К вопросу об общественном идеале

Размышления о российском общественном идеале, вновь обретающие актуальность в среде интеллигенции, имеют давнюю и драматическую историю. Труды отечественных философов начала века, суждения по проблемам идеального и реального, земной осуществимости идеального уже в то время давали возможность осознать губительность попыток утопической инженерии.

Карл Поппер в своей знаменитой работе “Открытое общество и его враги”, выделив два типа инженерии социальных изменений, фактически показал, что пытаться реализовать идеал на земле – это значит арестовать время, уничтожить все, что может саморазвиваться и модернизироваться.

На мой взгляд, мы сделали очень мало выводов из собственной отечественной истории, стремясь осуществить, непременно здесь и сейчас, определенный идеал уже дважды в течение двадцатого века. Как прекрасно показал Сергей Булгаков воплощенного идеала не существует ни в России, ни в Англии. Идеал – трансцендентен, а реальность может и должна развиваться в сторону определенного, аутентичного народному духу идеала.

Российская интеллигенция пока не смогла сформулировать идеал, который адекватно отражал бы духовное состояние народа. И здесь я абсолютно согласен с теми, кто считает, что историческое бытие России еще впереди. Реальная история для России еще не началась. Абсолютно прав Шпенглер, говоря о псевдоморфозности Российской истории. Преодоление псевдоморфозности – это попытка выйти в реальную историю, то есть попытка реализации национального духа в адекватных политических, экономических, культурных и т.д.институтах.

На мой взгляд, как во времена Чаадаева, так и сегодня, интеллектуалы и политики в России сталкиваются с одним и тем же фундаментальным вопросом: что такое Россия: Восток, Запад, или это самостоятельный континент? Что из этого может происходить, в каком цивилизационном направлении она развивалась и должна развиваться?

Еще недавно идеологически и политически мы ответили, что Россия – это часть Запада. Получалось, что России как таковой нет, а на российскую почву снова надо переносить готовые формы, сотворяя из нее часть международного мирового сообщества и западной цивилизации.

Последние три-четыре года показали полную утопичность такого подхода. Россия не Запад, и не может искусственным путем привязана к западной цивилизации. России, еще раз прошедшей через псевдоморфозность своего существования, все еще предстоит подключиться к цивилизации, но в собственной самобытности, а не через перенос на российскую почву готовых институтов и форм чужого духа.

Общество и государство не механические конструкции и не допускают произвольного экспериментирования. И прежде всего потому, что человеческому разуму не дано предвидеть последствия, с которыми можно столкнуться в результате насилия над этими сложными органическими сущностями.

Идеологическое направление, его можно назвать как органический консерватизм, идет от авторов “Вехов” и имеет уже большую традицию. Эту традицию мы должны, во-первых, восстановить, и, во-вторых, распространить, потому что она противостоит революции, противостоит утопической инженерии и механическому пониманию природы человека, общества и государства. В этой концепции, в отличие от радикал-либерального подхода, индивид не противопоставляется государству и государство не рассматривается как враждебное явление. Нормальным признается то общество, где индивид органично вписан в социум, а общество в свою очередь органично взаимодействует с государством.

АНДРАНИК МИГРАНЯН


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

На прошлой неделе в Международном фонде экономических и социальных реформ был проведен “Круглый стол”
3 июня в Колонном зале Дома Союзов состоится конференция общественно-политического движения “Мое Отечество”
О СТИЛЕ ОТНОШЕНИЙ РАЗЛУЧЕННЫХ ВЛАСТЕЙ
СВОДКА ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
ВТОРОГОДНИК ГЛАЗЬЕВ
Как Вы оцениваете возможность формирования левоцентристского блока (Рыбкина)?
К вопросу о новом “Российском чуде”
СОСТОИТСЯ ЛИ ЛЕВОЦЕНТРИСТСКИЙ БЛОК РЫБКИНА?


««« »»»