москвы, фигурируют екатеринбуржцы, петербуржцы и казанцы.

Наступление провинции проявилось однако не только в том, что столичным политикам приходится разбавлять центральные партийные списки выходцами и прямыми ставленниками влиятельных провинциальных политических элит. На минувших выборах дала о себе знать и новая для России тенденция к формированию провинциальных партий, выходящих на общероссийскую политическую сцену. Такие образования, как мусульманское объединение “НУР” (“Свет”), “Преображение Отечества” Э.Росселя, а также списки “заказных” объединений “89″ и “Блок независимых” (в этих списках вообще отсутствует федеральная часть), казачье Российское общенародное движение (РОД) и “Народный союз”, несмотря на свой заведомый неуспех, отразили нарастающую тенденцию недовольства, которое вызывает в провинции эгоистичная и маловразумительная внутренняя политика столицы, и дают импульс к изменению курса державы.

ТРЕТЬЕ

Третьей важной причиной формирования нынешней суперплюралистической партийной системы России является нарастающее недовольство мелких и средних предпринимателей условиями хозяйствования, сложившимися в “пореформенной России”. В большинстве предвыборных объединений можно найти представителей этой части бизнеса, по мере сил и возможностей спонсировавшего данные объединения, но, как показал ход избирательной кампании, явно переоценившего свои возможности по части конкуренции с китами отечественных финансов (например, с банком “Империал”, президент которого занял видное место в Блоке И.Рыбкина).

Здесь, однако, тоже важен не столько сегодняшний результат, сколько продолжающийся процесс отчуждения массового, мелкого и среднего, бизнеса от власти, нарастающий протест против монополизаторских тенденций действующей ныне модели развития, против господства коррупции, пронизавшей весь госаппарат. Несмотря на свой мнимый провал (никто и не рассчитывал на успех, памятуя о том, что в этих выборах главное – участие), политические структуры, которые отразили интересы нормального массового бизнеса, можно полагать, внесут свой вклад в неизбежное изменение к лучшему для страны социально-экономического курса правительства.

И ПОСЛЕДНЕЕ

Есть основания полагать, что “плюрализм без берегов” образца избирательной кампании в Думу уже принес свои плоды.

Перед выборами было немало дискуссий о том, можно ли считать эти выборы легитимными, как повлияет на жизнеспособность российской политики после выборов то, что большие партии, которым суждено (с этим с самого начала все были согласны) завоевать места в Госдуме, не смогут адекватно представить плюрализм российского общественного мнения. Думается, однако, что ход предвыборной кампании разочаровал тех, кто в формально-организационном членении российских партий надеялся увидеть плюрализм, многообразие мнений и подходов.

Одной из самых замечательных черт прошедших выборов было то, что в конце избирательной кампании практически все ее участники поняли, что они говорят на одном языке, прекрасно понимают друг друга, понимают, что нужно делать, и не согласны друг с другом лишь в деталях. Теледебаты между Н.Михалковым (проправительственный “Наш дом – Россия”) и лидером коммунистов Г.Зюгановым наглядно подтвердили, насколько могут сблизиться в погоне за голосами избирателя позиции, казалось бы, “непримиримой оппозиции” и “антинародного правительства”.

Причина этой конвергенции состоит, по-моему, прежде всего в том, что предвыборный плюрализм сыграл свою роль катализатора в процессе диалога между властью и обществом, который вначале казался диалогом слепых и глухих. Власть, думается, сегодня гораздо лучше, чем прежде, понимает истоки созревшего в обществе недовольства. Общество сумело “докричаться” до власти, и хотелось бы верить, что должным образом – без паники и без эйфории – власть истолкует и то послание, которое содержится в итогах выборов и пойдет на необходимую серьезную коррекцию правительственного курса. Это тем более важно, что впереди президентские выборы, которые, скорее всего, пройдут уже по иной схеме – с учетом определившихся в ходе парламентских выборов крупных блоков идей, людей и их интересов.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Самое яркое событие последних дней…
РОССИЯ: ДЕСЯТЬ ЛЕТ ПОИСКОВ СВОЕГО ПУТИ
В то время как воспрянувшие духом сторонники….
Цитаты-49
ВЫБОРЫ: РЕЗУЛЬТАТЫ ПОЧТИ ОПРАВДАЛИ ОЖИДАНИЯ
ПОЖАЛУЙТЕ КУШАТЬ!
ФЕНОМЕН ПЕТРА ВЕЛИКОГО
АГРАРНАЯ РЕФОРМА: ГДЕ ВЫХОД ИЗ ТУПИКА?
И РУССКИЙ ЛЕН К ЛИЦУ КЛАВЕ С НЕРУССКОЙ ФАМИЛИЕЙ ШИФФЕР
ШПАРГАЛКИ ДЛЯ СУСЛОВА
КОГДА РУШИТСЯ ИМПЕРИЯ, СТРАДАЕТ ВЕСЬ МИР
ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИКА И ДЕТЕКТИВ
В какой мере результаты выборов соответствуют общественным настроениям и ожиданиям?
ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЦЕНА РЕФОРМ В РОССИИ
КИВИ – ИНФОРМ ПРЕДСТАВЛЯЕТ
ЛЮБИТЕЛИ, ТЕМНЫЕ ЛОШАДКИ ИЛИ ПРОФЕССИОНАЛЫ: СТАВКИ СДЕЛАНЫ, ГОСПОДА!
СКОТНЫЙ ДВОР ВСЕ ЕЩЕ НАШ?
БОЛЬНОЙ СКОРЕЕ МЕРТВ, ЧЕМ ЖИВ
АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН: КЛЮЧ К СПАСЕНИЮ РОССИИ
И СНОВА ВОПРОС О ЗЕМЛЕ
МОСКВА КАК РЫНОК ФИЛЬМОВ КЛАССА В?


««« »»»