Магия слов

Сколько мы живем на этом свете, столько слышим разговоры о том, что жизнь человеческая священна. Почти в каждой либеральной конституции прописано сакраментальное «право на жизнь», подразумевающее, что такое право у нас есть и государство должно его обеспечивать.

Но соответствует ли это действительности? За ответом я обратились к своему другу Фархаду САМАТОВУ, лучшему в стране специалисту по конституционному праву.

В Фархаде меня всегда поражало чувство ответственности. К людям, к работе, а главное – к словам. Он никогда не бросал их на ветер, словно они обладают магической силой, и всегда был готов ответить за каждое. Этой своей серьезностью в сочетании с великолепным чувством юмора он производил впечатление инопланетянина, заброшенного в наш мир из другой, по-настоящему продвинутой цивилизации. Разговаривать с ним было безумно интересно – он глядел на мир глазами разумного существа из рассказа Зощенко, пытался всех понять, подо все подвести базу и искренне удивлялся людскому несовершенству.

Про право на жизнь мы первый раз заговорили полгода назад. Он согласился дать интервью на эту тему, но все время оттягивал момент разговора. Может быть, потому, что вопрос ставился неформально: о каком праве на жизнь в этом мире вообще может идти речь? Ведь такого права у человека никогда не было. Он всегда был рабом на планете. Чьей-то материальной собственностью – вождя, божества, феодала и так далее. И в либеральном обществе у гражданина тоже есть хозяин – общество/государство. А самым очевидным тому доказательством является не призыв в армию и гибель на полях сражений, а отсутствие права на смерть.

В жизнь никто не пришел добровольно, но этот факт повсеместно умалчивается, хотя любой ребенок рано или поздно задумывается: «какого черта я здесь делаю?». Населению всегда настойчиво внушают мысль, что жизнь – невероятное благо, и доживать ее надо до последнего вздоха, и что добровольно уйти с такой невероятно клевой вечеринки может только ненормальный. Если гражданин вдруг решит выйти вон из «лучшего из миров», общество/государство ему в этом не поможет. Из жизни можно только бежать. Как из тюрьмы. С риском быть пойманным и возвращенным на прежнее место, травмированным физически и морально, да еще с пометкой «сумасшедший».

Ни одно общество не любит, когда материальное тело отдельного его члена отравляется алкоголем или наркотиками, разрушается неправильным образом жизни и вообще портится. Везде приветствуется здоровый образ жизни. И это никак не связано с бесплатной медициной или страховой политикой государства. Это связано именно с идеей индивидуума как госсобственности. И совершенно очевидно, что пока у человека нет права на смерть – то есть права законно выйти из игры, в которую он не хочет играть – это автоматом означает, что у него нет и права на его физическую жизнь.

Я попросила Фархада вывести меня из этого ментального тупика, ибо он великолепный логик, человек, наделенный от природы даром здравомыслия, способный найти выход из любого интеллектуального лабиринта. Однако время шло, и вдруг, совершенно для меня неожиданно, он прислал мне утром 20 июня 2011 года наспех написанный текст, поинтересовавшись, сгодится ли такой материал для публикации или нет. Я была растеряна, особенно, когда он добавил короткий коммент: «жизнь и смерть – суть статистика…», и ответила, что живого разговора не избежать – мне надо было, чтобы все точки над «i» были расставлены не с точки зрения представителя закона, а с позиции человека чувствующего.

Но вечером того дня Фархад погиб в авиакатастрофе под Петрозаводском.

Я не склонна видеть во всем этом мистику. А может быть, она и есть. Возможно, существуют темы, в которые нельзя погружаться, не будучи, как говорят в Голливуде, «хозяином двух миров». Впрочем, Фархад, с его вполне обычной биографией – «независимый юрист, окончил юридический факультет Ивановского государственного университета, аспирантуру МГУ им. М.В.Ломоносова, был на стажировке в Голландии, работал в крупных компаниях начальником юротдела, вел обширную юридическую практику, кандидат наук» – возможно, таким и был. Во всяком случае, он не был обычным человеком. Он был уникальным, штучным, безумно обаятельным, по-настоящему конструктивным и очень, очень разумным.

Я счастлива, что жизнь нас свела, что я своими глазами видела это чудо, рада, что у него на днях родится дочь от его любимой жены Ольги и что тема жизни таким образом все же победила тему смерти.

Наша с ним дискуссия так и осталась незавершенной, но я все же решила опубликовать его текст, ведь раз он мне прислал его в то утро, значит в том был смысл. И теперь, когда уже прошло 40 дней с момента его трагической гибели, я вправе отпустить на волю птицу его мысли. Может быть, она обернется правильными выводами в других светлых головах, и ответ на интересующий меня вопрос когда-нибудь будет найден.

Марина ЛЕСКО.

Право на жизнь

Право

К сожалению, нет нормативного определения понятия «жизнь», хотя жизнь – это базовая ценность, без которой все остальные права теряют всякий смысл и содержание. И как бы мы ни относились к государству как таковому, каких бы ни придерживались взглядов на его происхождение и функции, гарантия и сохранение права на жизнь является обязательным атрибутом современного государства. Подобное право действительно закреплено во многих конституциях демократических государств и актах, имеющих международное значение, например, во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Общество, которое не гарантирует человеку права на жизнь, цивилизованным назвать нельзя. Все современные государства это право декларируют. Вопрос в том, как оно реализуется.

Если читать статью 20 Конституции РФ, то оно, по сути, сводится к праву на биологическое существование человека. Здесь прослеживается либеральная концепция государства, которая предполагает вмешательство в жизнь человека в минимально необходимом размере, например, если необходимо защитить уже нарушенное право. Конституция России провозглашает приверженность к теории социального государства и соответственно налагает на государство обязанность обеспечить человеку условия для нормальной жизни и потому это определение явно неполное.

Жизнь

По словарю «жизнь» – это одна из форм существования материи, закономерно возникающая при определенных условиях в процессе ее развития. Подобное определение, конечно же, нуждается в доработке, ведь жизнь является и естественно-научной, и биолого-физической и философско-религиозной категорией.

По сути право на жизнь – это возможность реализовать все три элемента человеческой природы: биологическую, социальную и психическую. Но попытки формализовать это право разбиваются о многоаспектность понятия. Ведь право на жизнь подразумевает не только возможность физически существовать (быть, собственно, живым), но и некие требования к качеству существования (как сугубо биологического или физиологического свойства – воздух, вода, пища, неприкосновенность и целостность организма, так и психического – отсутствие давления и уничижения, что тесно соприкасается с правом на неприкосновенность личности)…

В широком смысле право на жизнь – это закрепленное в конституции и иных законах право не подвергаться пыткам, жестокому обращению или наказанию, а также медицинским, научным или иным опытам; это право на охрану здоровья и медицинскую помощь; право на благоприятную окружающую среду; право на труд и охрану труда; право на отдых; право на социальное обеспечение; различного рода гарантии, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека, гарантии социальной защиты; право частной собственности и тому подобное.

Это прямой запрет государству и иным гражданам отнимать жизнь и здоровье у любого человека, кроме случаев, прямо установленных в законе. Это также четкие границы применения угрожающих жизни и здоровью человека методов, препаратов, орудий, физической силы. Право на жизнь включает и право на сохранение жизни, и право на распоряжение ею (об этом позже)…

Право на жизнь уникально тем, что возникает лишь однажды и, будучи утраченным, не подлежит ни восстановлению, ни приобретению вновь.

Начало

В целом не вызывает сомнения, что право на жизнь возникает в момент рождения и существует до смерти. Но и тут есть некоторые сложности…

Российская Конституция устанавливает, что права и свободы человека принадлежат каждому от рождения. Рождение – это биологический момент. Согласно российскому законодательству рождение есть отделение плода от тела матери, причем плод не должен быть мертвым, что подтверждается наличием у него безусловных врожденных рефлексов. Существует даже специальная Инструкция об определении критериев живорождения, утвержденная Приказом Минздрава России.

Рождением является полное изгнание, извлечение продукта зачатия из организма матери, причем плод при этом должен дышать или проявлять другие признаки жизни, такие как, сердцебиение, пульсация пуповины или движения мускулатуры. Кстати, сегодня актуальным становится вопрос и о защите права на жизнь организма, помещенного в матку матери в результате экстракорпорального оплодотворения.

Вообще вопрос о том, с какого момента жизнь считать жизнью, не однозначен. Например, Американская конвенция о правах человека, устанавливает право на уважение жизни человека с момента зачатия. Есть позиции, что нужно уважать и защищать жизнь человека с момента формирования и начала работы мозга или сердца… Встает и вопрос Души… Но современное российское право не использует понятие Души. Этим занималось церковное право. У разных конфессий разные подходы, и они менялись в различные периоды. Согласно одним – душа вселяется в зародыш с момента зачатия, другие придерживаются мнения, что душа вселяется в человека с момента первого вздоха. Очевидно одно – светское «право на жизнь» является производным от библейской заповеди «не убий».

Границы

Итак, право на жизнь, является неотъемлемым правом каждого человека; это право должно гарантироваться государством и защищаться законом; никто не может быть лишен жизни, иначе как в порядке, установленном законом; оно принадлежит человеку от рождения; оно неотчуждаемо; и наконец, оно равно для всех. Таким образом, каждый имеет право на жизнь. Безусловно, это право не абсолютное – как бы оно ни провозглашалось, оно все-таки имеет свои границы…

Государство и закон определяют условия и порядок, при котором это право может быть у человека отобрано. Государство оставляет для себя возможность «в исключительных случаях», в порядке, установленном законом, применять смертную казнь. Именно поэтому часть 2 статьи 20 Конституции России установила, что смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни.

Нельзя говорить о том, что право на жизнь суть лицемерие. Ведь права – это правила поведения, с помощью которых государство регулирует отношения, как между гражданами, так и между собой и гражданами. И смертная казнь – это исключительная мера, которая обладает максимальным эффектом. Определить границы возможности применения такой меры очень сложно. С одной стороны демократические государства стремятся отменить смертную казнь (так как, если исходить из принципа, что государство есть некая надстройка, которую люди создали с целью решения общих задач и права государственных институтов есть не что иное, как часть прав, переданных им гражданами, людьми, то у государства не должно быть права отнимать жизнь у этих людей ни при каких условиях), но с другой стороны уровень насильственной преступности тяжкого характера так высок, что отказ от смертной казни видится нелогичным.

Многие столетия человеческое общество применяло lex talionis, или как его называют «при́нцип талиона», согласно которому мера наказания должна воспроизводить вред, причинённый преступником: «око за око, зуб за зуб, смерть за смерть». Кстати, как мы помним, даже в постперестроечной России были попытки воспроизведения этого принципа. Речь идет об Уголовном кодексе Чеченской Республики Ичкерия 1996 года, за основу которого был взят соответствующий кодекс Судана. Он предусматривал применение смертной казни путем отсечения головы, забивания камнями либо таким же путем, каким преступник лишил жизни свою жертву. Современные европейские правовые системы этот принцип не применяют.

Смертная казнь – мера наказания, заключающаяся в лишении человека жизни по приговору суда от имени государства. Согласно Уголовному кодексу РФ она назначается за особо тяжкие умышленные преступления, такие, как убийство при отягчающих обстоятельствах, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, на жизнь сотрудника правоохранительного органа и геноцид. Кажется, ничего не забыл.

Хотя Конституция РФ закрепляет её исключительный и временный характер, сейчас она существует. Основной закон определяет условия, при которых может применяться смертная казнь: она должна быть установлена законом, она применяется только за особо тяжкое преступление против жизни, и такому лицу обеспечивается право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей. В разные периоды в России начали действовать мораторий на вынесение смертных приговоров, а потом и мораторий на исполнение смертной казни. Необходимо отметить и то, что институт смертной казни в отличие от других мер наказания необратим и лишает возможности исправить судебную ошибку.

Кстати, наличие в Уголовном кодексе РФ смертной казни может служить основанием отказа в экстрадиции для лиц, покинувших Россию. Такая возможность имеется в Европейской конвенции о выдаче 1957 г., участницей которой является Россия. В связи с этим в уголовном законодательстве есть ограничение применения казни для лиц, выданных России иностранным государством. Также, согласно Уголовному кодексу, смертная казнь не назначается женщинам, лицам в возрасте до восемнадцати лет и мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора шестидесятипятилетнего возраста. Смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет.

Аборт

Искусственное прерывание беременности тоже имеет непосредственное отношение к теме права на жизнь. У нас каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве, что закреплено в статье 36 Основ об охране здоровья. Аборт проводится по желанию женщины при беременности до 12 недель, а позднее до 22 недель – по социальным показаниям, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины – независимо от срока беременности.

Правительство установило перечень социальных оснований к производству абортов, которых немного: решение суда о лишении или ограничении родительских прав, беременность в результате изнасилования, нахождение женщины в местах лишения свободы, инвалидность I-II группы или смерть мужа во время беременности. Здесь я соглашусь с неоднократно озвученной позицией, что на начальных этапах зарождения жизнь эмбриона находится, по сути, во власти женщины, ожидающей ребенка, которая сама решает, жить ему или нет.

Самоубийство

Любое государство заинтересовано в уменьшении количества суицидов и ни одно общество никогда не поощряло его (кроме редких, экзотических случаев рабовладельческого и феодального строя). Понятно, что если человек совершил удавшийся суицид, то никакого наказания он уже понести не может. Поэтому речь может идти об отношении общества к этому явлению и об отношении к тем, кто выжил после попытки самоубийства.

В России самоубийство преступлением не является. Но доведение до самоубийства путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего является уголовно наказуемым деянием. А вот передача яда таковым не является. Неоказание медицинской помощи при самоубийстве может повлечь ответственность только в том случае , если лицо было обязано это сделать (например, если не оказавший помощь – медицинский работник).

Многие столетия наша государственная идеология была производной от религии. А православная церковь считает самоубийство одним из тяжелейших грехов, в том числе и потому, что самоубийца не может покаяться. Поэтому наложивших на себя руки перед погребением не отпевают. Только если самоубийцу признают безумным, обряд отпевания совершается. Самоубийц даже хоронят вне кладбища. Но есть страны, где суицид рассматривается именно как преступление. К примеру в Индии и Сингапуре попытка самоубийства карается лишением свободы или штрафом. У нас суицид не является преступлением, хотя и осуждается государством.

Эвтаназия

Существует группа лиц, лишенных возможности уйти из жизни добровольно. Речь идет о тяжело больных людях, которые не имеют физической возможности покончить с собой. В некоторых государствах разрешена эвтаназия (удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни). У нас же она прямо запрещена статьей 45 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Эвтаназия рассматривается в России как умышленно причинившие смерть другому человеку и подлежит уголовной ответственности по части 1 статьи 105 УК РФ. По сложившейся судебной практике, если это деяние было совершено по мотивам сострадания к потерпевшему, то при вынесении приговора к виновному это учитывается как обстоятельство, смягчающее наказание, согласно статьи 61 УК РФ.

Движение по легализации «легкой смерти» впервые возникло в 30-х годах прошлого столетия в Великобритании. В настоящее время эвтаназия разрешена в Швейцарии и Нидерландах, и общее число сторонников этой теории растет.

Смерть

Государство, конечно же, имеет право распоряжаться жизнью своих граждан. И это не только смертная казнь, запрет или разрешение на аборты, на эвтаназию, необходимая оборона и крайняя необходимость, но и так называемые «скрытые» случаи. Ярким примером является направление солдат на войну. И здесь обязательно должна иметь место жесткая законодательная регламентация и ответственность государства и его представителей (чиновников всех уровней) за смерть и потерю здоровья своих граждан

Право на жизнь, как и все иные права, в том числе «абсолютные», есть компромисс между идеальной теорией и практикой. С моментом возникновения права на жизнь, как мы видим, все неоднозначно. А как обстоит дело с ее прекращением? Ведь каждый имеет право на жизнь от рождения до смерти. А смерть – это временная и биологическая граница жизни. Существует утвержденная Минздравом Инструкция по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, согласно которой даже выделяют отдельные стадии умирания: агонию, клиническую смерть, смерть мозга и собственно биологическую смерть. Агония – это угасание признаков жизнедеятельности организма (сознания, дыхания и т.п.). При клинической смерти происходят патологические изменения в органах и системах, но они носят обратимый характер. Далее наступает смерть мозга, при которой развиваются необратимые изменения в головном мозге. Когда же происходят необратимые изменения во всех органах и системах, наступает биологическая смерть. Согласно Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга, смерть мозга эквивалентна смерти человека, и она наступает при полном и необратимом прекращении всех функций головного мозга, даже регистрируемом при работающем сердце и вентиляции легких.

В правовой науке неоднократно обсуждались вопросы: имеет ли человек право на смерть? Может ли он самостоятельно распорядиться собственной жизнью? Является ли жизнь его собственностью? Имеют ли право родственники, близкие человека дать согласие на смерть человека? На все эти вопросы так и не нашлось однозначного ответа.

Фархад САМАТОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Один комментарий

  • Денис Солнцев Денис Солнцев :

    Светлая память Фархаду. Земля пухом.

    Посчастливилось работать вместе по проекту в компании РУСАЛ, от которой он и летел в эту командировку. Удивительно добрый и эрудированный был человек.

    Дай Бог здоровья его детям и жене.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Энергия «Евровидения»
Снимется вместе с сыном
Второе кино Шона Пенна
Снова воры и наркоманы
Биография Гертруды Белл
Сталлоне сыграет киллера
Пятый фильм не за горами
Вернулся с «Похотью»
«Супермен» появится летом
«Солт» получит продолжение
Романтическая драма о любви
Ева Мендес сыграет Каллас
Стэтхэм сыграет гангстера


««« »»»