…НО СТОИТ ЛИ ИХ СБРАСЫВАТЬ СО СЧЕТОВ?

Активное желание не допустить создания дееспособного коммунистического большинства в Государственной Думе после декабрьских выборов, высказанное Б.Ельциным во время встречи с журналистами, поразило всех наблюдавших сие. Тем более, что ОРТ неоднократно возвращалось к этому сюжету, смакуя и обсасывая его со всех сторон и не оставляя ни малейшего сомнения, что все услышанное нами действительно было произнесено российским государственным лидером.

Американский журналист, задавший вопрос о коммунистах в парламенте, имел несколько ошарашенный вид. Он ожидал услышать очередную порцию президентских обтекаемых рассуждений о “гражданском мире” и о том, что Президент стоит над страстями и мелким властолюбием, которые протекают где-то далеко внизу от его “сияющего дома на холме”, и по этой причине декабрьское действо его как бы и не очень касается. Однако все прочие журналисты были явно довольны – ведь они присутствовали в начале интриги, которая сулила богатое эпистолярное продолжение. Продолжение и в самом деле последовало, причем такое, что пишущая братия на время оставила без внимания другие замечательные места из выступления Б.Ельцина. Например, похвала “официальному оппозиционеру” Ю.Скокову и оценка его личных качеств на уровне, достойном премьер-министерского поста, и это при “живом”-то премьере! Или президентское признание, что переговоры в Чечне вынужденно ведутся с “заведомыми бандитами”, подготовленными в Турции, Палестине, еще где-то. Все это оказалось на заднем плане. На первый план вышел воинствующий антикоммунизм бывшего первого секретаря Московского горкома КПСС, который по степени яростности не уступает теперь аналогичному чувству другого выдающегося политика XX века – У.Черчилля.

ПРИКАЗ ПО КОМАНДЕ

Ни одно чувство, тем более такое сильное, у профессионального политика случайно и немотивированно возникнуть не может. Следовательно, сама-то интрига возникла задолго до того, как была озвучена во время встречи с журналистами. Президент все же не школьница старших классов и не “дама бальзаковского возраста”, чтобы внезапно отдаться страсти. У У.Черчилля в Фултоне приступ антикоммунизма обострился, как мы помним, вследствие очевидной необходимости остановить бесконтрольное распространение агрессивного сталинизма по послевоенной Европе. У Б.Ельцина же “внезапная ярость” по отношению к коммунистам и коммунизму также связана со стремлением остановить расползание внутри страны в целом и среди части его окружения в частности мнения, что приход к власти КПРФ и ее союзников неизбежен и нужно уже сейчас готовиться к нему – кто как может. Действительно, первым и главным признаком возможной потери власти для политического деятеля любого уровня служит потеря воли за нее бороться, возникновение у него самого и его ближайших соратников проклятой мыслишки: “А не бросить ли все дела и не поехать ли за город отдохнуть на травке годиков этак на пять?” В такой ситуации как никогда важно, чтобы нашелся некто, кто бы мог потребовать: “Ваше Превосходительство, прикажите развернуть тяжелые орудия на наступающего противника!”

ПЕРВАЯ СРЕДИ НЕРАВНЫХ

Как никому известна Б.Ельцину притягательная сила коммунистической идеологии и зубодробительные свойства коммунистической практики. Способность их видоизменяться, особенно став государственными, до полной неузнаваемости, сохраняя, тем не менее, необходимый набор идеологических штампов и красное знамя на фасаде, также хорошо известны наблюдательным современникам. Примеры такой мимикрии можно в изобилии встретить в соседнем Китае, показывающем в настоящий момент бывшему Старшему Брату, “как это делается”.

Совершенно очевидным в последнее время стал и тот факт, что из всего набора политических образований, которые у нас именуются “партиями”, лишь коммунисты Г.Зюганова (сотни тысяч) и, в гораздо меньшей степени, В.Ампилова (десятки тысяч) имеют на всероссийском уровне партийный актив, способный к систематической работе без постоянных понуждений и денежных вливаний. Все остальные политические образования слишком эфемерны и “электоральны”, чтобы составить достойную конкуренцию коммунистам по этой позиции. Они в большинстве представляют собой лишь “группы товарищей”, собравшихся “до кучи” по конкретному поводу. Так же легко, как они собрались, они могут и рассосаться, когда повод минует или же дальнейшее их существование окажется “нецелесообразным”.

Но не только и не столько массовым партийным активом и их способностью к организации и самоорганизации неприятны нынешним хозяевам Кремля коммунисты. КПРФ уже в течение двух лет является одним из основных центров сосредоточения контрэлиты, которая до октября 1993 года базировалась в Белом доме на Краснопресненской набережной и откуда в свое время была “выкурена” и рассеяна “по белу свету” с помощью танков и “Альфы”. В состав этой контрэлиты,которая спит и видит как бы ей превратиться просто в элиту, заняв соответствующие места в каком-нибудь правительстве и около какого-нибудь президента, входит большое число фигурантов, не только не разделяющих идей коммунизма, но и, по сути, глубоко чуждых им. Организационная оболочка КПРФ позволяет и таким людям мирно уживаться внутри ее структур, подобно тому, как в “старой, доброй, дореформенной” КПСС были представлены и ортодоксы, и реформаторы, и либералы. От них требовалось лишь сохранение внешней лояльности, причем в перестроечное время уже и не к идеям вовсе, а к конкретным “патронам”; в “печенки” же им заглядывать никто и не думал. Партия Г.Зюганова служит также естественным “магнитным полюсом” для притяжения других оппозиционных нынешним властям сил, подобно тому, как планеты и другие астрономические тела постоянно попадают в поле притяжения крупных светил. Тяготеют к коммунистам аграрии М.Лапшина, рыжковско-бабуринцы, часть национал-патриотов. Таким образом, через весьма короткий отрезок времени Президент рискует столкнуться с гораздо более влиятельной политической силой, чем партия, способная набрать 15-20% на выборах.

ЭТОТ РАЗНОЦВЕТНЫЙ КРАСНЫЙ ФЛАГ…

В последнее время много разговоров идет о социал-демократическом уклоне в КПРФ. Действительно, такой уклон “имеет место быть”, причем вкупе с националистическим и даже, подумать только, с либерально-демократическим. Более того, иногда складывается впечатление, что некоторым членам зюгановского “политбюро” более бы пришлись впору не застойно-партийные пиджачки, а мундиры и золотые погоны деникинских офицеров.В этом смысле окружение Г.Зюганова стало уже напоминать окружение самого Б.Ельцина, в недрах которого представители всех эти течений мирно сидят за одним столом и смирно кушают один и тот же “президентский пирог”, тщательно защищая его от своих “духовных собратий из мира внешнего”.

На эти специфические особенности КПРФ как весьма всеядной и “толерантной” партии определенно намекал Г.Зюганов во время встречи с группой американских бизнесменов, которым совершенно наплевать на все на свете завиральные идеологии и их сумасшедших носителей, если они не затрагивают перспектив их возможных инвестиций и прибылей.

Сосредоточив вокруг себя реальную политическую активность “внизу” и консолидированную, хотя и разношерстную контрэлиту “наверху”, КПРФ представляет реальную угрозу и номенклатурную альтернативу Б.Ельцину и его команде в целом. Правда, угроза эта становится действительно реальной только в случае проведения разного вида “общенародных вотумов”, причем с небольшой возможностью для подтасовок их результатов. В противном случае, контрэлита и ее ракета-носитель – КПРФ технически очень легко и даже бесшумно “затаптываются в подстилку”.

Коммунистов отличает от прочих “субъектов многопартийности” наличие идеологии, которую можно адаптировать под разнообразные жизненные ситуации. Они располагают также, как уже было написано выше, активом, у которого голова давно и прочно набита “разными глупостями” и который способен за скудное вознаграждение или даже и вовсе без оного агитировать себе подобных, собирать подписи, клеить листовки, осуществлять контроль за ходом голосования на избирательных участках и делать все, что потребуется руководству. У КПРФ имеется также традиция исторической преемственности, начиная с первого съезда РСДРП, включающая в себя набор соответствующих символов, атрибутов и ритуалов, вокруг которых сплачиваются индивиды, и “подобное узнает подобное себе”. Наконец у этой партии существует лидер, способный как на партсобрании пенсионеров г.Чердыни, так и в кулуарах Минтопэнерго сказать и продемонстрировать кое-что.

Величайшей же слабостью КПРФ является ее название – “коммунистическая”. Ведь именно под этим названием и этими лозунгами была разрушена старая Россия, начался гибельный путь народов, ее населяющих, к полной культурной деградации и физическому самоуничтожению. Именно “коммунизм” противопоставил Россию почти всему остальному миру и вызвал необходимость перестройки по-горбачевски. И именно поэтому само его имя вызывает, мягко говоря, величайшую подозрительность среди “умеренных” россиян и пугливых западных инвесторов.

Вот было бы здорово для наших коммунистических вождей, если бы их идеологию и актив можно было бы наложить на незапятнанную историческую память и репутацию еще живущих поколений соотечественников и потенциальных зарубежных “друзей”! Но это так же невозможно, как для Б.Ельцина, при его богатых закордонных связях, беспрецедентных для нашей политической авансцены нюха и цепкости, обрести реальную организационную опору “в верхах” и возродить прежнее обожающее поклонение “в низах”. Увы, он был народным героем и вождем уже очень давно, целых четыре года назад. Теперь же он – “всего лишь царь”, причем не очень-то любимый народом.

ДОБРЫЙ ПАХАРЬ НУЖДАЕТСЯ В ХОРОШЕМ ЗЕРНЕ

Когда Б.Ельцин говорит о том, что мы, мол, коммунистического большинства в Думе не допустим, наверное, он уже имеет в уме своем некий “минимальный джентльменский набор” технических приемов, как конкретно не допустить этого самого большинства.

Наиболее эффективной альтернативой коммунистической угрозе явился бы “единый фронт демократических сил”, который бы незримо, но весомо окормлял сам Президент и его администрация. Однако не только попытки реализации, но даже самые теоретические проработки такой возможности упираются в непреодолимую трудность – непомерные амбиции персоналий, которых можно было бы попробовать в такой фронт совместно “задвинуть”. К тому же и самому Президенту претит идея формально оказаться во главе не очень сильной и популярной организации, где все против всех интригуют, бесконечно жалуются друг на друга, приворовывают из предвыборной кассы и т.д. Такая структура неизбежно тут же попадет под перекрестный огонь политических оппонентов и дальнейшая судьба ее совершенно неочевидна. Пример премьера с “Нашим домом – Россией”, как говорится, налицо.

Существует и противоположная идея – всех раздробить и размазать по политическому спектру, чтобы все запутались. Где кто, кто где, правая, левая где сторона? Плохо организованных и структурированных “националистов” таким образом можно раскурочить, заодно, правда, пострадают и “рыхлые либералы”. Коммунисты при такой тактике страдают тоже, но все же относительно меньше, чем их основные политические конкуренты. Не исключено, что они на фоне тотального раздробления политических сил могут даже усилиться.

В условиях российского политического “безрыбья”, то есть полной несформированности современного политического ландшафта, который предусматривает, в первую очередь, развитую партийную систему, включая систему партий, посаженных хоть на какую-никакую историческую и идеологическую основу, стабильное финансирование, и, если хотите, традиции и ритуалы устойчивой совокупности политических субъектов, конкурирующих друг с другом, “страшный хищник КПРФ” действительно является тем самым “красным раком”, который способен под сурдинку всеобщих выборов снова заразить общество семенами устойчивой однопартийности и показушной идеологической нетерпимости.

ЗЕРНА НЕПРОТРАВЛЕННЫЕ

Сами наши “некоммунистические силы” все время демонстрируют свою несостоятельность, прикрываясь разговорами о том, что у нас, мол, и денег нету, и избиратель в России – сволочь, и Президент никак не может определиться и сделать единственно правильный выбор и т.д. Полноте, господа, вы уверены, что, появись откуда-нибудь крупные денежные средства, вы были бы способны их целесообразно израсходовать, а не просидеть “по ресторациям и презентациям”? Дырявые мехи поистине бездонны, сколь ни насыщай их дорогим вином…

Ну, предположим, денег действительно мало, Президент занят своими делами, но ведь остается еще и собственная работа, за счет которой можно сделать очень много, в частности привлечь внимание Президента и “денежных мешков” к своей скромной персоне. Но наши демократы подчас не в состоянии сделать и этого. В частности, на откуп КПРФ отданы все традиции российской политической преемственности и демократической государственности, как дореволюционной, так и послереволюционной. Многочисленные либералы, гайдаровцы, “яблоки”, “хакамадиане”, не говоря уже о Боровом и Б.Федорове, столь “юны и наивны”, что стороннему наблюдателю может показаться, что российский либерализм возник как явление лишь в 1991 году. Этим они кардинально отличны от Ампилова и Зюганова, за которыми стоят поколения поистине идейных коммунистов из разных стран, шеренги томов К.Маркса, В.Ленина, причем шеренги читанные, а также символическая фигура рабочего, готовящегося кинуть булыжник в своего классового врага. А как же традиции русского кадетского и октябристского движения, традиции Муромцева, Милюкова, князя Львова, позвольте спросить? Ведь именно они в начале нынешнего века закладывали конституционную основу России, а вовсе не тогдашние коммунисты-большевики, которые ее изощренно подрывали. “Эсер” как было ругательным словом, так им и осталось(правда по совершенно другим причинам), хотя и М.Лапшин, и Ю.Черниченко добросовестно цитируют их, всуе провозглашая с трибун: “Землю – тем, кто ее обрабатывает”. В это же самое время эсеровская традиция политической поддержки земледельцев, восходящая еще к “Земле и Воле”, остается абсолютно невостребованной. И, наконец, наши родные социал-демократы, которые только относительно недавно обнаружили, что эффективная социал-демократическая политика растет из рабочего движения и сотрудничества с профсоюзами, еще не дозрели до мысли, что на российской земле они являются “всего-навсего” продолжателями дела Мартова, Плеханова, Потресова и Аксельрода.

Вот и получается, что социально-политические традиции исторической преемственности сохраняются только в среде коммунистов. Прочие же течения современной российской общественной мысли в массовом сознании и по сей день выглядят как диковинные южные плоды, выращенные далеко на Западе и подброшенные агентами ЦРУ и “Моссада” в целях разрушения России.

Наши современные политики ленятся и не хотят читать своих исторических предшественников, а потому не умеют и адаптировать их наследие к современному отечественному контексту. Может быть, это происходит из-за того, что в массе своей они являются всего лишь особой разновидностью “новых русских” с соответствующей психологической матрицей поведения? Так или иначе, “старые русские” чуют в них чужаков, никогда за ними не пойдут и никогда голосовать за них не будут. Последнее не является только личным делом политических фигурантов, так как от их профессиональных знаний, умений и свойств в значительной степени зависит дальнейшая история России. Сегодня же среди читателей и почитателей своей традиционной литературы лидируют коммунисты с “Манифестом коммунистической партии” Маркса-Энгельса и черносотенцы с “Протоколами сионских мудрецов” Нилуса и “Моей борьбой” Шикльгрубера.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОТЕРОЗОЙ В РОССИИ

С сожалением приходится признать, что надежных средств противодействия “красному раку”, ни организационных, ни идеологических, современная российская политическая культура пока не выработала. Последнее объясняется тем, что эта наша “культура” крайне проста и примитивна, как и все недавно рожденное из хаоса; “взял – отнес – отдал” – вот ее основные принципы. В этом смысле высшим и закономерным ее проявлением является парад политических “амеб” типа ЛДПР В.Жириновского. “Красный рак” же существо относительно высокоорганизованное и стоящее значительно выше на лестнице эволюции по сравнению со всякими там “амебами”, “сине-зелеными водорослями” и прочим “планктоном”. Более того, этот “рак” потенциально способен поглощать и осваивать “простейших” большими массами, так, что они и не сразу сообразят, что с ними, собственно говоря, происходит.

Вот я и боюсь, что яростный антикоммунизм Б.Ельцина расчищает место не для адекватных мощи коммунизма конкурентов, а для очередного заряда этого самого политического предвыборного “планктона”, который ни на какое “выполнение исторической миссии – построение развитого капитализма в России” не способен. Его миссия – удобрять почву для “раков” и служить им пищей.

Единственное, что утешает: время доминирования ракообразных кончается сразу с появлением позвоночных млекопитающих. Но доживем ли мы до него, вот в чем вопрос? Хотелось бы…

Николай ЛЬВОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЗАЧЕМ КУХАРКЕ ДУМА?
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ХИТ-ПАРАД ЛИЦЕНЗИОННЫХ ВИДЕОФИЛЬМОВ (НОЯБРЬ 1995 г)
КНЯЖЕСКИЙ УРОК РЕФОРМАТОРАМ
НА РУИНАХ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ДЕМДВИЖЕНИЯ
Появление нового руководителя Центрального банка
ОХРАНА ЦЕННОСТЕЙ – НЕ ИГРА В “ОХРАННИКИ”
СПУТАННЫЕ КАРТЫ. ПОСТИШЕМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ
ПОТЕРЯЛИ “ЗДОРОВЬЕ” – ЧТО ПРИОБРЕЛИ?
КОММУНИСТЫ НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ ВЕРНУТСЯ К ВЛАСТИ…
ЕВРЕЙ ПРИ ГУБЕРНАТОРЕ НИКОЛАЙ ШМЕЛЕВ
СПРАВКА О РЕЗУЛЬТАТАХ ПРОВЕРКИ “ОСТАНКИНО”
“Я ВЗГЛЯНУЛ ОКРЕСТ СЕБЯ..”.
“ПРАВДА”?
ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ, А НЕ…
ИНВЕСТИЦИИ В ПОЛИТИКУ: ЧТО, ГДЕ, ПОЧЕМ?


««« »»»