Первая концепция радикальной реформы

Статья 4

Год 1989 был ознаменован рядом крупных общественно-политических событий. Состоялись выборы с использованием альтернативных принципов. За яркими, эмоционально насыщенными и многоголосыми заседаниями I Съезда народных депутатов, с волнением прильнув к телевизорам, наблюдала вся страна. Был сформирован первый состав парламента, работающего на профессиональной и постоянной основе.

Под жестким прессингом депутатов и прессы, пройдя сквозь сито индивидуального отбора, был утвержден новый состав правительства во главе с Н.Рыжковым.

Наконец в этом же году была разработана и принята первая концепция радикальной экономической реформы. История ее создания и содержание концепции весьма поучительны и позволяют развеять один из современных мифов, согласно которому радикальная реформа началась якобы лишь с 1992 года.

КОМИССИЯ ПО РЕФОРМЕ

Разработка концепции радикальной реформы была возложена на Государственную комиссию по экономической реформе, образованную в составе нового правительства. В ее состав вошли руководители экономических ведомств, опытные хозяйственники, ведущие ученые-экономисты. Среди них можно назвать академиков А.Аганбегяна и С.Шаталина, директора Института мировой экономики и международных отношений, ныне академика В.Мартынова, крупнейших специалистов в области управления, в том числе зарубежного, Р.Евстигнеева, Г.Егиазаряна и Б.Мильнера.

В течение короткого срока был сформирован относительно немногочисленный, но высокопрофессиональный состав рабочего аппарата комиссии. О его потенциальных возможностях говорит не только объем и качество подготовленных им документов, но и то, что большинство его сотрудников и сегодня, спустя шесть лет занимает ключевые позиции в органах управления экономикой и в общественной жизни.

Заместителями председателя Комисиси по реформе стали П.Кацура, С.Ассекритов, А.Орлов и В.Покровский. Отделы и сектора возглавили Г.Явлинский, Е.Ясин, Г.Меликьян, Ю.Хачатуров.

Комиссиия занимала особое место в аппарате правительства, инициировала постановку ключевых вопросов реформирования экономики, взяла на себя подготовку основных нормативных актов. В ее стенах были подготовлены проекты законов о собственности, об акционерных обществах, о Государственном банке и банковской системе. В тесном контакте с нарождающимися союзами предпринимателей и на основе обобщения опыта готовились предложения по финансовой стабилизации, развитию малого бизнеса, антимонопольной политике.

Специалисты, работавшие в Комиссии, занимали ведущее место в подготовке докладов правительства Съезду и Верховному Совету, во многом формировали “идеологию” этих документов.

Опыт создания специального правительственного органа по управлению процессом реформирования экономики полностью оправдал себя. Хотя надо признать – и это один из важных уроков, – что полномочия комиссии были весьма ограничены, ее слово было отнюдь не окончательным. Ряд принципиальных вопросов – планирование, бюджетная политика, внешнеэкономическая деятельность – были изъяты из ее ведения и распределены между разными членами Президиума Совмина. Это осложняло синхронизацию мер по проведению реформы.

КОНФЕРЕНЦИЯ В КОЛОННОМ ЗАЛЕ

Первоочередной задачей, возложенной на Комиссию, была разработка концепции радикальной экономической реформы. Она готовилась как составная часть правительственной программы и была принята уже через три месяца после образования правительства и создания самой Комиссии.

Не менее важно было придать концепции широкое общественное звучание и сделать ее открытой, восприимчивой к любым разумным предложениям, а также понятной всем слоям общества. Мы исходили при этом из того, что у правительства, осуществляющего радикальную реформу, не должно быть “тайных целей” и скрытых от общества намерений.

Подготовка концепции опиралась на широкое привлечение к ее разработке ученых, специалистов различного уровня, хозяйственных руководителей. Проводились многочисленные прогнозные оценки и расчеты.

Сокращенный вариант концепции был предварительно опубликован в газете “Экономика и жизнь”, а сама концепция вынесена на обсуждение Всесоюзной научно-практической конференции, которая состоялась в Москве 13 – 15 ноября 1989 г. в Колонном зале Дома союзов. Называлась концепция “Радикальная экономическая реформа: первоочередные и долговременные меры”.

Работа конференции и одобренная ею концепция вызвали большой резонанс как в стране, так и за рубежом. Причем реакция была далеко неоднозначной, а порой и весьма любопытной. На моей памяти это единственный случай, когда вокруг научной конференции был организован митинг с лозунгами, осуждающими “реформаторов-рыночников”, и призывами через мегафон пустить на конференцию защитников трудового народа. В качестве такого защитника митингующие называли проф. А.Сергеева. Он, разумеется, был “допущен” на конференцию и получил слово.

Рассказываю об этом лишь для того, чтобы современные читатели ощутили атмосферу того времени, степень готовности общественного мнения к радикальным переменам.

Было проведено анкетирование и среди самих участников конференции. Результаты его весьма показательны. На вопрос: насколько реалистична предложенная программа? – положительно ответило 62% опрошенных, из них 12% “безусловно за” и 50% “скорее за, чем нет”. Треть дала отрицательный ответ (“безусловно нет” – 6% и “скорее нет, чем за” – 27%). Наиболее скептическими по отношению к предложенной программе оказались работники вузов. Самую же большую поддержку с точки зрения ее реалистичности она получила у работников предприятий.

Каким же было содержание обсуждаемой концепции радикальной экономической реформы?

ДЕВЯТЬ ПУНКТОВ

Пересказывать здесь все элементы концепции вряд ли необходимо, да и вряд ли возможно. Остановлюсь лишь на концентрированном изложении ее сути, на тех мерах, которые намечалось осуществить после ряда предварительных шагов. Эти меры должны были включать:

1. Стимулирование перехода государственных предприятий на аренду, их преобразование в акционерные общества и иные хозяйственные товарищества, кооперативы, коллективные предприятия.

2. Жесткую политику финансового оздоровления с использованием новых налоговых и кредитных рычагов, стабилизацию денежного обращения.

3. Активную структурную политику в направлении ускоренного развития производства потребительских товаров и услуг, производственной и социальной инфраструктуры, укрепления экспортного потенциала, ресурсосбережения.

4. Последовательное и неуклонное формирование рынка: продукция сверх государственных заказов реализуется по свободным ценам, которые снижаются по мере увеличения объемов реализуемой на рынке продукции и ограничения денежной массы; введение антимонопольного законодательства и поощрение состязательности.

5. Поэтапное приближение государственных твердых и регулируемых цен к свободным ценам, балансирующим спрос и предложение на рынке, приведение их в соответствие с ценами мирового рынка.

6. Формирование финансового рынка, создание фондовых бирж и системы государственного регулирования торговли ценными бумагами.

7. Интенсивное развитие внешнеэкономических связей, стимулирование иностранных инвестиций, создания совместных предприятий, зон совместного предпринимательства.

8. Развитие валютного рынка, начиная с проведения валютных аукционов и кончая организацией нормальной торговли валютой, подготовка условий для введения вначале частичной конвертируемости рубля.

9. Перестройка организационных структур управления в связи с изменениями в распределении функций, расширением самостоятельности основного звена и формированием рынка.

Все приведенные пункты дословно взяты из концепции, одобренной шесть лет назад! Пусть читатель сам попробует установить, что нового привнесли сюда, добавили последующие реформаторы…

Главное отличие первой концепции радикальной экономической реформы видится мне в ее взвешенности, в предусмотренной поэтапности ее осуществления. Концепция включала в себя три этапа, охватывающие в совокупности шесть лет: 1990, 1991 – 1992 и 1993 – 1995 гг., с четкой разбивкой задач, решаемых на каждом из них (к концепции был приложен соответствующий график).

В соответствии с приведенными расчетами к концу третьего этапа, то есть к 1995 году удельный вес предприятий, находящихся в государственной собственности должен был составить 30% (по стоимости основных фондов). Доля акционерных предприятий и других хозяйственных товариществ приблизится к 25%, арендных предприятий – к 20, кооперативов – к 15%.

Вместе с осуществлением других перечисленных выше мер это создавало основу для эффективного функционирования социально ориентированной рыночной экономики. И без тех потрясений и жертв, которые выпали на долю многострадального российского народа.

ПРОГНОЗ

Сегодня нас пытаются уверить, что все жертвы были неизбежны, что альтернативы осуществляемому курсу реформ не существовало. Это уже не просто миф, а заведомый и сознательный обман.

Уже осенью 1989 г. при разработке концепции радикальной экономической реформы были проанализированы и просчитаны три возможных варианта ее проведения. Названы они были, может быть, и не очень удачно, но звучали так: эволюционный, радикальный и умеренно-радикальный. Радикальный вариант соответствовал сценарию, названному в последующем “шоковым”. Но тогда, до польского эксперимента Сакса-Балцеровича это название еще не было в ходу.

Вот как описывалось в концепции содержание данного варианта: он предполагает сконцентрированную на коротком отрезке времени коренную ломку сложившихся структур, единовременное снятие всех ограничений для рыночного механизма. Осуществляются самые решительные меры по финансовому оздоровлению, далеко идущее сокращение государственных расходов на инвестиции и дотации к розничным ценам, жесткая кредитная политика. Вслед за этим активно включается рыночный механизм путем полного, или почти полного, отказа от контроля за ценами и доходами.

Каковы могли быть последствия такого варианта? О них также сказано в концепции: неизбежность возникновения и сохранения в течение длительного периода галопирующей инфляции, обусловленной прежде всего диспропорциями в структуре производства; угроза разорения большого числа предприятий при одновременном обогащении других и нарушение, по этой причине, сложившейся системы хозяйственных связей, что может привести к значительному спаду производства и массовой безработице; существенное снижение жизненного уровня при усилении дифференциации разных групп населения по доходам и материальной обеспеченности.

Сравните фактический ход событий с описанным сценарием и вы убедитесь в точности прогноза. Ничего неожиданного не произошло. Процессы развивались именно так, как они и должны были развиваться при избранном варианте реформирования экономики.

Но это был не единственный и небезальтернативный путь. Были и другие варианты. Опираясь на проведенный анализ и основное содержание концепции правительство Н.Рыжкова избрало так называемый умеренно-радикальный вариант и приступило к его реализации. Об этом и пойдет речь в очередной, пятой статье цикла.

Продолжение. Начало сериала в №№7, 9, 11.

Леонид АБАЛКИН, академик


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Новые подходы к формированию финансово-промышленных групп
Какова перспектива проведения парламентских и президентских выборов в конституционно установленные сроки?
Обзор прессы-13
Комментарий к криминальной статистике
Крымский узел
“Русская пехота” в Америке


««« »»»