СПУТАННЫЕ КАРТЫ. ПОСТИШЕМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ

В прошлом выпуске “Моей Газеты” ряд видных политиков и политологов обнародовали свои суждения о влиянии, которое может оказать на российскую политику болезнь Президента. Веер мнений, высказанных ими, имеет один общий знаменатель, лучше всего сформулированный А.Салминым, – это не сиюминутный, а отложенный эффект, последствия которого скажутся лишь в перспективе.

Наша точка зрения иная. Мы считаем, что этот роковой случай уже оказал серьезное (и весьма деформирующее) влияние и на планы Президента, и на политическую ситуацию в российских верхах. Как ни печально, но новизна ситуации, складывающейся в российской политике после болезни Президента, состоит в том, что недуг крайне негативно сказался на его политической линии и ограничил возможности активной адаптации Б.Ельцина к предвыборной борьбе.

ПОЧЕМУ БЫ И НЕ ПОМЯНУТЬ СТАРОЕ?

Незадолго до своей болезни Президент, как известно, заявил о намерении провести “небольшой поворот” в российской политике. Критика Президентом правительства и заявление о поворотности момента логично вписывались в контекст октябрьских политических скандалов и слухов об отставках ряда министров или даже всего Кабинета.

Положение В.Черномырдина выглядело как весьма критическое – дистанцирование Ельцина от правительства сопровождалось заметным сближением Президента с центристскими структурами, которые могли способствовать обретению им нового политического лица, что, далее, могло привести к разным вариантам его поведения на близящихся со скоростью курьерского поезда президентских выборах.

В лучшем случае начала бы расти популярность Ельцина. Он предстал бы в роли, которая была в свое время четко сформулирована им самим в известном августовском интервью, – как защитник народа от номенклатурно-государственного капитализма с его “рынком для богатых” и как гарант выживания “правительства народного доверия”.

Даже в том – худшем – случае, если бы новое амплуа не принесло Ельцину возрождения из пепла политической непопулярности, оно все же могло бы стать либо заключительным аккордом, после которого Президент мог бы спокойно покинуть политику, полагаясь на благодарность наследников, либо вообще дать Ельцину основания отложить выборы. Ведь должен был бы кто-нибудь взять на себя ответственность, чтобы разгрести авгиевы конюшни гайдаровско-черномырдинских реформ…

В качестве таковых гераклов – при поддержке Президента – могли бы выступить прежде всего Конгресс русских общин, а также более мелкие политические структуры, ориентированные на поддержку национального производственного капитала (“Мое Отечество”, “Союз труда” и т.д.). Им давали “зеленый свет” отчетливо звучавшие упреки Президента правительству, что особенно впечатляло на фоне октябрьских встреч Ельцина с наиболее оппозиционно настроенными членами правительства и другими критиками политики В.Черномырдина.

Октябрьско-ноябрьский кризис здоровья Президента стал кризисом и российской политики, что существенно ухудшило условия для реализации подобной возможности и на неопределенное время прервало эту линию в поведении Ельцина.

КРИЗИСЫ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ: КТО ЖЕ “КУКЛОВОДЫ”?

Самое неприятное состоит в том, что болезнь Президента обнаружила слабую укорененность демократии в России – стоило ему на миг отойти от активной политической деятельности, тут же резко обострилась борьба вокруг судьбы выборов. За стремлением к их переносу стоит нерешенность вопроса о возможном новом лидере нашей элиты.

Очевидно, не случайно, что в период болезни Президента произошли два кризиса избирательной кампании. Первый возник в конце октября в связи с решением Центризбиркома отказать в регистрации блоку “ЯБЛоко”. Второй кризис разразился, когда Верховный Суд направил соответствующий иск в КС с запросом о конституционности действующего избирательного закона. Этому акту ВС предшествовало присоединение к числу критиков закона спикеров обеих палат российского парламента, а также части президентского окружения – его помощников М.Краснова, Г.Сатарова и главы кремлевской администрации С.Филатова, а также Председателя КС В.Туманова, всегда чутко улавливающих политические колебания в верхах.

Все это и дало основание аналитикам предположить, что за инициативой политических маргиналов стоят куда более серьезные силы. По мнению части экспертов, она исходила непосредственно от Президента, не заинтересованного в крупной победе левых, прежде всего коммунистов, на предстоящих выборах. Однако подобные утверждения экспертов были поставлены под серьезное сомнение активным включением Президента в ход второго предвыборного кризиса. Едва оправившись от недуга, Б.Ельцин однозначно заявил о своем твердом намерении провести парламентские выборы 17 декабря, но с тем условием, чтобы потом по “казахстанскому сценарию” не возникло возможности ставить вопрос о легитимности прошедших выборов.

На наш взгляд, ближе к истине те, кто полагает, что идея ревизии избирательного закона и переноса парламентских выборов как нельзя лучше отвечала бы интересам премьер-министра. Парламентские выборы, по-видимому, могут окончательно похоронить легитимность нынешнего правительства, что будет к выгоде Президента, так как создаст условия для смены Кабинета. Для Президента это было бы, как ясно из предыдущего, весьма неплохим результатом. Еще лучше было бы для Ельцина, если бы новая правительственная команда сделала хотя бы небольшую попытку изменить политический и социально-экономический курс.

Напротив, затяжка парламентских выборов на неопределенный срок, в течение которого премьер постепенно перетягивал бы на себя властные полномочия, могла бы решить многие проблемы В.Черномырдина. Его тактика в период болезни Президента состояла в максимальном использовании в своих целях “передышки”, предоставленной правительству случаем, дабы укрепить свои властные позиции. Особенно важные успехи были достигнуты премьером на поле кадровой политики в важнейших структурах, прежде контролировавшихся исключительно Президентом. За время болезни Президента он усилил свое влияние на МВД, Минобороны, на МИД, и, конечно же, одержал полную победу в Центробанке. Вполне возможно, что при очередном ЧП у Бориса Николаевича под контроль премьера перейдет и Министерство финансов.

КТО ПЕРЕТЯНЕТ КАНАТ?

К чести В.Черномырдина надо признать, что действует он весьма изобретательно и инициативно, хотя и осторожно, подтверждая свое политическое реноме. При этом важно, что его интересы оказываются часто близкими многим политикам, которых, на первый взгляд, не отнести к политическим “друзьям” Виктора Степановича. Это объясняется тем, что для принятой премьером тактики постепенного перетягивания власти ему крайне необходимо сохранение политической стабильности в стране, что на фоне возрастающего влияния КПРФ в преддверии выборов требует контактов с лидерами этой партии. Такие контакты, поддерживаемые через давнего знакомца Г.Зюганова, а ныне руководителя аппарата правительства В.Бабичева, думается, не без выгоды для всех контактирующих сторон, стали ныне устойчивой реальностью российской политики.

Принятие Думой в первом чтении бюджета на 1996 год, триумфальное восшествие на пост председателя Центробанка С.Дубинина – важнейшие успехи премьер-министра за последние дни, которые были бы труднопонимаемы без подобных контактов. В выигрыше от них и Г.Зюганов, который ощущает себя сегодня полноправным членом российской политической элиты и политиком, оказывающим влияние на принятие важнейших решений. Об этом свидетельствует и то, что за симпатии Г.Зюганова начал бороться и Президент. Так, по слухам, в последние недели лидер КПРФ Г.Зюганов имел встречи с шефом Службы безопасности Президента А.Коржаковым и директором ФСБ М.Барсуковым.

К немногим позитивным для Президента итогам заканчивающегося периода недуга можно отнести, пожалуй, лишь укрепление отношений Ельцина с “московской группировкой” Ю.Лужкова, которая, очевидно, рассматривается как один из противовесов угрозе политической монополии В.Черномырдина. Очевидно, не случайно, что место заместителя Генпрокурора было предложено еще недавно опальному прокурору Москвы Г.Пономареву, а столичный мэр был награжден одной из высших наград – орденом “За заслуги перед Россией”.

Кроме того, Б.Ельцин пытается усилить и внутриправительственные противовесы влиянию премьер-министра (в роли такого противовеса выступает вице-премьер О.Сосковец). Все это, однако, лишь паллиативы.

В целом же хотя Президент за время болезни и не выпустил из рук значительную часть рычагов воздействия на общероссийскую политическую ситуацию, но, бесспорно, сегодня он вынужден существенно менять свою предвыборную тактику. Она становится более эластичной и менее динамичной, что сулит ей и меньшую эффективность.

В частности, Президент вынужден сегодня действовать не через “новых людей”, а через премьер-министра, который, в свою очередь, идя на необходимые уступки Президенту, берет на себя роль проводника “нового курса”. Об этом, в частности, свидетельствует ряд решений по выплате задолженности по пенсиям и зарплатам, а также недавнее выступление В.Черномырдина на совещании работников торговли в Москве. На нем, как известно, премьер подверг суровой критике тенденцию к экспансии импортных товаров (хотя известно и то, что именно политика “валютного коридора”, проводимая премьером как раз в расчете на наплыв накануне выборов дешевых товаров, создала и необходимые, и достаточные условия для агрессии зарубежных товаропроизводителей, жертвой которых стала российская экономика).

Однако есть большие основания для сомнений в том, что меры, направленные на решение комплекса социальных вопросов, предпринимаемые ныне в спешном порядке Президентом и премьером, будут достаточны, чтобы склонить избирателя, который сегодня уже понимает тупиковость реализуемого курса и ищет альтернативы ему и персонифицирующим его политикам.

О РОЛИ ПРИМОЧЕК В ПОЛИТИКЕ

Вынужденное охлаждение симпатий Президента к политикам “новой волны”, к которым принадлежат А.Лебедь, Ю.Скоков, а также другие известные и самостоятельные (а не выпестованные, как И.Рыбкин, самим же Президентом) лидеры-центристы, угрожает стать причиной серьезных потрясений для российской экономики и политики. Вполне резонными, в частности, кажутся опасения, что именно это и явится результатом победы на выборах в парламент КПРФ, если у нее не будет достаточно влиятельного “визави” в лице сил, представляющих интересы национального, патриотически ориентированного капитала.

Вероятно, Президент это понимает и стремится восполнить образовавшийся за время болезни зазор между собой и серьезными политическими силами центристской ориентации теми “суррогатами”, которые находятся у него под рукой. Например, с помощью В.Шумейко, Э.Росселя, В.Полеванова и генерала Подколзина, возглавляющего Воздушно-десантные войска России. Заявленное этими политиками движение “Реформы – новый курс” по формальным признакам вполне отвечает намерениям Президента, однако весьма возможно, что такое движение, составленное на скорую руку из весьма различных по своей биографии людей, скорее внесет сумятицу в президентскую кампанию Б.Ельцина, чем сослужит ему “добрую службу”.

Трудно предполагать, что какой-нибудь серьезный успех Президенту принесет и “проклевывающийся” ныне вариант создания социал-демократического движения (под эгидой Ю.Петрова и И.Рыбкина). Эти политики слишком слабы, чтобы стать балансиром усиливающемуся влиянию КПРФ.

Алексей ЕЛЫМАНОВ,

Андрей РЯБОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НА РУИНАХ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ДЕМДВИЖЕНИЯ
Появление нового руководителя Центрального банка
ОХРАНА ЦЕННОСТЕЙ – НЕ ИГРА В “ОХРАННИКИ”
КОММУНИСТЫ НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ ВЕРНУТСЯ К ВЛАСТИ…
ПОТЕРЯЛИ “ЗДОРОВЬЕ” – ЧТО ПРИОБРЕЛИ?
СПРАВКА О РЕЗУЛЬТАТАХ ПРОВЕРКИ “ОСТАНКИНО”
ЕВРЕЙ ПРИ ГУБЕРНАТОРЕ НИКОЛАЙ ШМЕЛЕВ
“ПРАВДА”?
“Я ВЗГЛЯНУЛ ОКРЕСТ СЕБЯ..”.
ИНВЕСТИЦИИ В ПОЛИТИКУ: ЧТО, ГДЕ, ПОЧЕМ?
ВОР ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ, А НЕ…
…НО СТОИТ ЛИ ИХ СБРАСЫВАТЬ СО СЧЕТОВ?
ЗАЧЕМ КУХАРКЕ ДУМА?
ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ХИТ-ПАРАД ЛИЦЕНЗИОННЫХ ВИДЕОФИЛЬМОВ (НОЯБРЬ 1995 г)
КНЯЖЕСКИЙ УРОК РЕФОРМАТОРАМ


««« »»»