“КАННСКАЯ” АВАНТЮРА

ПРОЛОГ

На последней пресс-конференции, посвященной “Кинотавру”, Марк Рудинштейн с чувством глубокого удовлетворения рассказывал, что взял на работу молодого, энергичного и в высшей степени предприимчивого молодого человека по фамилии Чесноков. Взял не с улицы, а по рекомендации своего давнего друга и киносоратника, профессора ВГИКа Вадима Михалева. Новым сотрудником Марк Григорьевич был очень доволен. Тот, едва успев войти в курс дела, уже ремонт в офисе сделал (сметы Марк Григорьевич к тому моменту еще не видел, а в человечество еще верил), фонтанировал идеями (в основном, как водится, о том, как быстрее потратить большие деньги), и на все предложения начальства отвечал, как пионер: “Всегда готов!” или как Владимир Ильич: “Есть такая партия!”. Даже сотрудники в нем души не чаяли.

Давать бразды правления в руки молодежи нынче модно. Бойцовский дух, здоровое честолюбие, способность принимать нестандартные решения (со стандартами вчерашние отроки не очень-то знакомы), готовность стойко переносить физические и моральные нагрузки делает представителей молодого поколения желанными сотрудниками любого здравомыслящего начальника. Если бы не одно “но”. Бодрый хищник, пущенный в огород без присмотра, быстро схавает бизнес, заодно своего благодетеля, вооружится нужными связями и отправится дальше, вверх по служебной лестнице.

Самое забавное, что многие карьерные взлеты сегодня строятся именно на “просерах”. То есть, если просрать где-нибудь чей-нибудь миллион долларов, причем просрать со свистом, то существует большая вероятность в следующий раз получить уже два миллиона на очередной гениальный проект. И хорошо, если доверчивому работодателю после такого сотрудничества удастся вырвать изо рта юного хозяина жизни хотя бы остатки куска, который тот готов был с аппетитом проглотить.

Используя торговую марку известнейшей кинокомпании, Чесноков пытается натянуть одеяло на себя, воспользовавшись доверчивостью и связями своих бывших работодателей (Олега Ивановича Янковского и М.Г.Р.). Это не первый и не последний прихват подобного рода; авантюристами и самозванцами всегда была полна земля русская; и зачастую она, земля эта, становилась лишь плацдармом для закордонных вояжей. Например – в Канны. Теперь уже непонятно, будет ли французское “Эхо “Кинотавра” иметь отношение к самому “Кинотавру” или его собрату фестивалю в городе Канны: решать это будет… кто?

На “Кинотавре” Марк Рудинштейн выглядел озабоченным, хотя дела фестиваля шли отлично. Но до Марка Григорьевича стали доходить разнообразные слухи о его новом вице-президенте с душистой фамилией, репутация которого оказалась не менее ароматной чем чесночный перегар. И амбре это должно отпугивать тех, кто имеет дело с Чесноковым. В “Кинотавре” сейчас нет работника по фамилии Чесноков, и он не имеет никакого права представлять кинокомпанию, выступать от ее имени. И все, кто хочет иметь дело с “Кинотавром”, должны это знать.

Предоставляем слово основателю “Кинотавра”.

МАРК РУДИНШТЕЙН О КАННЕ И “КИНОТАВРЕ”

– Произошло следующее. В конце прошлого года ко мне пришел Вадим Михалев и привел известного кинодеятеля Олега Чеснокова. Слухи о нем ходили разные, в основном недоброжелательные: его никуда не брали, его выгнал Михалков, отстранило от своей деятельности Госкино, где он, похоже, проворовался, он был когда-то президентом дистрибьюторской организации России. Это все были попытки Остапа Бендера с периферии, который при помощи обаяния пытался войти в структуры. Его все отстранили, но я как человек, который и сам часто испытывает на себе недоброжелательность, все уговоры не связываться с ним игнорировал. Поверил в то, что все, как бывает, использовали мальчика и выгнали. И принял его на работу в должности ни больше ни меньше как вице-президента кинокомпании «Кинотавр». Вот и сегодня я разговаривал с людьми, которые с ним тесно сотрудничали: «Если бы вы нам позвонили, мы бы сразу вам более подробно все рассказали, и вы не совершили бы этой ошибки!».

Первое время он действительно проявлял довольно-таки большую активность. Среди многочисленных его проектов, ни один из которых впоследствии не был выполнен, значился и проект проведения “Кинотавра” в Канне. Обставлено все это было следующим образом. Мэрия Канна с удовольствием, учитывая большой наплыв русских туристов, предлагает нам ежегодно закрывать у них сезон фестивалем русского кино в содружестве трех организаций: мэрия Канна, кинокомпания «Кинотавр» и Академия русской культуры в Ницце. Эта Академия сначала засела у меня в голове, но я как-то не придал этому значения. А первое, что мне было предложено, это стать ее членом. Я спросил, кто остальные члены, мне стали перечислять Табакова и прочих уважаемых персон. Когда же я позвонил Табакову и просто спросил по-дружески – я тогда еще ни в чем не сомневался, что это за академия, членом которой он является, он мне ответил: «Да так, кто-то позвонил и изложил какую-то идею о создании академии культуры в Ницце. Спросили, не против ли я стать ее членом, я и сказал, что не против. А после этого никто ко мне больше не обращался, и что это за академия, я не знаю». Потом, уже в Париже я выяснил, что там тоже никто ничего не знает об этой организации, кстати, и по сей день ситуация не изменилась.

Но дело не в этом. Потом мне пришел этот телекс из Канна. И некоторые сомнения, которые меня обуревали по поводу того, зачем все это Канну надо, отошли в сторону. Я выделил на это двадцать тысяч долларов, мы начали готовить большую пресс-конференцию, послали Чеснокова в командировку в Ниццу. И здесь надо вспомнить еще об одной женщине, Мелони Мильберт, она не совсем француженка, и ее статус во Франции не совсем понятен. Она как бы представляет французскую сторону академии, в то время как здесь – также на бумажках – появились такие академики, как Чесноков и Михалев. Причем, надо сказать, что в тот момент, когда все начиналось, Михалев был другом семьи, и у меня не было подозрений, что он участвует в этой игре…

Чесноков много ездил по командировкам, потом мы все отправились во Францию, провели там пресс-конференцию, и тут, когда я оказался у бывшего президента ФИА Бриссона, у меня впервые зародились сомнения. Он спросил: «А вы знаете, сколько стоит самое обычное место в “Хилтоне”?» Я в шутку ответил: «Какая мне разница, если они за это берутся?». А он говорит: «А вы проверьте – “Хилтон” не так легко дает такие деньги». Действительно, чтобы принять шестьдесят человек, хотя бы по среднему разряду, – это больше чем сто тысяч долларов. Вообще со слов Чеснокова, город Канн должен был выделить сто тысяч долларов, но не именно на “Хилтон”, а вообще на проведение мероприятия. Это как бы входило в услуги, предоставляемые мэрией Канна.

Я проверил: никаких договоров на эту тему не было. Все это был блеф, блеф человека, который подставил нас – “Кинотавр” – как локомотив: пресс-конференция, фильмы, все расходы и знакомства, которые он благодаря нам приобрел. Например, к нам приезжал директор Каннского дворца, на встречу которого я выделил достаточно солидные деньги и которую провел он. Как раз после пресс-конференции в Париже я задал несколько вопросов, на которые не получил ответа, и потребовал разъяснений по приезде. В результате, приехав, Чесноков резко подал заявление об уходе. Хотя, как оказалось, и прихода-то особо не было, он обманул меня, не сдал трудовую книжку…

Но уходя, он сказал, что, мол, проект мы начали вместе и будем вместе его заканчивать. В это время я полностью посвятил себя Сочинскому фестивалю и постепенно начал узнавать, что мы, оказывается, уже не организаторы, а как бы участники фестиваля в Канне. Хотя по проекту договора мы были ответственными за программу, за фильмы, за творческую группу, за все, что называется телевидением, журналистами, и все остальное…

Мне не ясно, кто спонсоры. Говорят, что «Русское золото», хотя это пока нигде не афишируется. Но, видимо, если это так, надо предупредить «Русское золото» о нечистоплотности этого дела. Французские репортеры, с которыми я общался, в свою очередь говорят, что «Академия русской культуры в Ницце» – фиктивная организация, и никто ее не знает. На днях мне звонил оттуда один журналист, интересовался ситуацией, когда я ему рассказал, он ответил: «Да, мы прекрасно знаем, что этого практически не существует». То есть авантюра чистой воды. Фактически жульничество. Более того, пообещав появляться после Сочинского фестиваля, Чесноков исчез. Правда, сейчас я знаю, где он находится, у меня есть его телефоны, но дело не в этом. Сейчас предпринимается попытка сделать все в обход нас. Они сейчас звонят журналистам, приглашают их без нашего ведома. Теперь я понял, что это система вхождения через крупные фигуры, к примеру, Михалкова, а в данном случае меня, то есть «Кинотавра», в кинобизнес и попытка закрепиться на Олимпе, или, по крайней мере, сорвать какой-то денежный куш. Он его и сорвал. Только лично им самим было истрачена пятизначная сумма в долларах, отчетов за которые я не получил. И вряд ли получу.

Многие режиссеры, которым Чесноков сейчас звонит, не поедут и не дадут свои картины. Но кое-кого, менее значительного, вполне возможно, что он уговорит Канном. В общем-то мне наплевать на то, состоится это или не состоится. Мне важно, чтобы все знали нравственную подоплеку этого дела.

И ЕЩЕ

В завершение надо прокомментировать статейку под ханжеским заголовком “Бедный “Кинотавр”, которую 22 июня напечатала весьма популярная газета. В том материале досталось всем. И “шоу-бизнесмену” Сергею Лисовскому, который-де умеет лепить конфетку из чего угодно; и Никите Михалкову, “посмевшему” осветить своим присутствием закрытие фестиваля; и, конечно же, организатору и создателю престижнейшего киномероприятия страны. Комментировать этот текст можно долго и злорадно, но стоит ли? Ведь автор этой публикации в прошлом году уже получил “награду” от своих коллег: он стал абсолютным победителем в номинации Podonok of the Year. На том и стоит. Кстати, с господином Чесноковым, учитывая ориентацию обоих, могли бы составить хорошую пару (к черту, надоело быть политкорректным, иногда так хочется назвать вещи своими именами).

Е.ЛИСОВСКИЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

САБИНА РАБОТАЕТ НАД НОВОЙ ПЕСНЕЙ
ЗАЩИЩАЯ СВОБОДЫ, ЗАГЛЯНИТЕ В СВОД ЗАКОНОВ
МАЛЬЧИКИ HANSON НЕ ИГРАЮТ С ДЕВОЧКАМИ B*WITCHED
ЕДВА ОТЪЕХАЛИ, А УЖ ДАЛЬШЕ НЕКУДА
Уикенд
МУЗЫКАНТЫ HUM ПОПАЛИ В АВАРИЮ
ПРИ ОБЩЕНИИ С ТОБОЙ ПОСТАРАЮСЬ ОБОЙТИСЬ БЕЗ ТОПОРА
KORN НЕ ВЫСТУПЯТ НА ФЕСТИВАЛЕ “OZZFEST”
SPICE GIRLS НАЧАЛИ АМЕРИКАНСКОЕ ТУРНЕ ВЧЕТВЕРОМ
НЕ ВЕРЬТЕ ЧУВСТВАМ, ПОВЕРЬТЕ ЗЕРКАЛУ
СЕРЬЕЗНО БОЛЕН МУЗЫКАНТ PROPELLERHEADS
ЛИДЕР DODGY ПОКИНУЛ СВОЮ ГРУППУ
КОМПОЗИЦИИ PEARL JAM ПРОЗВУЧАТ В НОВОМ ФИЛЬМЕ
ДОНОР – ТОТ, КТО ДАРИТ
ЖУРНАЛИСТЫ ПЕРЕДРАЛИСЬ ПОСЛЕ ЦЕРЕМОНИИ
ДИСК, ПОСВЯЩЕННЫЙ DEPECHE MODE, ВЫЙДЕТ В АВГУСТЕ
БИЛЛИ ДЖОЭЛ ОТМЕНИЛ ВСЕ КОНЦЕРТЫ
В СЛЕДУЮЩЕМ ГОДУ GRAMMY ПРОЙДЕТ В ЛОС-АНДЖЕЛЕСЕ
УНИВЕРСАЛЬНОЕ СРЕДСТВО ОТ СТАРЕНИЯ
ПАТРИЦИЯ ГУЧЧИ ИСКАЛА КИЛЛЕРА ДЛЯ СВОЕГО МУЖА
ВТОРАЯ ЗОЛОТАЯ ИОСИФА КОБЗОНА
ПАФФ ДЭДДИ ВМЕСТО СВОИХ ИНИЦИАЛОВ ПОЛУЧИЛ “FU”
“РОЛЛИНГИ” ОТМЕНИЛИ ШОУ В БИЛЬБАО
МЕД – ПИЩА ДЛЯ УМА
ЖАРКИЕ НОЧИ МЕЛАНИ БИ
УМЕР МЕНЕДЖЕР ДЖЕК МАКФЭДДЕН
МАДОННА ПОДАРИЛА ОТЕЛЮ СВОИ ТРЕНАЖЕРЫ
СРАЗУ ТРИ “ПЕСНИ ГОДА”
УСПЕТЬ ПОПРОЩАТЬСЯ…
БОЙ ДЖОРДЖ ПОСТЕПЕННО МЕНЯЕТ ОРИЕНТАЦИЮ
СЕГОДНЯ ВСЯ СТРАНА СЛУШАЕТ НОВЫЙ СБОРНИК “ГОРЯЧАЯ ДЕСЯТКА-ЧЕТЫРЕ”!
НОЭЛ ГЭЛЛАХЕР ПРИСМОТРЕЛ ЗАМОК В ИСПАНИИ
АЛЕКСАНДР БУЙНОВ ПОЕТ РОМАНСЫ НА ПОКРОВКЕ
СТАКАН ВИНОГРАДНОГО СОКА
ТОММИ ЛИ ВСЕ ЕЩЕ В ТЮРЬМЕ


««« »»»