Актриса, которую люблю

Лето 1989 года. После предыдущего XV Московского Международного кинофестиваля, когда на столицу обрушился настоящий звездопад первых лиц кино, наступило некое затишье. Сменившие Элема Климова в руководстве фестиваля Александр Абдулов и Сергей Соловьев, мягко говоря, не справились со своими обязанностями. Вместо супер-компании, от Федерико Феллини и Джульетты Мазины до Настасьи Кински и Роберта Де Ниро, в этот раз публику порадовали только Валерио Дзурлини и Марина Влади. Да и то Марина Владимировна приехала в нашу столицу, которая стала и ее родным городом, на презентацию своей книги “Владимир, или Прерванный полет”, а на фестиваль заглянула по привычке.

Пишущая и снимающая братия явно скучала. И вот однажды в один из фестивальных дней я увидел объявление: “Сегодня пресс-конференция Доминик Санда“. У меня ёкнуло сердце. Я зашел в зал, сел в первый ряд и, не отрывая глаз, смотрел на свою любимую актрису.

Что я знал о ней? Родилась в Париже, росла папиной дочкой. Рано стала участвовать в конкурсах красоты, а после победы на трех из них ушла на подиум. Манекенщица Санда выгодно отличалась от своих коллег – у нее были не только идеальные пропорции фигуры при росте 175 см. но и своеобразная внешность, окутанная какой-то тайной. Такого женского типажа в то время не было во французском кино. Это первым на одном из показов мод заметил классик французского кинематографа Робер Брессон. Этот человек, получивший литературное и философское образование, к тому же слыл великолепным художником-живописцем. И только раз взглянув на юную Доминик, понял, что с этой фактурой можно делать на экране чудеса.

Доминик сыграла главную роль у Брессона в фильме “Кроткая”, снятого по повести Достоевского. Дебютантку заметили. Начинается, если можно так выразиться, настоящая “Сандамания”. Бернардо Бертолуччи приглашает ее на главные роли в свои киношедевры – “Конформист” и “Двадцатый век”. Классик неореализма Витторио Де Сика ставит для нее “Сад Финци Контини”, где Доминик не просто ослепительно красива, но и великолепна в качестве драматической актрисы. И партнер у нее красавец – Хелмут Бергер. Итальянец Мауро Болоньини экранизирует для Санда роман Г.К.Келли “Наследство Феррамонты”. Эта работа будет высоко оценена международным жюри Каннского фестиваля, где Санда будет вручена “Золотая Пальмовая ветвь” за лучшую женскую роль. Наконец на Санда обратил внимание Лукино Висконти. Он загорается желанием снять несколько фильмов для Доменик, но не успеет – в марте 1976 года его не станет. И все-таки она осталась в кадрах одного из шедевров великого итальянца – в фильме “Семейный портрет в интерьере”. На экране в воспоминаниях профессора (Берт Ланкастер) пройдут две главные женщины его жизни: Доминик Санда (мать) и Клаудиа Кардинале (жена).

Уже потом, когда мы подружились, Доминик рассказывала о тех чудесных днях съемок “Семейного портрета…”, о том, каким неподражаемым был режиссер. Именно с тех времен она не снимая носит его подарок – необычное кольцо-печатку древнейшего итальянского рода графов Висконти ди Модроне.

И в восьмидесятые годы актриса много снималась. Вот лишь некоторые из фильмов, закрепивших за ней звание одной из лучших актрис мирового кино: “Комната в городе”, “Без видимых причин”, “Степной волк”, “По ту сторону добра и зла”, “Песнь о Роланде”, “Крылья голубки”… Санда играет на драматической сцене и даже участвует в балете непревзойденного хореографа Мориса Бежара. Нет, разумеется, она не танцует, но она находится в центре сцены и читает стихи французских поэтов, а вокруг нее разворачивается хореографическое действо. Эта необычная постановка имела бешеный успех.

Доминик Санда неоднократно приглашали на ММКФ, но, предельно занятая, она вежливо отказывалась. И вот летом 1989 года у нее оказалась свободная неделя, и она прилетела в Москву. Мы подружились. Я провожал ее на сутки в Ленинград, а потом встречал на вокзале с огромным букетом ромашек… Фестиваль закончился, но Санда не спешила улетать домой. Тогда и появилась на первой полосе нашей газеты статья “Париж подождет”. Мы гуляли по Москве, что называется, до упаду, на старом Тишинском рынке покупали фрукты и овощи корзинами, побывали в гостях у моей приятельницы Тани Метаксы в Музее Востока, выпили чая из настоящего самовара и потом долго говорили о живописи. Московские каникулы французской кинодивы пролетели слишком быстро…

Шло время, мы переписывались с Доминик, регулярно звонили друг другу, я навещал ее в Париже. Конечно же, годы нас не красят, но Доминик по-прежнему хороша собой. Светской жизни сторонится. Любит путешествовать. Сейчас снимается редко. У нее вырос сын Ян, в жизнь которого она старается не вмешиваться.

Доминик Санда до сих пор остается для меня самой любимой актрисой. И это продолжается уже больше четверти века.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТВ-бизнес – это война
В новом амплуа
Юлиан Семенов & зарубежная пресса
На все руки мастер
Коротко


««« »»»