К вопросу о новом “Российском чуде”

В сфере политики и права в нашей стране периодически происходят такие метаморфозы и превращения, которые ставят в тупик российских аналитиков и обозревателей, и поражают зарубежных исследователей. Во всех странах, где существует то, что называют демократией, в борьбе за власть участвуют политические партии и движения, которые могут накануне выборов объединяться в различные блоки, либо действовать самостоятельно.

В России недавно предпринята акция, которая, очевидно, призвана опровергнуть эту аксиому: за власть будет бороться сама… власть. Все решено “сверху” и очень просто: Президент объявил о создании сразу двух избирательных блоков, назвав их руководителями председателя Правительства и спикера Государственной Думы, людей до сего времени никогда не возглавлявших ни политических партий, ни массовых общественных движений. Одновременно как по команде прошла волна информации об избранных лицах, изъявивших желание вступить в блок В.Черномырдина (блок, после некоторых замешательств, был назван правоцентристским) и создаваемых чуть не повсюду его региональных организациях. В рекордно короткие сроки – через 17 дней со времени объявления о создании блока В.Черномырдина, проведен учредительный съезд блока “Наш дом – Россия”.

В связи с этой до неприличия шумной кампанией возникает ряд вопросов правового и нравственного характера.

Первый вопрос: как можно практически на пустом месте, без четкого обозначения входящих в него структур, создавать блоки, если в соответствии с новым федеральным Законом “Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации” под избирательным блоком понимается не объединение должностных лиц и властных структур, а “добровольное объединение двух или более общественных объединений, зарегистрированных в порядке, установленном федеральным законом, законами и иными нормативными правовыми актами законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, для совместного участия в выборах”.

Правда, в первый блок поторопилась сильно похудевшая партия “ПРЕС”, лидер которой С.Шахрай ухватился за эту соломинку, а во втором явно рассчитывали видеть в действительности существующую Аграрную партию, которая, однако, тут же повергла изобретателей “нового российского чуда” в уныние, заявив о самостоятельном пути. Делалось ставка и на теплично выращенные депутатские группы типа “Стабильность”, но мы уже приводили выдержки из закона, согласно которому в блоки могут входить объединения, отвечающие определенным требованиям. Депутатские группы таким требованиям не отвечают, они – внутрипарламентские структуры, не больше. Что же остается?

А ничего. Одна партия, допустим, та же “ПРЕС”, – это еще не блок. Те же организации, которые спешно создаются в регионах, никак не укладываются в рамки закона “Об общественных объединениях”, ибо в данном случае речь идет не о зарегистрированных политических партиях и массовых общественных движениях, преследующих политические цели, а об объединениях должностных лиц и властных структур. Это чисто властные (заявлено, что в блок “Наш дом” входит, помимо членов правительства, семь президентов республик и тридцать глав администраций) или гибридные образования не могут служить основой того или иного избирательного блока. Если нельзя, но очень хочется, то все равно нельзя – таков закон.

Второй вопрос: насколько совместимы должность председателя Правительства и руководителя избирательного блока? Насколько совместимы деятельность министра и глав субъектов Федераций с участием в избирательном блоке?

Все понимают, что организационные и материально-финансовые возможности Премьера, по сравнению с лидером любой партии, являются по существу неограниченными. Особенно в условиях нашей страны: с разрушенной экономикой, неопределенной и непонятной политической системой, неокрепшими правовыми институтами, с неразвитой избирательной системой, с укоренившейся психологией партноменклатуры. Глава Правительства в условиях такой “федерации” – царь и бог; он может решать и решить практически любые проблемы, ибо его просьбы воспринимаются как предписания. По своему усмотрению он в состоянии предоставить кредит или просто оказать помощь, установить льготные условия налогообложения или освободить от таможенных пошлин, поставить вопрос об установлении в том или ином регионе режима свободной экономической зоны. Да мало ли еще чего может сделать Премьер, пожелай он поощрить или наоборот – поприжать того или иного руководителя. Мы уже не говорим о возможностях вскормленного государством “Газпрома”, который давно находится под опекой председателя Правительства и который в состоянии оказывать не меньшее влияние на ход избирательной кампании, чем само Правительство (в печати уже сообщалось, что “Газпром” принял решение о выделении на предвыборную компанию 5 млрд.рублей ежемесячно в пользу блока В.Черномырдина).

Все это вызывает более чем сомнения в правомерности совмещения в одном лице должности председателя Правительства и руководителя избирательного блока. Даже то, что первое заседание учредителей этого избирательного образования проходило на роскошной госдаче, является достаточно символичным, ибо свидетельствует о том, что пропрезидентские (иначе их назвать вряд ли можно) блоки будут поставлены в лучшие условия, чем все остальные объединения и блоки. Действующее законодательство этого не допускает. Оно требует создания для всех, кто участвует в избирательной кампании, равных условий. Даже размеры избирательных фондов в законе ограничены определенными пределами, чтобы какие-то объединения и блоки не смогли воспользоваться своими материальными возможностями во вред другим объединениям и блокам.

Теперь о главном – о праве председателя Правительства возглавлять избирательный блок. Никому, естественно, не возбраняется заниматься политической деятельностью и участвовать в выборах. Но когда за формирование представительной власти берется исполнительная (что само по себе представляет нонсенс), необходимо соблюдение ряда четко определенных требований.

Премьер является членом Правительства и на него распространяются обязанности, предусмотренные действующим законом о Правительстве Российской Федерации. В этом законе есть две правовые нормы, имеющие отношение к рассматриваемому вопросу. В статье 6 Закона отмечается, что Правительство, по вопросам, входящим в его компетенцию, взаимодействует с политическими партиями, общественными организациями, движениями и иными объединениями и в соответствии с законом оказывает им необходимое содействие.

Другая статья, двенадцатая, озаглавленная так: “Занятия не совместимые с пребыванием в составе Правительства Российской Федерации” содержит правило, согласно которому “лица, входящие в состав Правительства Российской Федерации, не могут занимать никакой другой должности в государственных, коммерческих, общественных органах и организациях (подчеркнуто нами), не имеют права на предпринимательскую деятельность, а также на любую иную оплачиваемую работу, кроме преподавательской, научной или творческой”.

Избирательный блок – образование, создаваемое на базе общественных объединений и по своему статусу и правам, приравниваемое к общественным объединениям. Отсюда и глубокие сомнения в праве председателя Правительства и других лиц, входящих в Правительство, занимать руководящие должности в избирательных блоках и объединениях. Могут, правда, сказать, что в статье 12 речь идет не о всякой, а об оплачиваемой работе. Но какое значение для Премьера может иметь еще какая-то заработная плата? Она ему не нужна. Нужны возможности, которые представляет должность председателя Правительства. Это поважней. Важно и то, что при пустотах и пробельности нашего избирательного законодательства Правительство почти в полном составе принуждается включиться в образование, названное избирательным блоком и приобретающее права общественного объединения. Если бы глава Правительства возглавил избирательный блок, оставив свою должность, а министры поступив таким же образом (ибо, ясно, что каждый из низ обладает огромными возможностями влиять на результаты выборов) вошли в него, никаких сомнений в правомерности создания подобного избирательного образования не было бы.

В недавно принятом Законе о выборах депутатов Государственной Думы отмечается, что “кандидат в депутаты, находящийся на государственной или муниципальной службе… на время его участия в выборах освобождается от выполнения служебных обязанностей и не вправе использовать преимущества своего служебного положения”(подчеркнуто нами). В этом-то суть всей проблемы – не пользоваться преимуществом своего должностного положения.

Но, похоже, расчет блока Черномырдина состоит именно в том, чтобы в полной мере использовать преимущества, предоставляемые властью, и с помощью этой самой власти опередить своих конкурентов (в этом, одновременно, и подлинная причина трудностей прохождения принятого Закона о выборах ГосДумы). При вхождении в избирательный процесс “партии власти” помимо тех возможностей, которые у нее имеются и о которых говорилось выше, значительно более серьезными становятся опасения того, что она станет манипулировать результатами выборов. Опубликованные недавно исследования показали, что во времена декабрьской кампании 1993 года подобное делалось довольно просто и в весьма широких масштабах. Сейчас, вместо того, чтобы выступать в качестве независимого надзирателя и арбитра, власть напрямую включается в борьбу, причем возглавляет один из блоков по существу назначенный на эту роль Президентом глава Правительства Российской Федерации. Нельзя быть судьей в собственном деле, уважаемые руководители.

Третий вопрос, возникающий при оценке действий, направленных на образование двух пропрезидентских блоков, находится не столько в сфере права, сколько нравственности: в какой мере такая активность соответствует требованиям морали?

Ни в какой. Аморально преимущества власти использовать для ее сохранения. Нельзя с черного хода возвращаться к тому, от чего мы только что ушли – к однопартийной системе.

Ибо на наших глазах пытаются возродить именно ее – всеобъемлющую и всеохватывающую партию власти.

Разговоры о двухпартийной системе не более чем камуфляж, т.к. оба блока создаются по команде одного лица. А как же набирающие силу оппозиционные партии и движения, решительно отмежевавшиеся от этих блоков? Обозвать в очередной раз экстремистами и вовсю использовать власть для того, чтобы к ней не допустить других?

На наших глазах в России пытаются привить опыт голосования по казахстански – когда выбирать не из кого (а ля референдум о продлении полномочий президентства Н.Назарбаева). Не допустимо, чтобы конституционное положение о том, что “в Российской Федерации признается политическое многообразие, многопартийность”, оставалось лишь на бумаге. Как и многие другие.

Константин Затулин, Юрий Калмыков Депутаты Государственной Думы


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

На прошлой неделе в Международном фонде экономических и социальных реформ был проведен “Круглый стол”
3 июня в Колонном зале Дома Союзов состоится конференция общественно-политического движения “Мое Отечество”
О СТИЛЕ ОТНОШЕНИЙ РАЗЛУЧЕННЫХ ВЛАСТЕЙ
СВОДКА ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
К вопросу об общественном идеале
ВТОРОГОДНИК ГЛАЗЬЕВ
Как Вы оцениваете возможность формирования левоцентристского блока (Рыбкина)?
СОСТОИТСЯ ЛИ ЛЕВОЦЕНТРИСТСКИЙ БЛОК РЫБКИНА?


««« »»»