КОММУНИСТЫ НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ ВЕРНУТСЯ К ВЛАСТИ…

И откуда взялась такая дикая мысль, что коммунисты могут вернуться к власти, одержав победу на парламентских выборах? Был ли хотя бы один случай в мировой истории, чтобы коммунисты побеждали во время свободных выборов? Истории такие случаи неизвестны. И даже когда они приходили к власти иным путем, как в Китае, Вьетнаме или на Кубе, то вовсе не благодаря собственной программе, идеологии, теории, а под флагом освободительной борьбы или общедемократических требований.

ЧТО ВВОДИТ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ?

Наша подверженная панике демократическая интеллигенция чуть ли не взрывом истерики встречает победу коммунистов на местных выборах в том или другом регионе страны. Господа, неплохо бы знать историю, хотя бы новейшую. В свое время в Италии коммунисты составляли едва ли не половину состава джунт, местных органов власти. Был случай, когда они получили 33 процента голосов на выборах в парламент. Ну и что? В правительство они входили только в первые послевоенные годы. Сходная картина была и во Франции.

Несмотря на, казалось бы, стойкие традиции активного присутствия коммунистов в политической жизни Италии и Франции, закат их влияния произошел по универсальной формуле: как только достаток в дом приходит через дверь, коммунизм уходит через окно. Компартии как партии кризиса трудно найти себе видное место в стабильной и процветающей стране.

Я сомневаюсь, чтобы наиболее влиятельная российская компартия – КПРФ во главе с Геннадием Зюгановым смогла хотя бы приблизиться к той роли в обществе, которую играла ИКП, к ее былому авторитету и теоретическому потенциалу, который, без преувеличения, был намного выше потенциала КПСС.

МАРКС ОБЛИЧАЕТ ЗЮГАНОВА

Иногда весьма полезно вернуться к методологии Маркса, который был не только величайшим утопистом всех времен и народов (в том смысле, что его утопию удалось на время реализовать в целом ряде стран), но и крупнейшим ученым. Так вот, из марксизма вытекает, что реставрация в принципе невозможна. Что отжило свой век, то отжило. Можно попытаться вернуть к власти людей, но нельзя вернуть ушедшую эпоху. Даже посленаполеоновская реставрация власти Бурбонов во Франции была лишь частичной, неглубокой и непродолжительной.

Вообще же попытка, игнорируя ход истории, вернуть утраченное добром не кончается. Реставраторы в конечном итоге терпят сокрушительное поражение. В странах Восточной и Центральной Европы, кажется, это хорошо поняли. И это выразилось в том, что коммунисты, почувствовав свою историческую обреченность, отдали власть без боя. Возник феномен “бархатных революций”. Однако когда (как следствие повсеместно тяжело протекающих постсоциалистических реформ) политический маятник качнулся справа налево, то, условно говоря, и “контрреволюция” оказалась “бархатной”. Политический процесс тут же вошел в цивилизованную колею.

И все это оттого, что не дали ходу политической мести, сопровождающей практически каждую реставрацию. Стали искать виновных не на стороне, как это водится у нас, а в своей собственной среде. Начали ревизию собственного теоретического багажа и политической практики. Рефлексия побуждает к пересмотру позиций, стимулирует эволюцию, и вчерашние коммунисты буквально на глазах стали превращаться, пользуясь выражением поляков, в “посткоммунистов”. То есть в социал-демократов. Но, с другой стороны, и правые глубже поняли, что не все так просто под луной, и став “новыми правыми” наверняка будут менее радикальными, нежели их предшественники.

Как же нам еще далеко до такого порядка вещей?! Впрочем, и у нас коммунисты претерпевают эволюцию, но не столько в сторону социал-демократии, сколько в сторону национал-коммунизма, некоего “нового сюрреализма”.

По Марксу, как и по Ленину, критерием истины является практика. Признанный лидер наших коммунистов Геннадий Зюганов пытается это опровергнуть, фактически объявляя войну двум классикам сразу. Геннадий Андреевич за последние годы много написал, а еще больше наговорил. Угнаться за полетом его мысли в адекватной мере я, понятно, не могу. Правда, спасает то, что он часто, если не всегда, повторяется. В СССР усилиями Запада, не в последнюю очередь международного разведывательного сообщества и руками таких, как М.Горбачев, А.Яковлев, Б.Ельцин со товарищи, были подорваны и партия (КПСС), и социализм, и “великий могучий Союз”. Кончилось развалом СССР и “буржуазной контрреволюцией”. В России установился режим “национальной измены и национального предательства”. Одним словом, “антинародный режим”, который, выполняя волю своих хозяев, стремится превратить страну в колонию Запада, сырьевой придаток его экономики, попутно разрушая ВПК, национальную науку, культуру и т.д.

А коли мы стали жертвой зловещего международного заговора и коли любимый народом социалистический строй порушен кучкой предателей, то тут уж впору петь “Вставай, страна огромная…” и ставить вполне конкретные задачи “воссоздания СССР”, “восстановления советской власти”, возвращения народу “награбленного” и т.д. Вот только как же насчет критерия истины?

Допустим, СССР разрушила “пятая колонна”, а заодно извела и социализм. А остальные страны социализма, они что, тоже пали жертвами ЦРУ и проч.? Согласимся условно и с этим. Но помимо примерно десятка соцстран насчитывалось еще более десятка стран социалистической ориентации, которые вместе с первыми составляли так называемый мировой социализм. Хорошо, согласимся даже с тем, что “гидра империализма” настолько всесильна, что она как муху прихлопнула и эти страны. А как же Китай? Великий, более чем миллиардный Китай, где все сохранилось по-прежнему: и “передовая партия”, и “передовая идеология”, и находящаяся под воздействием этой идеологии и коммунистическим контролем армия. Все, кроме логики экономического и общественного развития. Вернувшись к принципам капиталистического хозяйствования, обратившись за помощью к “мировому империализму”, “социалистический Китай” спас себя от полной деградации и познал поразительный рост на грани “экономического чуда”.

Идем дальше. Допустим, что Беловежские соглашения были разработаны в ЦРУ по прямому указанию президента Буша. Ну а зачем ЦРУ разваливать Чехословакию? А что касается прежней Югославии, то тут все были против ее развала: и находившиеся у власти в Белграде коммунисты, и югославская армия, и Запад. А она взяла да и развалилась. И если говорить серьезно, то развалили и СССР, и ЧССР, и СФРЮ сами же коммунисты. Развалили своей идеологией и своей политикой.

* * *

Ленин часто любил возвращаться к мысли о том, что решающее значение для определения направления генеральной линии общественного развития имеет уяснение того, от чего и к чему мы идем. Так от чего и к чему движется мир, если “мировой социализм”, строй, претендовавший на универсальность, всемирность (“Мы вас похороним, следующее поколение американцев будет жить при коммунизме”, – говорил в США Никита Хрущев), рухнул как карточный домик, а оставшиеся под красным флагом страны либо мимикрируют под социализм, либо дошли до крайней стадии деградации? Одни страны идут по пути посткапитализма, другие встали на путь постсоциализма, третьи пребывают на самых разных ступенях общественного прогресса. Но скорее всего мир идет к большему социально-политическому однообразию, признанию универсального характера рыночной экономики и правового государства, доказавших свою эффективность, умение работать на человека. Нет, эти институты вовсе не совершенны, но это лучшее, на что оказалось способно человечество. Мир явно идет от конфронтации к сотрудничеству, преодолевая немалые препятствия на этом пути.

В этих условиях коммунистическая идеология и коммунистическая практика поистине выглядят белой вороной. Получается вроде того, что все идут не в ногу, а один солдат в ногу.

ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ

Почему я с такой уверенностью говорю, что коммунистический реванш в России не состоится? Да потому, что за коммунистами я не вижу ни одной исторически прогрессивной тенденции, как нет за ними перспективной силы, вдохновляющего идеала. В сущности, ничего стоящего нет, кроме не нашедших себя в условиях рынка прислужников и прихлебателей прежней системы да негативной реакции части населения на перемены, вызванные самим ходом истории.

Если не порывать с почвой историзма и не считать идиотами наших предшественников, то надо прямо сказать: нынешние наши коммунисты, точнее их лидеры, по многим параметрам и в подметки не годятся большевикам семнадцатого. Они вторичны.

Так что же являют собой необольшевики, или “коммуняги”, как их называют в народе? Во-первых, они потеряли свою идентичность и выступают под чужим флагом. Вместо интернационализма – национализм или что-то в этом роде. Вместо атеизма – православие. Давно ушла вера в благо ликвидации частной собственности, в преимущество плановой экономики.

Не верят они больше в коммунистический идеал, да и надо быть круглым идиотом, чтобы в него верить.

Сегодня коммунисты, образно говоря, играют на чужом поле. Отчасти на поле националистов, отчасти на поле социал-демократов. Но эта игра проигрышная. Только высокоталантливые шахматисты могут играть сразу на нескольких полях. Но скажем честно, нынешние вожди коммунистов талантами не блещут. Сегодня коммунизм – товар неходовой, залежалый, и настоящие таланты ищут применения на другом поприще.

Во-вторых, у коммунистов очень ограниченный и убывающий электорат. Хотя и четко выраженный, стабильный и хорошо организованный. Как-никак, в СССР насчитывалось около 2О миллионов коммунистов, а в России где-то 11-12 миллионов членов неизменно правящей партии. Следовательно, у них сохранились старые оргструктуры, СМИ, навыки оргмассовой работы и накопленный за многие годы арсенал социальной демагогии и обмана масс, благо, почва для этого в России переходного периода и “дикого капитализма” весьма благоприятна.

Но кто в первую очередь поддерживает коммунистов, кроме бывших партаппаратчиков и “партаппаратом прикормленных”? Значительная часть пенсионеров. Значительная часть колхозников и совхозников. Часть работников ВПК. Часть военнослужащих, вообще работников силовых структур. Часть люмпенов. Часть старой бюрократии. Все это поколения, слои и структуры либо уходящие, либо маргинальные, либо теряющие в новых условиях свой былой вес. Но практически нет потенциала для роста, ибо молодежь больше не прельщает коммунистический идеал.

В-третьих, коммунисты несут на себе печать лицемеров, обманщиков. Обещают одно, а делают совсем другое. А если делают, то прежде всего во благо себе. Я имею в виду их верхушку. Еще не забыто, как жировали “слуги народа” в периоды, когда бедствовал народ. Еще свежа в памяти брежневская эпоха с ее коррупцией и всеобщим разложением. Нынешние и организованная преступность, и антисоциальность, и пугающая бездуховность уходят корнями как раз в эпоху Брежнева. Иначе говоря, коммунисты потеряли доверие людей.

В-четвертых, для деятельности коммунистов ныне не лучшее время. Россия уже почти 10 лет живет в условиях гласности, демократических свобод, широких международных контактов. В условиях, когда для человека открылись такие сферы деятельности, о которых он даже не мечтал.

Иначе говоря, россиян уже не так просто загнать в новый ГУЛАГ, именуемый реальным социализмом или чем-то близким этому. Я также уверен, что если бы сегодня у тех, кто готов голосовать за коммунистов, отобрали то, что они получили от демократов (“дерьмократов”, “демокрадов” и проч.), то их возмущению не было бы предела. Все мы так или иначе вросли в новые реалии. Да, все еще сохраняются ностальгические чувства по прежней гарантированной пайке, но только не за счет лишения нас того, что уже добыто за годы постсоциализма. Но, как говорят мудрые люди, так не бывает. Либо – либо.

В-пятых, я не уверен, что народное сознание простило коммунистам то, что они уничтожили цвет нации, разрушили складывавшийся веками строй жизни, народный быт. Разорили деревню. Покрыли страну концентрационными лагерями. Возродили крепостной строй. Провели “этнические чистки”. Разрушили храмы, уничтожили большую часть духовенства.

И последнее. Сейчас, как никогда, неудачное время для коммунистического реванша с международной точки зрения. К моменту прихода большевиков к власти мир был расколот, что и позволило им лавировать и тем самым выжить в критический период. Сейчас ситуация принципиально иная. В нынешних условиях противопоставить себя миру было бы просто катастрофой. Не случайно и коммунистические и националистические лидеры, ругая Запад почем зря, в то же время стараются показать себя с самой лучшей стороны, встречаясь с его лидерами как здесь, так и за рубежом.

ЯВИЛИСЬ НЕПРОШЕННЫМИ, УШЛИ НЕСОЛОНО ХЛЕБАВШИ

Допустим, коммунисты каким-то чудом вернулись к власти. Тем более, что они вовсе не отбросили мысль о возможности прихода к власти не только парламентским путем. И как бы они выполняли свои обещания? Первые же шаги по реприватизации с целью возрождения “коллективной собственности” натолкнулись бы на такое сопротивление, что понадобился бы “революционный террор”. Только вот незадача: кто бы его мог осуществлять? У большевиков были миллионы вернувшихся с фронта крестьян, которых они обманули обещаниями скорой раздачи земли, были и сотни тысяч рабочих, веривших, что они-то и будут руководить государством по формуле диктатуры пролетариата. Нынешние коммунисты в массовом порядке могут опереться разве что на пенсионеров да на люмпенов. Последние вполне обрадовались бы ленинскому кличу “Грабь награбленное!”

Завязли бы коммунисты и в деле возврата к плановой экономике. По-моему, большинство из них даже не представляет себе, что являют собой сегодня госпредприятия, колхозы и совхозы, в какой мере их руководители хотят вернуться к старому и в какой мере это в принципе возможно. “Восстановление управляемости народным хозяйством”, о чем говорят лидеры КПРФ, – это миф. “Восстановление производства до уровня 199О года”, о чем говорят их союзники, – это вообще фантастика. Фантасмагория, если не плод невежества и косности мышления. Ведь 7О процентов потенциала страны работало на войну, а примерно половина гражданской продукции шла прямо на склад. Что восстанавливать? Этого уже не восстановить. Короче говоря, коммунисты бы вызвали такой хаос в экономике, что нынешние времена показались бы райскими.

Нетрудно себе представить, чем бы обернулись для России и попытки “воссоединить СССР”. Впрочем, могу сказать – развалом СНГ. Молниеносным расширением НАТО, и прежде всего за счет Украины, других стран постсоциализма. Международной изоляцией России. Экономической блокадой как ответ на невыплату долгов. Голодом, Крахом.

* * *

Вывод напрашивается только такой. Либо коммунисты были бы сокрушены как политическая сила при первой же попытке реализовать свою программу, либо они вынуждены были бы, пусть даже с зубовным скрежетом, продолжать курс, начатый их злейшими политическими противниками, внося в него те или иные изменения, не ломающие, однако, существующий порядок вещей, как это делают “посткоммунисты” в Европе. У классиков есть выражение вроде того, что “контрреволюция выполняет программу революции”. А тут было бы наоборот. Понятно, что в марксистском понимании.

ЧЕМ МЕНЬШЕ ЛЮДЕЙ ПРИДЕТ НА ВЫБОРЫ, ТЕМ ВЫГОДНЕЕ КОММУНИСТАМ

Пытаясь выяснить причину преувеличенного представления в демократических кругах о влиянии в обществе коммунистов, я пришел к следующим выводам.

Первое. Результаты, полученные в ходе выборов, и реальное влияние в обществе той или иной политической силы – это вещи разные. Во всяком случае, в нашей стране на нынешнем этапе ее развития. И решающую роль здесь играет то, какая часть населения активнее ходит на выборы. Социологические опросы свидетельствуют, что наиболее дружно голосуют наименее грамотные и наименее обеспеченные люди и пенсионеры – как раз основная опора радикальных партий реванша. То есть идеологизированный избиратель. В то время как наиболее грамотные и обеспеченные, прежде всего городские слои населения, в немалой своей части не ходят на выборы. Парадокс! Те, кто уже пользуется благами рыночных отношений и демократии, устраняются от решения судьбы страны и своей собственной и фактически передоверяют эту миссию тем, кому больше нужна прежняя гарантированная нищенская пайка, чем демократия. А многих из них вообще тянет к авторитарной власти, к “хозяину”.

Надо как-то постараться разъяснить нашим гражданам, что своим неучастием в выборах они действительно могут посадить себе на шею авантюристов под стать большевикам. Напомню, что и Гитлер пришел к власти, набрав чуть больше 3О процентов голосов. Пришел потому, что многие демократически мыслящие люди либо не пришли на выборы, либо не утруждали себя заботой о том, за кого и против кого надо голосовать.

Второе. Когда на авансцене политики вновь появились Гейдар Алиев и Эдуард Шеварднадзе и пошел разговор, что красные опять возвращаются к власти, то кто-то остроумно заметил: возвращаются не потому что красные, а потому что умные. На итоги местных выборов следовало бы смотреть с большей степенью углубленности, чем это мы обычно делаем. Даже тогда, когда в Волгограде победа коммунистов оказалась полной и неоспоримой. Ибо наши граждане часто голосуют не за программы, не за партии, а за личности. “Волгоградский парадокс” в том-то и состоит, что за мэра-реформатора Юрия Чехова проголосовало около 62 процентов избирателей, в то время как за многих коммунистов, прошедших в местную думу, в том числе за секретаря обкома КПРФ, – в несколько раз меньше.

Третье. Много путаницы вносят наши квазилибералы. Для них всяк коммунист, кто стоит левее, кто не воюет с собственным государством и не обращается к Западу с призывом вмешиваться в наши внутренние дела по тому или иному поводу. Они даже говорят о “возвращении коммунистов к власти” применительно к Польше или Венгрии.

Четвертое. Надо уже свыкнуться с мыслью, что в демократической стране, да еще на переходном этапе приход к власти в том или ином регионе коммунистов, как и других сил, явление вполне нормальное. Например, в крупном индийском штате Западная Бенгалия коммунисты бессменно правят уже, кажется, десятилетия. И правят умело, гибко. Но правят в рамках Конституции и федеральных законов. И такие нововведения, которые внедряет у нас в Калмыкии Кирсан Илюмжинов, там просто невозможны. Сразу было бы введено президентское правление, а местные органы власти распущены. Я бывал в этом штате и мне даже показалось, что сформированное коммунистами правительство скорее функционирует как правительство профессионалов-прагматиков, нежели сторонников утопической марксовой теории.

Алексей КИВА, политолог


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СПУТАННЫЕ КАРТЫ. ПОСТИШЕМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ
ПОТЕРЯЛИ “ЗДОРОВЬЕ” – ЧТО ПРИОБРЕЛИ?
СПРАВКА О РЕЗУЛЬТАТАХ ПРОВЕРКИ “ОСТАНКИНО”
ЕВРЕЙ ПРИ ГУБЕРНАТОРЕ НИКОЛАЙ ШМЕЛЕВ
“ПРАВДА”?
“Я ВЗГЛЯНУЛ ОКРЕСТ СЕБЯ..”.
ИНВЕСТИЦИИ В ПОЛИТИКУ: ЧТО, ГДЕ, ПОЧЕМ?
ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ, А НЕ…
…НО СТОИТ ЛИ ИХ СБРАСЫВАТЬ СО СЧЕТОВ?
ЗАЧЕМ КУХАРКЕ ДУМА?
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ХИТ-ПАРАД ЛИЦЕНЗИОННЫХ ВИДЕОФИЛЬМОВ (НОЯБРЬ 1995 г)
КНЯЖЕСКИЙ УРОК РЕФОРМАТОРАМ
НА РУИНАХ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ДЕМДВИЖЕНИЯ
Появление нового руководителя Центрального банка
ОХРАНА ЦЕННОСТЕЙ – НЕ ИГРА В “ОХРАННИКИ”


««« »»»