Возможность выполнения бюджета нынешнего года

1. Насколько, по Вашему мнению, проект бюджета на следующий год соответствует экономическим реалиям?

2. Как Вы оцениваете возможность выполнения бюджета нынешнего года?

НИКОЛАЙ ГОНЧАР,

председатель комитета по бюджету Совета Федерации

4

МИХАИЛ ЗАДОРНОВ,

председатель комитета Госдумы по налогам, банкам и финансам

3

3

ВЛАДИМИР ПАНСКОВ,

министр финансов РФ

10

8

ВЛАДИМИР СЕМАГО,

депутат Государственной Думы

2

БОРИС ФЕДОРОВ,

депутат Государственной Думы

2

2

НИКОЛАЙ ГОНЧАР:

1. Проект бюджета 1996 года экономическим реалиям не соответствует. Такое решение принял Совет Федерации, рассмотрев информацию по проекту бюджета, предоставленную нашим комитетом.

Структурно бюджет 1996 года близок бюджету этого года. Структура расходов не позволяет говорить о социальной ориентации бюджета. На ветеранов, образование, науку, здравоохранение, средства массовой информации денег вновь не хватит – их недофинансирование уже спланировано, а финансовая реальность всегда оказывается хуже прогноза. В относительном выражении доля расходов на социально-культурную сферу снизилась даже в сравнении с 1995 годом.

Вместе с тем, деньги “на Чечню” у Правительства находятся, как в этом году, хотя это совершенно не предусмотрено законом – как бюджетом 1995 года, так и бюджетом 1996. По последним данным Минфина, на восстановление Чечни уже истрачено 2,5 триллиона рублей, еще 2 – 2,5 триллиона предполагается истратить в ближайшее время. Никакого политического решения по Чечне не принято, никакого закона, разрешающего использование таких средств, нет.

На сессии мы приняли постановление Совета Федерации, где записали необходимость приведения “чеченских” расходов в соответствие с законом. Сегодня это означает, что финансирование восстановления Чечни надо приостановить и направить эти деньги, прежде всего, на обустройство беженцев из Чечни на территории других регионов Российской Федерации.

В целом по бюджету следующего года очень много вопросов у руководителей регионов. Предстоит решить тяжелейшую задачу справедливого перераспределения финансовой помощи между регионами.

В этом году бюджетный процесс начался значительно раньше, чем обычно – проект федерального бюджета на 1996 год представлен Правительством за 4,5 месяца. Так что, времени на то, чтобы учесть замечания регионов, достаточно. Думаю, что нам предстоит вернуться к концепции бюджета. Как минимум – в части взаимоотношений федерального бюджета и бюджетов субъектов Федерации.

2. Я могу сегодня оценивать состояние экономики России – оно неудовлетворительное. Невозможно оценить исполнение бюджета 1995 года до представления Правительством отчета об исполнении бюджета и ознакомления с материалами Счетной палаты. Думаю, что мы еще сможем вернуться к этому вопросу.

МИХАИЛ ЗАДОРНОВ:

1. У страны есть шанс начать новый финансовый год с бюджетом. Само по себе это достижение. Однако, Правительство и Дума очень по-разному оценивают текущую экономическую ситуацию в стране и, соответственно, у них несколько разнится подход к бюджету.

Настораживает и неустраивает в проекте бюджета нереалистичность прогнозов, заложенных в качестве отправных точек расчета, бесконтрольность расходования средств и усиление налогового бремени.

2. Последствия “черного четверга” не заставили себя ждать. В сентябре резко упали доходы федерального бюджета. Возросли неплатежи банками денег в бюджет и клиентам. Мы наблюдаем уход денег из реального сектора экономики. Это может нанести серьезный удар по экономике.

ВЛАДИМИР ПАНСКОВ:

1. Правительство представило в Думу единственно возможный проект бюджета. Несмотря на столь бурную встречу его депутатами, несмотря на отклонение проекта, мы не будем пересматривать бюджет.

Если согласительная комиссия хочет такого пересмотра – мы готовы помогать. Правительство не будет “бодаться” с Думой, мы будем работать. Но сами не будем выдвигать такой инициативы. Однако, замечу, если бюджет не будет принят этим составом Государственной Думы, то, я думаю, что бюджета может не быть весь следующий год.

Мы будем стоять на принципиальных позициях, изложенных в проекте. По мне, так лучше бюджет не будет принят вовсе, чем будет принят с 3-5 процентной инфляцией. В бюджет уже заложен огромный дефицит, если мы повысим процент инфляции, это увеличит дефицит втрое – такой нагрузки бюджет не выдержит. Моментально мы привлекаем кредиты банков – других источников нет, и это автоматически взвинтит инфляцию. Отступление от предложенного курса – это отступление от реформ. Я это так и воспринимаю.

Сейчас ведутся сложные переговоры с Лондонским клубом, с Парижским клубом, с Международным Валютным фондом. Если мы представим другой бюджет, если мы заложим в него 3-5 процентов инфляции, то с нами никто просто разговаривать не будет. Вопрос внешних кредитов и реструктуризации долгов просто отпадет. И мы будем платить те долги, которые должны платить, и – без отсрочек.

Я уж не говорю о социальных последствиях высокой инфляции. В первую очередь, пострадают именно те, о ком, якобы, пекутся депутаты – тот же учитель, тот же пенсионер.

2. Бюджет, конечно, не уложится в расчетные цифры. И, выступая в Думе, я сказал, что правительство обязательно внесет на рассмотрение закон о поправках в бюджете-95. Например, повышение заработной платы в бюджетных организациях с 1 сентября в бюджете не было предусмотрено. А для этого надо повышать расходы по всем статьям.

Однако, в общем, правительство выполнит доходную часть бюджета. Мы снизили экспортные пошлины – это приведет к недобору, но если бы мы не пошли на это, то потери были бы больше. Я думаю, что правительство “доберет” за счет расширения экспорта и серьезно на бюджете-95 это не скажется.

Ну не получим планируемых 9 триллионов от приватизации, но получим близкую цифру. Сейчас идет работа в этом направлении. Расходы на восстановление хозяйства Чечни до конца года составят 4-5 трлн. рублей.

Мы не получим ничего из внешних источников, и немного недоберем по внутренним. Я имею ввиду не только приватизацию, но и рынок ценных бумаг. Планировался доход с этого рынка в 32 трлн., но будет 28-29 трлн. Но у нас есть и другие источники доходов.

Я думаю, что к концу года дефицит бюджета достигнет где-то 3,5% к ВВП, т.е. будет меньше, чем предусмотренный. Но я бы не назвал это успехом. Успех – если дефицит сокращается только за счет дополнительных доходов, а мы его сокращаем за счет сокращения источников погашения дефицита.

Хотя, вообще говоря, я бы не торопился с выводами и итогами: надо еще прожить три оставшихся месяца года.

ВЛАДИМИР СЕМАГО:

1. Проект бюджета на 1996 год не хуже и не лучше всех подобных документов. Ситуация в экономике настолько неустойчива и непрогнозируема, что любой самый выверенный бюджет устаревает и не отвечает реальности уже через две недели после его разработки.

Если говорить о конкретных цифрах, заложенных в проект, то все упирается в то же самое – экономика в России непредсказуема. Например, спор о проценте инфляции – одни говорят, что реальная цифра – 3 процента, другие – 5 процентов, а третьи – все семь. Это пустой спор, поскольку критерий оценки не выбран и даже невыбираем.

2. Здесь просто нечего оценивать. Бюджет уже не выполнен. Если, например, опубликованы реальные цифры расходов “на Чечню”, то это значит, что практически весь годовой бюджет Министерства обороны выбран подчистую, и остается удивляться, как офицеры еще не грызут сухари с водой.

Вообще, экономическому авантюризму нет предела. Чего стоит хотя бы предложение Чубайса, поданное как спасительная комбинация: передать лучшие предприятия в залог коммерческим банкам. А выкупать чем будем? Денег нет и не предвидится. Это может привести к тому, что необходимость в Правительстве вообще отпадет – страной может управлять совет директоров коммерческих банков.

БОРИС ФЕДОРОВ:

1. Хотелось бы, чтобы бюджет был принят до начала следующего года. Я не поддерживаю настроения части депутатов, утверждающих, что все равно до выборов нет смысла утверждать бюджет – экономические ориентиры все равно изменятся. Детальная работа по бюджету все равно полезна.

То, что депутаты получили от правительства в качестве проекта бюджета, на сегодняшний день не может удовлетворять ни одного человека. Анализ расчетных предоставленных цифр, как по общеэкономическим параметрам, так и по конкретным деталям, показывает, что ни одна из серьезных проблем, существующих в бюджетной сфере и в экономике в целом с помощью данного бюджета неразрешима.

Ситуацию, заложенную в проект бюджета, в документы Минэкономики, можно квалифицировать, как “депрессивную стабилизацию”. Несмотря на все заявления, налоговое бремя, по-существу, усиливается и это увеличение выразится в сумме, по крайней мере, в 15 триллионов рублей.

Я согласен с заложенной в бюджет величиной инфляции. Другой вопрос: как это будет достигнуто? Размер дефицита сам по себе выглядит привлекательно – 4 процента от ВВП. Но не удовлетворяют источники, за счет которых мы достигнем такого дефицита – наполовину это внешние кредиты.

По структуре доходов не происходит необходимых изменений. Если посмотреть макроэкономические показатели, заложенные в бюджет, то они свидетельствует, что правительством ни по одному показателю улучшений не ожидается. Что, в сущности, означает, что в 1996 году планируется понижение уровня жизни.

Внутри бюджета есть много явно неприоритетных расходов, расходов, носящих чисто политических характер. Поэтому, я не предвижу легкой судьбы бюджета. Есть положительные черты в бюджете, но уверенности в том, что этот проект реальный, ни у кого сегодня нет.

2. Ни одно из обсуждаемых в последние месяцы предложений по поводу дополнительных ресурсов бюджета, на сегодняшний день нереальны. Например, на конец года заявлены высокие доходы от приватизации. Но очевидно, что этот рынок не даст ожидаемого объема доходов. Кроме того, торопливость в продаже ценных бумаг привела к тому, что и в этом секторе собрано втрое меньше, чем было возможно.

Мы видим, что расходы на государственное управление остаются приоритетными. По многим важным направлениям государственного финансирования, напротив, мы наблюдаем снижение.

Система внешнеэкономических льгот, которую пытаются отменить, все еще действует и забирает на себя огромные ресурсы. Огромные деньги уходят в сферу государственного управления. Например, существует документ, где указано, что стоимость имущества, принадлежащего управлению делами Президента, достигает 10 миллиардов долларов.

Заниженный коэффициент инфляции в этом году привел к тому, что формально по многим статьям якобы есть исполнение, а на самом деле на финансирование идет в несколько раз меньше денег.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КАК СТАТЬ СЕНАТОРОМ
ИХ БЫ УСТАМИ ДА МЕД ПИТЬ…
ЗЕЛЕНЫЙ ЗМИЙ ДЕРЕВЯННОМУ РУБЛЮ НЕ ТОВАРИЩ
КАК СПАСТИ ОТ НЕЕ ОБЩЕСТВО?
Пока Громов не грянет…
ЧУБАЙС ОГЛАСИЛ НОВЫЙ ПЛАН ОГРАБЛЕНИЯ РОССИИ
МОСКОВСКИЕ ОПРОСЫ / MOSCOW POLL
Таджикистан впервые получает экономическую помощь
ПРИВАТИЗАЦИЯ И ИНВЕСТИЦИИ В РОССИИ: ИСТОРИЯ НЕСОВПАДЕНИЙ
ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ
И ЗВЕЗДА С ЗВЕЗДОЮ В ДУМЕ БУДЕТ ГОВОРИТЬ
В ПОИСКАХ СМЫСЛА И НАДЕЖДЫ
КТО И ЗА КОГО СОБИРАЕТСЯ ГОЛОСОВАТЬ?
ЯРОСЛАВ ЕВДОКИМОВ: “ХОЧЕТСЯ ОСТАТЬСЯ ОДНОМУ, НО ДОЛГО НЕ ПРОТЯНЕШЬ”
ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ!
Биография
Программа массовой приватизации в России


««« »»»