“МАМА, КУПИ МНЕ МУЖЧИНУ”

Неделю назад в концертном зале “Измайлово” произошло историческое событие, получившее достойный отклик в ведущих средствах массовой информации – аукцион холостяков, на котором всем желающим женщинам предлагался за довольно символическую плату оригинальный товар – живые мужчины, на выбор. Правда, товара было немного, всего десять мужиков, но и за ними особой очереди не наблюдалось – покупательницы едва заполнили треть зала. К концу вечера товар раскупили, а чем дело кончилось – мы решили узнать несколько дней спустя, обзвонив счастливых обладательниц.

Для начала все же напомню суть исторического события: некие бизнесмены из Твери решили переплюнуть конкурсы всяческих мисс – как завуалированную распродажу отечественных девиц, и выбросить на рынок особо дефицитный товар, пользующийся едва ли не при всех режимах повышенным спросом – отборных мужчин с приличной объективкой. Отбор производился путем собеседования и заглядывания в паспорт к каждому, кто претендовал на свою полку в этом супермаркете чудес. Бизнесмены были строги и привередливы, требуя, чтобы “холостяк” не только фактурно выглядел, но и был горазд на какой-нибудь “творческий” финт, соответствуя главному критерию всех эпох и народов – “и швец, и жнец, и на дуде игрец”. Таких безупречных, соответствующих международно-тверскому ГОСТу, набралось девять душ (или тел), резервное место было оставлено для добровольца из зрительного зала. Начальная цена каждого лота оценивалась в двести рублей, двадцать процентов от полученной суммы предназначалось проданному, остальное – организаторам. Холостяк продавался на четыре часа, включая ужин в ресторане, оплаченный спонсорами, а дальше – по взаимной договоренности.
Презентация холостяков шла вяло и примитивно, как распродажа бычков на колхозной ферме. Чтобы представить товар лицом, ведущий задавал несколько глупых вопросов, получал невразумительный ответ, после чего позволял дамам из зала любыми вопросами претендентов прощупать. После расспросов-ответов кто-то из мужиков спел, кто-то сплясал, кто-то рассказал “бородатый” анекдот, а затем началось основное действо – сам аукцион. Холостяков увели за сцену, чтобы не травмировать их психику, а дамы уже по фотографиям стали торговаться за тех, кто им приглянулся или шел по дешевке. В числе продаваемых были уличный гармонист двадцати двух лет, студент-стоматолог – двадцати пяти, театральный режиссер – двадцати восьми, бывший филолог – сорока двух, администратор “Мосфильма” – сорока восьми лет… Резервистом из зала, отобранным женщинами из пяти добровольцев, оказался летчик – пенсионер с 73-го года.
Торг шел весело, активно, но без размаха, мужики пошли в среднем рублей по триста. На этом праздник рыночных отношений завершился, зрители разошлись, обсуждая достоинства продававшихся, а богатенькие дамы отправились за кулисы получать свой товар для обладания им в течение четырех часов. Дамы веселились, шутили и немножко волновались – как будто первый раз купили живого мужчину. А мужчины хоть и хорохорились, но заметно погрустнели, тоже как будто в первый раз узнав свою истинную цену.
В ресторане всех усадили за один большой стол в невзрачном банкетном зале, мрачные бизнесменские охранники привалились к косякам, терпеливо дожидаясь, пока гуляющие окосеют и со стола можно будет чего-нибудь урвать, в углу включили магнитофонную музыку для настроения, и коллективный загул начался. Тут выяснилось, что пять дам из десяти – замужние, холостяков купили “из спортивного интереса” и здравого расчета – что таким образом вечер в ресторане обойдется дешевле. Из оставшихся пяти покупательниц две купили собственных парней, решивших поиграть в “холостяков” и набить себе цену, еще две оказались мамой и дочерью (причем покупку совершила мама: дочери – студента, себе – пенсионера), и только одна дама торговала с прицелом – а вдруг достанется порядочный и из этого что-нибудь получится.
Одним словом, дамы играли в товарно-денежные отношения с удовольствием и без пошлости, у мужчин доиграть свою рабскую роль до конца терпения не хватило, и уже вскоре гармонист надрался, режиссер втихаря сбежал, предварительно перекусив и выпив, певец со своей подругой тоже удалились не прощаясь, мосфильмовский администратор свою хозяйку игнорировал и лениво раздавал визитки остальным покупательницам, лишь пилот-пенсионер да проданный юрист весь вечер оставались в амплуа джентльменов, ухаживая за дамами как своими, так и чужими.
Общий загул завершился еще до полуночи, так и не перейдя в ночь любви. Несколько кавалеров отправились провожать своих владелиц, большинство – растворились во тьме.
На следующий день ни гармонист, ни режиссер, ни певец, ни стоматолог, ни бывший филолог (после первых трех рюмок пристававший накануне вечером ко всем дамам с предложением привести любую в сексуальный восторг немедленно, пока его возвышенная душа горит в эротическом волнении) своим покупательницам звонить не стали и похмелялись где-то в одиночестве.
Пенсионер-пилот и молодой юрист нанесли визит маме с дочкой, просидели за чаем, домашним пирогом и веселой беседой до вечера, вернули своим вчерашним покупательницам их деньги, внесенные за лоты, и, прощаясь, договорились созваниваться и дружить дальше, но уже не за деньги, а так – из душевного интереса.

Валерий ЯКОВ.

Фото Владимира МАШАТИНА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МОИ ДРУЗЬЯ – В МАТРОССКОЙ ТИШИНЕ
Голос из зрительного зала (голос с галерки)
Хит-парад Леонида Ярмольника
Телерейтинг Леонида Ярмольника
Дела круизные
ПОСЛЕДНЯЯ ОШИБКА ГЕНЕРАЛА КАЛУГИНА
НА Хасбулатова
ВЗГЛЯД НА ЗВЕЗДЫ
ТЕЛЕФАКС. ДАНАЯ И КЕРОСИНЩИК
ЖДИ МЕНЯ
ИХ БУЛЬВАР


««« »»»