ЛАБИРИНТЫ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ

К множеству потрясений, которые сопровождали перестройку, в скором времени, по всему видимо, добавятся новые. На это указывают последние правительственные программы, закрепляющие инвестиционно-структурную ориентацию государственной политики на ближайшую перспективу. Не успели мы привыкнуть к фонтану нововведений, называемых мерами финансовой стабилизацией, и свыкнуться с ранее незнакомой терминологией как уже зреет новый фрукт, который придется съесть по возможности без последствий.

Что же такое структурное реформирование экономики и что от него ждать – новых бед или скорой радости. Вряд ли нас могут успокоить заверения о том, что весь мир уже давно живет в эпоху структурных преобразований экономики. Но зная нашу национальную особенность всегда искать свой путь решения любого экономического вопроса и периодически изобретать велосипед, не будет ли и данное направление тупиковым для основной массы населения. Все равно придется вникнуть, что же там наверху нового замышляют.

А замышляют вполне реалистичные и даже прогрессивные вещи – перестать барахтаться в финансовой луже и вылезти из денежной трясины, предоставив нормальным экономическим процессам делать свое дело. Но несмотря на внешнюю прогрессивность намеченных новых шагов реформ, правительственные программы содержат значительное количество противоречий, неточностей и расплывчатости. Это свидетельствует об отсутствии четкой стратегии структурного реформирования экономики, что подтверждается предоставлением основного поля действий рыночным регуляторам структурных сдвигов. Давайте первоначально определимся с затравкой. Даже не вникая в суть предлагаемых нововведений, нельзя не отметить важнейший психологический эффект такого расширения экономических интересов, где долгое время фаворитом была финансовая сфера с ее неуловимой стабилизацией. Руководство страны решило, что необходимо заняться материальным производством, которое за этот период совсем зачахло (в том числе и не без помощи все тех же финансов). Продолжая стабилизировать денежную сферу на фоне бесчисленных спадов производства, проблем неплатежей, развала технологических цепочек и самого производства, надвигающейся массовой структурной безработицы, мы могли оказаться у разбитого корыта.

Структурные преобразования экономики по своей сути сводятся к перераспределению всего ресурсного потенциала страны (куда относятся сырьевые, производственные, трудовые, финансовые и др. ресурсы) в направлении их рационального использования и наиболее полного удовлетворения растущих потребностей членов общества. Особенностью структурных преобразований является достаточно болезненный процесс, который может проводиться такими непопулярными методами, как принудительное свертывание убыточных или устаревших производств и даже отраслей. При этом усиление безработицы может оказаться более целесообразным, чем видимость функционирования убыточных предприятий, впустую “пожирающих” ресурсы.

В рамках целевой направленности структурной политики государства на современном этапе выделяется ряд глобальных ориентиров. К ним, в частности, относятся: повышение уровня жизни населения ( до боли традиционно), восстановление базовых отраслей на новой технической основе ( где только ее взять); повышение производительности труда в секторах экономики за счет высвобождения части ресурсов для эффективного перераспределения из стагнирующих секторов в сектора роста ( как классифицировать сектора); поддержка эффективных и конкурентоспособных товаропроизводителей; корректировка отраслевой структуры производства в сторону выпуска продукции, ориентированной на конечный спрос (какая отечественная продукция способна удовлетворить спрос); стимулирование экспорта продукции и выпуска импортозамещающих товаров. Вопросов множество.

В правительственных документах сформулированы конкретные приоритеты в структурной области на ближайшую перспективу: выявление эффективных предприятий, которые идентифицируются как “точки роста”, при одновременном свертывании убыточных производств; участие государства в формировании гарантированного спроса в соответствии с его платежеспособностью на отдельные товары и услуги; государственное финансирование проектов и программ.

В первую очередь, эти направления не вполне соответствуют заявленным целям структурной политики. Это просматривается и в отсутствии отраслевой идентификации “точек роста”, и в явно накопительном характере инвестиционных предпочтений, и в значительном распылении государственных средств, направляемых на целевую поддержку отраслей. Выделяемые государственные ассигнования настолько незначительны, что надеяться на реальные структурные изменения в обозримом будущем не приходится. Все это свидетельствует об отсутствии отраслевых приоритетов.

Скорее всего правительство пытается осуществить перераспределение ресурсного потенциала страны (преимущественно финансового) между спекулятивной сферой и сферой реальных инвестиций в пользу последней. Задача государства сводится преимущественно к психологической атаке на экономические субъекты при постоянном озадачивании их грядущими изменениями в денежной и инвестиционной областях экономики.

Для более детального анализа проблемы обратимся к текущему состоянию структурной сферы экономики. В последнее время традиционно принято начинать любой анализ с оценки бедственного положения нашей экономики, которое, к сожалению, не обошло и структурную сферу. В рамках кризисных явлений выделяются такие, как структурный кризис, структурная деформация экономики, структурные противоречия и диспропорции. При этом структурный кризис, характеризуется наличием структуры промышленности, ориентируемой на производство средств производства в ущерб производству предметов потребления. Сюда также относятся как увеличение износа и наличие на предприятиях массы устаревших основных фондов, так и недозагрузка производственных мощностей.

Все эти негативные явления прямо или косвенно влияют на структурную политику государства, в которой целесообразно выделить две части: устранение кризисных явлений и созидательная деятельность.

Цели структурной политики следует более тесно связать с тем положением, которое существует в отраслях экономики, и придать им реализм. Ограничивая временной период структурной политики 1995-1997гг., правительство ориентирует целевые установки преимущественно на долгосрочную перспективу. Однако между целями и возможностями их реализации существуют противоречия. Так, если структура экономики ориентирована на удовлетворение производственных потребностей, то быстрая переориентация ее на конечное потребление (тем более за три года) весьма проблематична. Такая перегруппировка ресурсов потребует гигантских затрат и может привести к свертыванию перспективных производств.

Более разумно было бы расширить участие страны в международной интеграции по производству средств производства или удовлетворить внутренние производственные потребности. Последнее тем более актуально в свете ожидаемой массовой модернизации и технического перевооружения промышленности, что потребует новых технологий и оборудования.

Экспортная ориентация структурных сдвигов также не вполне обоснована. Недостаточная конкурентоспособность отечественных товаров даже экспортного назначения и отсутствие сложившейся системы международной экономической дипломатии не позволят существенно расширить внешний рынок сбыта. При этом без внимания останется внутренний рынок, значительная “вместимость” которого может явиться реальным толчком роста спроса и предложения. Точно так же обстоит дело и с иностранными инвестициями: внутренние инвестиционные резервы, которых, кстати, немало, пока в большей части не задействованы.

Позиция правительства в отношении импортозамещения также нуждается в уточнении и селекционном подходе. Она не совсем согласуется с целесообразностью международной специализации национальных экономик в условиях ограниченности ресурсов, предназначенных для удовлетворения постоянно растущих потребностей. Часто поднимается вопрос о стимулировании структурных преобразований экономики через защиту отечественных производителей от конкуренции со стороны импортных товаров. Однако в этом случае необходимо учитывать, что иностранные государства могут предпринять ответные шаги в отношении нашего экспорта. Кроме того, стоит более серьезно изучить, что конкретно мы хотим защищать.

В ближайшее время сдерживание экономического спада вряд ли можно отнести к целям структурной политики. Намеченная реорганизация отраслевой структуры будет только способствовать дальнейшему сокращению производства.

В то же время отсутствие четких отраслевых приоритетов имеет свое обоснование (но исключительно временного характера). Так, громадный поток негосударственных финансовых ресурсов, который еще не прошел апробацию в инвестиционной сфере, не стоит жестко регламентировать на начальной стадии. Тем самым право выбора инвестиционных предпочтений в настоящее время предоставляется рыночной среде. Свой вклад в ограничение принятия отраслевых приоритетов вносит и региональный фактор. Действительно, региональная экономика долгое время формировалась на принципах узкой специализации. Перераспределение ресурсов может полностью “оголить” отдельные регионы.

В дальнейшем “точки роста” необходимо формировать на базе не только отраслевых, но региональных, международных и социальных приоритетов.

В развитии идеи “точек роста” не стоит слепо следовать принципу свободного самоопределения инвестиционного капитала. Уже существуют предпосылки, подталкивающие правительство к дальнейшим решительным действиям в структурной сфере. Так, наиболее цивилизованные финансовые институты приняли предложенную правительством переориентацию хозяйственных интересов и уже определились со своими инвестиционными предпочтениями. При этом риск освоения новой сферы деятельности они предлагают взять на себя государству. Начались торги типа “инвестиции – государственные гарантии”. Причем в качестве государственных обязательств предпочтение отдается акциям благополучных предприятий, находящихся в государственной собственности. Государству через систему гарантий предоставляется возможность управлять инвестиционным процессом. Здесь могли бы понадобиться отраслевые приоритеты. При этом стоит помнить, что возможности предоставления подобных гарантий у государства ограничены, а следовательно, необходим селекционный подход при рассмотрении инвестиционных проектов.

Правительство инициировало новый этап экономической реформы, выделив в приоритетную сферу структурно-инвестиционные вопросы. Несмотря на множество противоречий и недоработок в предложенной концепции структурной политики государства, это значительный шаг на пути качественного преобразования экономики страны и ее включения в мировое хозяйство.

Елена МАТРОСОВА


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БУДУЩЕЕ РОССИИ: ИМПЕРИЯ ИЛИ НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО?
ОПУЩЕННЫЙ ДОЛЛАР
ФБР (FBI) ПРОТИВ ИВАНЬКОВА (“ЯПОНЦА”)
ЭТО ПРАВИТЕЛЬСТВО ДОЛЖНО УЙТИ
СВОДКА ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
ПРОЦЕДУРА ИМПИЧМЕНТА
Социальная роль женщины в современном обществе
ТАКТИЧЕСКАЯ ПОБЕДА ЧЕРНОМЫРДИНА МОЖЕТ ОБЕРНУТЬСЯ СТРАТЕГИЧЕСКИМ ПОРАЖЕНИЕМ ПРЕЗИДЕНТА
События в Буденновске


««« »»»