БУДУЩЕЕ РОССИИ: ИМПЕРИЯ ИЛИ НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО?

В середине 80-х годов огромное суперэтническое образование – СССР вступило в процесс модернизации – “перестройки” политической системы. Политической и культурной элитой, преимущественно столичной по месторасположению и либерально-космополитичной по идеологическим установкам, этот процесс априорно понимался как “превращение страны в цивилизованное государство, такое же как ведущие страны Запада”. Когда представилась благоприятная возможность для этого (после августа 91-го), эту установку немедленно попытались воплотить в жизнь.

Модернизация политической системы по либерально-космополитической модели стала катализатором распада советского государства. Распад государства, в свою очередь, поставил некоторые входившие в него этнические группы перед угрозой потери самоидентификации. В первую очередь этот процесс коснулся русского народа – народа, который в течении столетий был ядром вначале российского, а потом и советского государства и населяющих их суперэтносов. Более того, русские в силу исторической судьбы превратились в имперский народ, то есть народ, который идентифицирует сам себя только через язык и государство. Все же прочие отличительные черты, например, культура, вероисповедание, происхождение, расовая принадлежность, места расселения приобрели второстепенный или даже ничтожный характер.

Крушение государства для любого имперского народа всегда огромная трагедия, ставящая его на грань перехода в историческое небытие. Для русского народа ситуация усугублялась еще и тем, что этнический, государственный кризис совпал с кризисом формационным. Крах терпела одна из фундаментальных моделей общественного развития-государственный социализм, которая охватывала не только СССР, но и многие другие страны, разбросанные по всему миру.

В настоящее время перед Россией как государством стоит ряд альтернатив, выбор одной из которых непременно определит и будущее самого русского народа. Суть вопроса заключается в том, продолжатся ли “развалистские” тенденции, приведшие к краху СССР, уже на территории России или их удасться переломить?

Кратко сформулировать эти альтернативы можно следующим образом:

1. Русские обособляются на своей этнической территории, “схлопываются” как суперэтнос, а Россия, уменьшившись по площади, превращается в обыкновенное национальное государство. В отдаленной перспективе возможно ее превращение в стандартное среднеевропейское государство, сложносочиненное, но в тоже время и универсализированное, подобно Германии или Франции.

2. Россия интегрируется как суперэтническое образование на ныне занимаемой территории и постепенно превращается в “современную империю”, общественным устройством и образом правления напоминающую США. Роль русских в России в таком случае будет напоминать роль англо-саксов на территории Соединенных Штатов.

3. Россия, постепенно восстановив свой “имперский” потенциал, регенерирует постсоветский суперэтнос на всей или почти всей территории бывшего СССР. В таком случае станет возможной реальная цивилизационная альтернатива как “национализированной” Европе, так и космополитизированнной Америке.

4. Возможен, разумеется, также ряд промежуточных вариантов, тяготеющих, тем не менее, к одному из этих трех основных.

ВАРИАНТ 1. “СВЯТОРУССКАЯ РЕСПУБЛИКА”

Переход к первой из рассматриваемых здесь альтернативных моделей идеологически готовился уже долгое время, практически с самого начала “перестройки”, причем с самых противоположных флангов – с национал-патриотического и либерально-космополитического. Невзирая на глубокие идеологические различия, по вопросу национального обособления русских стороны проявляют весьма трогательное единодушие.

Идеологи либерал-космополитов, используя известный сахаровский тезис о праве любого, даже самого малого, народа на создание своего национального государства, собираются и дальше дезинтегрировать “остатки империи” до национально-атомарного состояния. Это, по их замыслу, поможет дальнейшему безболезненному включению этих “атомов” в европейскую цивилизацию, освободит от “азиатских оков” и окончательно покончит с функциями и репутацией русского народа как “народа-угнетателя”, “народа-насильника”.

Наукообразность этой точке зрения придает и тезис, что создание национальных государств – это неизбежная отличительная черта перехода от традиционного общества к современному (постиндустриальному), т.е. неизбежный спутник модернизационных процессов.

Среди самых ярких практических применений подобных взглядов на практике, конечно же Чечня и пропагандистская компания связанная с действиями российской армии в этой кавказской республике. Этнографический, криминальный режим, установившийся там, все же предпочтительней для любого “модернизатора западного типа” чем относительно спокойное и стабильное пребывание различных народов в составе общей “империи”.

Национал-патриоты тоже спешат внести свою лепту в скорейшую самоизоляцию русских от окружающих неславянских народов, особенно азиатских, кавказских и мусульманских. Цель здесь, разумеется, не включение в “западную цивилизацию” и демократию, а использование высвобождающейся в результате “схлопывания” российского суперэтноса до уровня русского этноса энергии для целей создания “жесткого и дееспособного” режима “национального возрождения”.

Ближайшими последствиями создания на территории Российской Федерации нескольких национальных государств может стать только образование ровно такого же числа этнографических режимов, кровавая переделка территорий по югославскому сценарию, усугубленному наличием оружия большой разрушительной силы, а совсем не воссоединение с “западной цивилизацией”. Тут национал-патриоты явно переигрывают в тактике и стратегии либерал-космополитов. Поэтому позиции А.Невзорова и Н.Лысенко выглядят на будущем “театре военных действий” по разделу России гораздо более перспективно, чем позиции С.Юшенкова и С.Ковалева. Да и искушение отъехать в дальнее Зарубежье у первых будет значительно слабее, чем у вторых, когда здесь начнется серьезная заварушка, а поэтому и действовать они будут значительно более наступательно и агрессивно.

Все сформулированные выше воображения говорят в пользу того, что россиянам предстоит очень постараться, чтобы избежать националистической модели дальнейшего построения собственного государства типа “Святорусской Республики” и перейти к одному из типов “современной империи”, который гораздо ближе как самим русским, так и окружающим их духовно-родственным народам.

ВАРИАНТ 2. “ИМПЕРИЯ ПОСТМОДЕРН”

Он заключается в развитии российского суперэтноса в рамках признанной в настоящее время границы Российской Федерации и сооружении над ним новой политической надстройки в виде “наднациональной империи”, пускай и в республиканском исполнении.

Создание такой империи предусматривает притушение этнических амбиций и тенденций, набирающих у нас сейчас силу, причем не только на национальных окраинах, но и в центре.

Достигнуть этого возможно как в результате системы компромиссов c национальными элитами в республиках, так и определенного давления на них (в последнюю очередь – военного, в первую очередь – экономического), а также путем дальнейшей интернационализации (империализации) массового общественного сознания, хозяйственной жизни и так далее.

Предпосылками успеха на этом пути является как то, что этот путь наименее кровавый из всех возможных, так и то, что его алгоритм наиболее легко защищать перед мировым и отечественным общественным мнением, не жертвуя государственными интересами и целостностью страны. По-видимому,в этом случае возможно будет сохранить даже некоторые демократические тенденции в политической жизни, периодичность выборов, разделение властей и свободу прессы.

Еще одной важной предпосылкой успеха именно этой модели является, как это ни странно, укрепление российской отраслевой экономической вертикали, в том числе и той ее части, которая часто порицается, как компрадорская (то есть живущая за счет продаж за границу сырья в ущерб отечественному производственному потребителю). Она не только располагает ресурсами для подпитывания “имперской политической надстройки”, но и кровно заинтересована в сохранении целостности коммуникаций и связей как на территории самой России, так и в странах Ближнего и Дальнего Зарубежья, долговременных экономических отношений.

В пользу этого исхода говорит и определенная смена приоритетов западной политик – с бездумного ( или наоборот очень хорошо продуманного) развала надэтнических образований в Восточной Европе, к признанию права борьбы с сепаратизмом и ксенофобией, территориальной целостности даже тех государств, которые им по каким-то причинам “не нравятся”.

ВАРИАНТ 3. “ЕВРО-АЗИАТСКИЙ СОЮЗ”

Наконец, третий тип перспективного развития для России – это открыто выступить в качестве ядра для регенерации геополитического пространства бывшего СССР, а для русских – для воссоздания советского суперэтноса в новом, “рыночном” исполнении.

Предпосылками такого “евро-азиатского союза” являются сохранение до сей поры единого экономического “поля” на территории СНГ и Прибалтики. Наличие этого “поля” определяется единством коммуникационных сетей, унифицированностью оборудования и технологий бывших советских предприятий, традиционным движением товаропотоков. По-прежнему наличествуют теснейшие языковые, культурные, образовательные связи между государствами и народами, входившими в “старый Союз”.

Практически во всех государствах бывшего СССР имеется многочисленная и влиятельная русская диаспора, в массе идентифицирующая себя с российским или советским суперэтносом.

Сохраняется внутреннее тяготение к России и русским многих азиатских народов. Данные социологических исследований показывают, что в суверенных республиках Средней Азии, как в среде “простого народа” так и у представителей национальных элит сохраняется пророссийская политико-культурная ориентация, превосходящая соответствующее влияние более, казалось бы, культурно и конфессионально близких Турции и Ирана. Аналогичные результаты дали и исследования в Азербайджане, Армении и Грузии.

Например, согласно результатам социологических опросов, проведенных в апреле-мае 1995 года при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в России и Узбекистане, были, в частности, получены следующие результаты: С КАКИМИ СТРАНАМИ МИРА СЛЕДУЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ТЕСНЫЕ ОТНОШЕНИЯ?

Москва Нижегородская обл. Узбекистан

узбеки русские Россия – 77 91

Узбекистан 2 2 –

США 50 36 47 40

Германия 53 57 12 45

Турция 2 3 30 11

Иран 0 2 4 4

Из этой, а также из многих смежных таблиц следует, что, во-первых, явно прозападные и антивосточные ориентации россиян сочетаются с пророссийскими ориентациями жителей Узбекистана, причем узбеков это касается относительно не намного слабее, чем местных русских. Следовательно, этническая “комплиментарность” все еще сохраняется, хотя она уже и приняла однобокие (невзаимные) черты. Пока же в сознании большинства жителей Узбекистана (да, пожалуй, и всех бывших среднеазиатских республик бывшего СССР) Россия занимает примерно такое же место, как в сознании значительного числа русских – “цивилизованный Запад”, то есть богатое, высококультурное и демократичное “место”.

Самым серьезным препятствием на пути воссоздания имперского пространства на всей исторической территории бывшего СССР является тот факт, что национальный изоляционизм уже прочно укоренился в массовом общественном сознании. Правда носит он пока бытовой, “подсебятный”, а не идеологический характер, идет скорее “от живота и кармана”, а не от “ума и сердца”.

Поводом для сдержанного оптимизма, однако, является, тот факт, что многие значимые тенденции, как рассмотренные в этой статье,так и не попавшие в нее, носят разнаправленный и взаимопогашающий характер. Поэтому результирующим вектором, если не будет целой серии вопиющих ошибок и преступлений со стороны людей, принимающих решения, скорее всего, явится “срединный путь”, то есть частичная регенерация российского суперэтноса на нынешней территории Российской Федерации и создания вокруг нее геополитической конструкции, которую условно можно будет назвать “Российское Содружество Наций” – по аналогии с “Британским Содружеством Наций”.

Следовательно к практической реализации наиболее близка вторая из рассматриваемых здесь модель – модель этнического и государственного устройства России – “современная империя”.

Это не так уж и плохо: такая Империя – лучший рецепт против фашизма, этнократий и ксенофобии.

Леонтий БЫЗОВ

Николай ЛЬВОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЛАБИРИНТЫ СТРУКТУРНОЙ ПОЛИТИКИ
ОПУЩЕННЫЙ ДОЛЛАР
ФБР (FBI) ПРОТИВ ИВАНЬКОВА (“ЯПОНЦА”)
ЭТО ПРАВИТЕЛЬСТВО ДОЛЖНО УЙТИ
СВОДКА ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
ПРОЦЕДУРА ИМПИЧМЕНТА
Социальная роль женщины в современном обществе
ТАКТИЧЕСКАЯ ПОБЕДА ЧЕРНОМЫРДИНА МОЖЕТ ОБЕРНУТЬСЯ СТРАТЕГИЧЕСКИМ ПОРАЖЕНИЕМ ПРЕЗИДЕНТА
События в Буденновске


««« »»»