Обзор прессы-13

Нет сомнения: Москва превратилась в цитадель видео– и музыкального пиратства отнюдь к удовольствию не только массовой публики, которая находит в игре мускул Сильвестера Сталлоне или Арнольда Шварценеггера утешение и благоговение среди серых буден, но также и для любителей шедевров искусства: фильмы Эйзенштейна или Тарковского имеются в пересчете по 5 марок за кассету; в той же цене симфонии Бетховена, дирижирование Бернстайна на компакт-дисках, которые снабжены наклейкой “Сделано в Германии”, но отштампованы по усмотрению продавцов из Китая или Болгарии.

Suddeutsche Zeitung

Россия сильно изменилась по сравнению с 1991 годом. Многие вопросы остаются нерешенными, но определенный выбор уже сделан. Россия никогда не вернется к плановой системе экономики, но существующая экономика далека от совершенства; она не бросится в объятия тоталитаризма, но будет сдерживать развитие демократии; она избегает завоевательных войн, но все еще ревностно относится к своей власти и престижу. Россия – очень неудобный сосед: слишком большая, чтобы ее можно было игнорировать, слишком непредсказуемая, чтобы ей можно было доверять. Запад должен быть очень осторожен.

Сейчас в России все не так, как было три года назад. Тогда г-н Борис Ельцин был героем, сопротивляющимся государственной власти. С ним были связаны надежды на создание демократической, прозападной, мирной России. То, что выросло на развалинах Советского Союза, – это новая Россия, но все ее начинания происходят из ее собственной темной истории. Новая экономика основана на рыночных отношениях, но она архаичная, грабительская, коррумпированная и олигархическая. В стране народилась новая коммерческая аристократия. В обществе, не имеющем строгих законов, она является братом-близнецом государственной власти и пытается контролировать как Россию, так и “ближнее зарубежье”.

Добьется ли Россия стабилизации – это вопрос политической воли. Еще более серьезный вопрос, будет ли результатом создание эффективной и конкурентоспособной экономики. К сожалению, неправильное распределение власти и богатства скорее всего приведет Россию к экономике рантье, что не сможет обеспечить того динамизма развития конкурентоспособности, который так необходим России.

Вряд ли когда-нибудь Россия станет такой страной, которую хотел бы видеть в ней Запад. Политика Запада в отношении России должна отказаться от иллюзий. Она никогда не станет ручным медведем на поводке Запада.

Financial Times.

В январе этого года многие иностранные инвесторы разозлились на Россию – и на это была причина. Президент Борис Ельцин ввязался в грязную войну, инфляция взметнулась ввысь, рубль пошел ко дну, Мексика подмочила репутацию всех развивающихся рынков. Однако сейчас российский рынок ценных бумаг явно выздоравливает, и стрелка его компаса опять стремится на север. Изменение экономических правил вселяет оптимизм. Инфляция снизилась до 8,9%, это самый низкий показатель с середины августа прошлого года.

Но кроме экономических улучшений, в стране появились и другие причины активного участия в российском рынке: наконец была сформирована его инфраструктура. Крупные игроки, такие как Чейз Манхеттэн Банк Интернэшнл, Ситибанк и Морган Стэнли объединяют свои усилия с росийскими партнерами, пытаясь усовершенствовать работу национального рынка ценных бумаг. Конечно, невозможно добиться эффективности и честности в работе рынка за один день. Российские компании все еще имеют неприятную привычку вливания акций новых выпусков, снижая стоимость акций предыдущих выпусков и не предупреждая своих акционеров, как например, это сделала недавно нефтяная компания Коминефть. На российском рынке сейчас царит время ловких денег. “Ловкий” – ключевое слово для определения существующей ситуации, пока инвестиции в России связаны с огромным риском и рыночные отношения недостаточно урегулированы.

Business Week.

Банкротство и реструктуризация, хотя и необходимы, не прибавляют людям хорошего настроения. Средние россияне скажут, что реформы действуют, только когда экономика опять возродится. Это может произойти гораздо раньше, чем многие из них ожидают. Это предсказание требует некоторых объяснений. В соответствии с официальными цифрами состояния промышленности, период с 1989 по 1994 гг. в России можно сравнить с тем, что происходило в Америке во времена Великой депрессии в 30-х годах. Однако, если цифры выпуска продукции достоверно отражают состояние экономики, кажется странным, что не происходит никаких крупных забастовок, охватывающих всю стану и количество безработных не превышает 2 млн. человек. Экономисты Международного валютного фонда объясняют это следующим образом. При коммунистической системе экономики директора и управляющие предприятий имели сильные побудительные мотивы указывать недостоверную информацию, чтобы цифры отчетов совпадали с запланированными задачами. Как правило, цифры готовой продукции включали незаконченные и бракованные товары. Сегодня управляющие на производстве имеют точно такой же сильный побудительный мотив скрывать истинные цифры выпуска продукции, чтобы избежать дополнительных налогов.

Еще одна причина для оптимизма состоит в том, что официальная статистика не отражает перемен, происходящих в частном производственном секторе. Например, хлеб. Госкомстат России составляет свои сводки принимая во внимание только данные крупных хлебопекарен, которые несли ответственность за обеспечение хлебом городов еще в советское время. В последние три года в стране появилось множество мелких частных пекарен, данные о которых не принимаются в расчет официальной статистикой.

The Economist.

До распада СССР гнетущее серое здание на Лубянке, в котором располагался КГБ, было самым страшным местом в Москве. Сейчас у “новых русских”, которые ходят за покупками в западные супермаркеты, выросшие по соседству с Лубянкой, это здание не рождает таких зловещих ассоциаций.

Указ о переименовании ФСК, преемника КГБ, возобновил страхи русских о возможном возрождении Комитета Государственной Безопасности. Эта организация действительно получит новое название – Федеральная Служба Безопасности – и новые полномочия по сравнению с существующим ФСК. В ее обязанности будут входить иностранная разведка и борьба с организованной преступностью, в то время как деятельность ФСК была ограничена внутренними операциями.

Активисты, ведущие борьбу за права человека, опасаются, что власть данная ФСБ станет искушением для новой структуры и она прибегнет к методам КГБ, особенно в отношении противников государственного режима.

Обеспокоенные российские демократы могут не бояться новой организации. Бывшие агенты КГБ оказались уязвимы и не устояли против сладкого пения сирен капитализма в новой России. Лучшие люди из КГБ давно оставили государственную службу. Они все приватизированы и не работают больше на Кремль. Вместо этого они работают на г-на Гусинского и г-на Бойко – двух ведущих российских банкиров.

Financial Times.

Устанавливая еще один барьер иностранным инвесторам, российские власти утяжелили груз так называемых налогов на превышение заработной платы и влепили пощечину иностранным инвесторам, подняв зарплаты на предприятиях. Этим налогом будут теперь облагаться и иностранные служащие, работающие в России, чьи зарплаты значительно превышают среднюю заработную плату российских работников.

Западные аналитики налоговой системы считают, что только от представительств иностранных компаний сумма сборов составит сотни тысяч долларов, что может заставить их закрыть свои представительства или сократить деятельность своих компаний.

Внезапное установление этих новых налогов служит еще одним доказательством изменчивости и непостоянства налоговых и юридических структур России. А также лишний раз показывает, что ситуация в России слишком неустойчива для того, чтобы вкладывать значительные суммы денег в ее экономику.

Указ был издан 29 марта, и компаниям было предложено начислить эти налоги до 15 апреля и выплатить до 25 апреля с.г. Но так как указ имеет обратную силу, иностранные компании должны выплатить эти налоги, начиная с 1 января 1994 года. Западным бизнесменам придется взвалить на свои плечи еще один бессмысленный налог, так как, в отличие от русских предпринимателей, они будут платить. Иностранные фирмы обратились к своим правительствам с тем, чтобы они оказали давление на Россию в этом вопросе и им позволили бы платить этот налог хотя бы с 15 апреля.

The Wall-Street Journal Europe.

Обзор подготовили Марина МЕДВЕДЕВА и Ольга МЕНЬШИКОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Комментарий к криминальной статистике
Крымский узел
“Русская пехота” в Америке
Новые подходы к формированию финансово-промышленных групп
Какова перспектива проведения парламентских и президентских выборов в конституционно установленные сроки?
Первая концепция радикальной реформы


««« »»»