СТАТЬЯ 9. СТРАТЕГИЯ ВЫЖИВАНИЯ

Плоды экономического курса, проводимого на протяжении последних трех с половиной лет, оказались весьма негативными. Не удалось остановить спад производства, обуздать инфляцию, добиться финансовой стабилизации, предотвратить обнищание населения.

Вместе с тем, в развитии социально-экономических процессов возникли качественно новые явления, еще не осознанные политическими лидерами, наукой и обществом. Изменилась природа самого кризиса, принципиально иной стала и стратегия реформ.

ОТ КРИЗИСА – К РАЗВАЛУ

Отличительной особенностью любого классического кризиса, будь то кризис перепроизводства или структурный кризис, является зарождение в его недрах потенциала последующего экономического подъема. Нынешний российский кризис это качество утратил, он перерос в прямой развал экономики.

Поэтому трагизм современной ситуации не столько в масштабах разрушения, хотя они и равнозначны национальной катастрофе, сколько в отсутствии внутренних источников возрождения. Стремительно разрушается технологическое ядро экономики – научные школы и научно-технические центры, отрасли и предприятия высокой технологии, наиболее эффективные и конкурентоспособные производства.

Практически прекратился процесс обновления основных производственных фондов, производственный аппарат ветшает, нарастает угроза массовых технологических катастроф. Объем инвестиций в 1994 г. составлял не более 32 процентов до кризисного уровня, в этом году он сократится еще примерно на 1/4. При таком развитии событий ни о каком подъеме говорить просто не приходится.

Как показали исследования Института экономики РАН, идет массовое вымывание из производства высококвалифицированных профессиональных кадров – рабочих ИТР, специалистов. И вновь следует подчеркнуть, что дело не просто в росте безработицы, что само по себе имеет крайне негативные последствия. Более серьезна утрата потенциала возрождения экономики.

Глубина разрушений и качественное изменение природы кризиса привели к повсеместной смене направленности социально-экономических преобразований. На место курса реформ пришла весьма примитивная стратегия выживания.

Строго говоря, с конца 1993 г. никаких экономических реформ в стране не проводится. Захлебнулась даже столь разрекламированная приватизация: поступления в бюджет в 1 квартале 1995 г. составили лишь 100 млрд. из намеченных на год 9 трлн.рублей. Безуспешные попытки правительства залатать постоянно возникающие дыры – это отнюдь не движение по пути реформ, а всего лишь способ выживания.

То же самое можно сказать и о созданном партией власти во главе с В.Черномырдиным движении “Наш дом – Россия”. Оно нацелено не на углубление реформы и демократизацию общества, а на реализацию стратегии выживания и самосохранения.

Интуитивный по своей природе переход к стратегии выживания носит повсеместный характер. Он во многом определяет деятельность регионов и хозяйственных комплексов, устремления предприятий и семейных хозяйств. И когда, например, упрекают аграрников, работников ВПК, представителей бюджетной сферы за их якобы неразумные требования, то надо учитывать, что это всего лишь желание выжить в обстановке нарастающего развала.

ЕСТЬ ЛИ У ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРОГРАММА?

Осознает ли правительство России глубину современного кризиса и качественные изменения сложившейся в стране ситуации? Готово ли оно предложить обществу выход из пучины постигшего его развала и пути возрождения экономики? Ответы на эти вопросы должна была дать правительственная программа реформ и развития экономики на период 1995-1997 годов.

Решение о ее разработке было принято еще летом 1994 г., к подготовке предложений привлечены федеральные ведомства, региональные органы исполнительной власти, наука. Расширение горизонтов стратегического видения до трех лет давало уникальную возможность для выработки четких социально-экономических приоритетов, определения ключевых проблем структурной и инвестиционной политики.

К сожалению, работа над программой пошла по хорошо наезженной колее. Критической оценке уроков и пагубных последствий монетаристского курса было противопоставлено возведение всех бед и разрушений российской экономики в ранг “объективной закономерности”. Эту позицию активно защищал главный разработчик программы Е.Ясин на совещании в Российской академии наук, проведенном еще 27 октября 1994 г. под председательством вице-президента РАН В.Кудрявцева и посвященном обсуждению предложений ученых академии.

При таком подходе возобладал инерционный подход – упрямое продолжение ранее принятого курса. В качестве главной цели выдвигалась финансовая стабилизация, которая по времени должна предшествовать подъему производства, оживлению инвестиционной активности и решению социальных задач. Поскольку подобные воззрения приобрели характер массовых стереотипов, на них следует остановиться более подробно.

Во-первых, разведение во времени задач финансовой стабилизации и оживления в реальном секторе экономики (подъем производства и наращивание инвестиций) теоретически несостоятельно и практически неосуществимо. Не может быть здоровых финансов при больной экономике, как и невозможно увеличить доходы бюджета при падающем производстве.

Во-вторых, ошибочно сводить финансовую стабилизацию к состоянию федерального бюджета и снижению темпов инфляции “любой ценой”. С народнохозяйственных позиций финансовая стабилизация предполагает, как минимум, нормализацию денежного обращения, преодоление непомерно затянувшегося кризиса платежей, укрепление финансового положения главных субъектов рыночной экономики, восстановление функций денежных сбережений населения.

Наконец, в-третьих, финансовая стабилизация – это не закономерный этап рыночной реформы, а вынужденная глубоким кризисом экономики смена курса. Здесь нужны особые, антикризисные меры, порой временные и даже выпадающие из общей логики рыночных реформ. Но нельзя подменять одно другим, выдавать беду за добродетель.

И далеко не случайно правительство, продолжая клясться в верности курсу реформы, все чаще прибегает к использованию оживших и скомпрометировавших себя методов административного контроля и управления. Так, Минфин во главе с его новым министром В.Пансковым пытается восстановить тотальный контроль за распоряжением всеми финансовыми ресурсами: обязательное размещение резервов в государственных ценных бумагах, консолидация в федеральном бюджете средств внебюджетных фондов. В этом же направлении идут и предложения о внерыночном и внесудебном порядке объявления предприятий банкротами.

Аналитики установили многочисленные отклонения правительственной программы от послания Президента РФ Б.Ельцина на 1995 год. Убедительно это показано во многих выступлениях и статьях председателя Комитета ГосДумы по экономической политике С.Глазьева.

Процедура принятия программы была под стать ее разработке. 24 марта состоялось расширенное заседание правительства. Здесь все было как в доброе старое время: по заранее составленному списку выступили представители законодательной и исполнительной власти, руководители Минфина и ЦБ, главы местной администрации и генеральные директора предприятий (простите, акционерных обществ), получил слово и один из академиков. Все, кто могли выступить с серьезными критическими замечаниями, слова не получили. Запланированное “одобрямс” состоялось.

Так есть ли у правительства программы? Если исходить из формальных соображений, то да, есть. Только это не программа преодоления развала экономики и решения накопившихся проблем. Это всего лишь новый вариант монетаристских иллюзий и обещание выполнить указания международных организаций, как условие получения финансовой помощи.

В ОЖИДАНИИ ЧУДА

Новый, 1995 год ознаменовался заявлениями об уже начавшейся стабилизации. А.Чубайс по итогам первого квартала заявил о “фантастическом успехе” в сокращении денежной массы. А 29 мая в выступлении по ТВ председатель Госкомстата РФ Ю.Юрков провозгласил, что отныне надо говорить уже не о масштабах спада производства, а о темпах его подъема.

Характерно, что в последнее время в России разговоры о стабилизации повторяются с периодичностью один-два раза в год и предшествуют тем или иным политическим компаниям: референдум, выборы, принятие Конституции и т.д. Сегодняшнее развитие событий лишь подтверждает это правило.

Никакой стабилизации на самом деле не происходит. Разговоры на эту тему – либо миф, либо самая недобросовестная дезинформация.

Начнем с инфляции. Никакого замедления ее темпов не происходит. Динамика цен полностью повторяет прошлогоднюю (даже в несколько ухудшенном варианте).

ИНДЕКС ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ЦЕН

(В ПРОЦЕНТАХ К ПРЕДШЕСТВУЮЩЕМУ МЕСЯЦУ)

1994 год 1995 год

Январь 118 118

Февраль 111 111

Март 107 108,9

Апрель 108 108,5

Май 107 107,9

Всего за пять месяцев потребительские цены выросли на 67% по сравнению с 63% в прошлом году. Искусственное сжатие спроса, связанное в первую очередь с ограничением бюджетных выплат, накапливает мощный потенциал инфляционного взрыва.

Весьма показательна в этом отношении оценка, сделанная специалистами Центра экономической конъюнктуры при правительстве РФ, возглавляемого Л.Видом: избыток денежной массы, имевшийся в экономике к началу реформы, уже давно ликвидирован, и торможение роста денежной массы может привести лишь к негативным последствиям: росту неплатежей в реальном исчислении, спаду промышленного производства и, как следствие, снижению доходов бюджета, дефициту бюджета, дальнейшему прогрессирующему нарушению оборота капитала.

Продолжается спад производства, хотя – с учетом разной исходной базы – и меньшими темпами. Однако и здесь намечаются весьма тревожные симптомы: при сокращении промышленного производства на 5% объем выпуска потребительских товаров упал на 15%.

Теперь о росте производства в мае на 1 процент. Это хорошо известный специалистам весенний всплеск, повторяющийся практически каждый год. Для обоснования начавшейся якобы стабилизации данный факт использовал еще в 1991 г. В.Павлов. Поэтому использование его в политических играх можно с полным основанием назвать “патентом Павлова”. Мне приходилось уже тогда публично критиковать подобные манипуляции с цифрами. Но и нынешние лидеры не гнушаются подобными приемами.

Стремительно нарастает, как уже говорилось, обвал инвестиций.

Но есть область, в которой не только продолжают действовать сложившиеся тенденции, но где с начала 1995 г. произошло резкое ухудшение ситуации. По итогам прошлого года Госкомстат РФ зафиксировал рост реально располагаемых денежных доходов населения. С нынешнего года они начали падать. Реальная заработная плата в первом квартале сократилась на 30 процентов.

Впервые за последние годы началось снижение физического объема розничного товарооборота. За первый квартал население купило товаров на 9% меньше, чем год назад. Запасы торговли сократились на четверть. Доля импортных товаров в ресурсах товарооборота возросла до 49%.

О какой стабилизации, если сохранять остатки порядочности и профессионализма, можно говорить в этом случае?

Словом, расчеты на близкую стабилизацию – это не более, чем ожидание очередного чуда, это еще один мыльный пузырь, который лопнет весьма скоро. И причина такого развития событий заключена в упорном нежелании правительства извлекать уроки из допущенных ошибок, своевременно корректировать стратегию и тактику реформ.

Но есть у рассматриваемой проблемы и еще одна сторона, о которой также нужно сказать достаточно ясно и определенно.

ПОЛОВИНА ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Экономическая политика правительства, при всей ее важности, не является единственным фактором, предопределяющим ход и результаты хозяйственных процессов. Путь к успеху во многом пролегает через качество и эффективность управления. Было бы, конечно, лучше, если бы управлению пришлось не преодолевать ненужные препоны и бороться с просчетами в экономической политике.

Однако современные предприниматели – менеджеры – это не послушные и молчаливые пешки в чужих руках. Тем более, когда они могут объединиться и продемонстрировать свою силу. Поэтому не убеждают их рассуждения о своем бессилии и беспомощности, напоминающие вечные жалобы российской интеллигенции на недостатки системы и личную неустроенность.

Отнюдь не опасаясь навлечь на себя гнев уважаемых хозяйственников, утверждаю, что половина ответственности за развал экономики, деградацию производства и разрушение трудовых коллективов лежит на них.

Начну с близкой мне сферы – с положения дел в академической науке. Оно действительно бедственное. Как-то президент Российской академии наук Ю.Осипов собрал директоров ведущих институтов различного профиля для обсуждения путей выхода из создавшейся ситуации. Все, естественно, ругали правительство и требовали увеличения бюджетных ассигнований. Я долго отмалчивался. Тогда тактичный Юрий Сергеевич попросил меня высказаться.

Мне пришлось обрисовать общую ситуацию в экономике и положение с бюджетом и в заключение сказать: “Может быть в тех случаях, когда заслуженный институт, гордящийся своими научными успехами, стоит на грани банкротства, надо менять не правительство, а директора?” Что тут началось, легко себе представить…

Читателям, ознакомившимся с этой и предыдущими статьями, трудно обвинить меня в симпатиях к правительству. Его ответственность за развал экономики бесспорна. С правительством России вообще не везет.

Если судить по прессе, ни об одном премьере за последние полтора – два века доброго слова не услышишь. Исключение составляет разве что П.Столыпин.

Но Россия росла, умножала свою мощь, осваивала новейшие технологии. И сегодня у нас действуют, работают, творят и добиваются – пусть с огромным трудом и неимоверной затратой сил – неплохих результатов сотни и тысячи предприятий, хозяйств, институтов. И не сами по себе, а благодаря таланту и энергии управленческого корпуса.

Недавно “Моя газета” уже писала о том, что у нас есть не только красные, но и классные директора. Не буду перечислять всех, кого знаю. Со многими знаком по интеллектуально-деловому клубу, возглавляемому Н.Рыжковым.

Как глоток свежего воздуха стала для меня организованная фондом “Реформа” встреча с руководством и ректором 1 ГПЗ – акционерное общество “Московский подшипник” – В.Носовым. Здесь сохранили и уровень технологии, и приличный объем производства (хотя уменьшившийся в связи с катастрофическим положением в тракторной и автомобильной промышленности), и социальную сферу, и – это, пожалуй, самое главное, – профессиональный и трудолюбивый коллектив.

Предпринимательство – это функция, органически присущая современному производству, независимо от его социально-экономической модели. Организаторы производства, люди дела и представители науки – стратегические союзники, в руках которых ключ к возрождению России. Для полного успеха необходимо лишь, чтобы к ним в качестве еще одного союзника присоединилась власть.

Начало сериала в №№7,9,11,13,16,19,22 и 25

Леонид АБАЛКИН,

академик


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Действия правительства в первом полугодии
ТРЮКАЧ ИНШАКОВ
СВОДКА ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
РЫБКИН ПРЕРВАЛ ПАУЗУ
ЧТО ТАКОЕ ЛЕВЫЙ ЦЕНТР И КАК С НИМ ВОЮЮТ “ДРУЗЬЯ ДЕМОКРАТИИ”
РОССИЯ БЕЗ БУДУЩЕГО?


««« »»»