ПОЛИТИКА СЛЕПЫХ

Как известно, каждый человек верит в то, во что ему хочется верить. Слепая вера высшего российского руководства в возможность не спеша распутать клубок чеченских проблем уже сыграла на руку дудаевцам: они выжимают максимум выгод из нерешительности правительства. Сегодня, всем, кроме слепых московских политиков, понятно, что дудаевские парламентеры просто выигрывают время, для восстановления сил и продолжения активной антироссийской агитации.

Руководствуясь этой близорукой стратегией, российские власти пошли еще дальше в своей безумной политике в Чечне – незаконные вооруженные формирования стали отрядами “самообороны” (?!) и поставили под свой контроль практически все населенные пункты Чеченской республики. Кто объяснит теперь чеченским и русским матерям, зачем была затеяна эта многомесячная мясорубка, которая унесла десятки тысяч жизней их детей? Кто – Грачев? Шахрай? Или получивший новое назначение Ерин? Или канувший в безызвестность Степашин?

В сложившихся условиях наивно надеяться на возможность мирного урегулирования конфликта в Чечне. Положение усугубляется тем, что, в отличие от Москвы, позиция чеченской стороны совершенно ясна. Они знают, чего хотят добиться. Причем российское руководство своим поведением за последние месяцы делает все, чтобы дудаевцы утвердились в верности своих целей: независимость Чечни – любой ценой.

В то же время позиция самой России на переговорах невнятна. Создается впечатление, что с начала 1991 года по нынешнее время российское руководство не может ясно и четко определить, чего же оно хочет добиться в Чеченской республике.

Видимо, кому-то, скорее всего, премьеру, очень хочется сохранить образ миротворца и надеяться на результативность переговоров, хотя очевидно, что переговоры превратились в откровенный фарс. Российское руководство ведет себя в Чечне, как тот глухарь, который поет свои песни, но ничего вокруг не слышит и не видит. Пока “поют” российские власти, чеченцы регулярно отстреливают российских солдат.

Чтобы понять, что происходит сегодня, необходимо вернуться на несколько месяцев назад. В июне вооруженные формирования были вытеснены в горы практически из всех населенных пунктов. У российской армии была возможность один на один, без жертв среди мирного населения, выяснить отношения с вооруженными отрядами Дудаева.

И в этот момент Дудаев решается на самый крайний и чрезвычайно опасный для него шаг – на террористический акт в Буденновске. Он заведомо понимал возможность резкого падения своего авторитета среди цивилизованной мировой общественности. Достойный выход из ситуации российской стороны означал бы фактическое поражение чеченского генерала и как военного, и как политика. Но, к сожалению, российское руководство последовательно совершает все возможные ошибки, которые только можно было совершить.

Террористы не были уничтожены ни в захваченном ими здании (хотя командир “Альфы” Гончаров утверждает, что это можно было сделать), ни по пути следования. Вместо продолжения активного разоружения загнанных в горы остатков бандформирований начинаются нелепые мирные переговоры. Причем командиры бандформирований признаются стороной переговорного процесса! Дальше – больше: боевики спускаются с гор и мирно захватывают населенные пункты под видом “отрядов самообороны”. Возникает логичный вопрос – а от кого собираются самообороняться эти отряды?

Неожиданный сногсшибательный успех террористического акта укрепил дудаевцев в мысли, что именно террор может являться основным средством достижения поставленной цели. Далее террористические акты посыпались как из рога изобилия – Лобов, Романов… Любая уважающая себя держава не может оставлять подобные действия без немедленного и решительного ответа.

На этом фоне трагикомично выглядит деятельность правительства по восстановлению народного хозяйства Чечни. Создается впечатление, что поставлена задача обновить мишени.

Средства, которые сейчас выделяются для восстановления разрушенного хозяйства Чечни – бессмысленная трата денег. Сначала следует ответить на вопрос: для кого строим? Если правительство восстанавливает, значит, уверено, что Чечня останется в составе России и бомбардировок и стрельбы из танков не предвидится.

Но, на самом деле, уверенности в этом нет ни у тех, кто строит, ни у тех, для кого строят. Кроме того, учитывая объем разрушений, надо отдавать себе отчет в том, что, как бы мы ни пыжились, отстроить заново республику сегодня мы не в состоянии. Другое дело – политика в отношении мирных жителей. Необходима материальная помощь продуктами питания, лекарствами, решение проблем беженцев, помощь в проживании.

Выполнение блока договоренностей по военным вопросам совершенно нереально – чеченская сторона найдет тысячи причин и уловок, лишь бы сорвать выполнение обязательств. Поиски авторитетных лидеров из чеченцев, которые стали бы проводниками пророссийских настроений, по-моему, бесперспективны. Все те чеченцы, которые обладают реальным авторитетом, не сторонники мирного разрешения ситуации. По крайней мере, такого решения, которое удовлетворило бы российскую сторону.

Вряд ли следует ожидать позитивного результата и после розыгрыша российскими властями карты Хасбулатова. Своей бессмысленной политикой российские власти оттолкнули от себя своих сторонников и союзников, идя на переговоры с дудаевцами. Одновременно Москва не обрела в их лице надежных партнеров, готовых честно договориться с федеральными властями по всему комплексу военных и гуманитарных вопросов.

Сегодня Чечню можно сохранить в составе России не пустопорожними разговорами и убаюкивающими переговорами, а только путем разоружения всех боевых подразделений дудаевцев и “отрядов самообороны”. По-существу, необходимо введение чрезвычайного положения в этой республике. Напрасно Президент медлит с этим. Мне понятны страхи “миротворцев” – введение ЧП будет означать окончательный крах их губительной и бесперспективной политики.

Чечня сегодня – нарыв, который угрожает заразить весь организм российского государства. Несмотря на то, что потугами Чубайса под “чутким” руководством премьер-министра ежедневно уменьшается национальное достояние России, она все еще является мощной державой. Воистину неожиданно велик оказался запас социалистической прочности. У России есть возможности справиться с чеченским кризисом. Вопрос только в цене, которую мы готовы заплатить за это. Чем больше российские власти затягивают разрешение этого кризиса пустопорожними разговорами и непонятными переговорами, тем больше возрастает цена. Тем более, что измеряется она не только рублями, но, в первую очередь, жизнями наших граждан.

Мартин ШАККУМ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КАК РАЗРУБИТЬ САРАЕВСКИЙ УЗЕЛ?
20 миллионов телефонных подключений
НЕПРОКАТНЫЙ НИКИТА ХУБОВ?
“ГАМЛЕТ”-ФИННЕС СТАЛ ПАЦИЕНТОМ
Говорят, чтобы увидеть все камни…
КОРЕЙСКАЯ ДРАМА В РУССКОЙ ТАЙГЕ
САНДРА БАЛЛОК НЕ ДЕШЕВЛЕ ДЖОНА ГРИШЕМА
ПРИВАТИЗАЦИЯ: НЕ ОСКУДЕЕТ РУКА ДАЮЩЕГО
ВЛАСТЬ В РОССИИ. КОМУ ДОСТАНЕТСЯ СЛАДКИЙ ПИРОГ?
ПОЛИТИКА РЕФОРМ ГАЙДАРА-ЧЕРНОМЫРДИНА-ЧУБАЙСА ВЕДЕТ К СОЗДАНИЮ ЖЕСТКОГО КОРПОРАТИВНОГО РЕЖИМА В РОССИИ
Введение чрезвычайного положения в Чечне
ВЗГЛЯД НА РЕФОРМЫ ИЗ-ЗА ОКЕАНА
“ИНВЕСТИЦИИ В РОССИИ: БАЛАНС ИНТЕРЕСОВ”
“МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ”
РОССИЯ И БЕЛОРУСЬ: ПРОБЛЕМА ИНТЕГРАЦИИ
ИМЕЕТ ЛИ БУДУЩЕЕ РОССИЯ?
БОРИС ГРИГОРЬЕВ ВСПОМИНАЕТ О ТРУДНОМ ДЕТСТВЕ


««« »»»