ЧЕМ БОЛЬШЕ РАЗГОВОРОВ ОБ УВАЖЕНИИ К ЗАКОНУ, ТЕМ МЕНЬШЕ САМОГО УВАЖЕНИЯ

Прошедшей зимой я побывал в Австрии и в Германии. Эти поездки совпали с работой над номером журнала “Закон” – новым ежемесячным приложением к газете “Известия”. Я не мог, увы, показать хотя бы один номер своего журнала, зато много рассказывал о нем, о его идее, содержании, структуре. И, надо сказать, весьма удивлял что немцев, что австрийцев.
- Главная цель журнала, – говорил я, – публиковать тексты законов России и других стран СНГ, комментировать их силами ученых и практиков.
- У вас что, – удивлялись мои собеседники, законы не опубликованы? Или вы будете печатать старые законы, – и они показывали на полки, уставленные фолиантами, многие из которых, как я замечал по переплетам, издавались еще в начале века.
Но в общем-то они следят за нашей государственной жизнью, а поэтому объяснить им смысл журнала было легко. Кое-кто даже выписал. Но слова их заставляли и задуматься. Ну хорошо, сейчас мы переживаем бурное, даже буйное законотворческое время. И это оправдано. Если уголовные кодексы можно подправить, то гражданское законодательство… Ныне действующее гражданское законодательство впору бы отменить целиком, ибо оно все пронизано идеей отрицания частной собственности, и заменить новым. Но ведь и до 1985 года, то есть во весь более или менее устойчивый период, по крайней мере в “гражданском обороте”, мы не создали полноценного Свода законов. (Гляньте в библиотеке на Свод законов Российской империи). Уголовный кодекс хоть из страха чтили. Все экономические отношения регулировались главным образом постановлениями, циркулярами, директивами, инструкциями, указаниями – словом, “указательным правом”.
Наш “Закон”, конечно же, и в малой степени не затянет эту зияющую пробоину в государственном корабле. Мы лишь стараемся дать читателям новые нормативные комментированные акты, регулирующие нынешнюю хозяйственную жизнь. Наш журнал имеет объем 12 листов – 96 страниц формата “Юности”. Журнал тематический. Первый номер имел подзаголовок “Приватизация”, второй – “Акционерные общества”, третий – “Земельная реформа”, четвертый и пятый номера посвящены налогам, шестой – внешнеэкономической деятельности. Таким образом, мы строим журнал по тематическому принципу. Какой-то слегка систематизированный подбор законодательства читатель получит – но ведь это не более чем журнал, периодическое издание. Уже сейчас должна начинаться капитальная законо-издательская работа. О ней я не слышал.
Казалось, печать, радио и телевидение должны бы поднять эту проблему. Но, как я замечаю, получается странная картина. В застойные времена в телерадиопередачах (в газетах тоже) настойчиво ставился вопрос о совершенствовании законов, критиковались действующие (это до известных пределов разрешалось), юристы и публицисты обрушивались на бездейственность иных норм – мой друг доктор права Валерий Савицкий, например, 10 лет добивался, чтобы ст.58 (право обжаловать действия должностных лиц) брежневской конституции стала применяться. Юристы и журналисты правовой темой в ее истинном смысле – то есть в смысле проблем права, а не судебных сенсаций – буквально болели. И телеэкран давал им приличный выход.
Проблем, между тем, масса. Самый свежий пример. На днях Конституционный суд России начал было рассматривать вопрос о законности Указов Президента Ельцина, запретивших компартию. Я сейчас не хочу вдаваться в существо конфликта – тем более, что рассмотрение дела отложено до 7 июля. И даже процедурных вопросов, по которым шли споры в суде, не касаюсь. Но там, как говорится, в кулуарах возник такой вопрос – а что такое по своей юридической природе Указ Президента? Закон? Подзаконный акт? Если Указ носит индивидуальный характер (награждения, назначения) – один вопрос. А если характер нормативный – это совсем другое. Ответить на эти вопросы я не берусь. Но и вся наша печать, хваля или хуля президентские указы, не дала себе труд оценить их правовой статус.
Сейчас при свободе печати и свободе эфира все серьезное, как мне кажется, из сферы права куда-то пропало. Когда стало “можно все” – очевидно, расхотелось? Или ведущие телевидения потеряли интерес? А между прочим, проблемы в области законотворчества возникают наиважнейшие.
В своем журнале мы встретились, например, с такой. В декабре прошлого года российский парламент принял целый пакет налоговых законов – важнее ничего не придумаешь. Проголосовали, запротоколировали и застенографировали. И – отдали в свои редакционные подразделения для устранения “шероховатостей”. Но что это за “шероховатости”? На одном из заседаний Конституционного суда России “вдруг” вскрылся прелюбопытнейший факт. Парламент отпустил на содержание суда 12 млн. рублей, а бумага пришла, где значилось… 2,8 млн. Это почти казус. Но те же налоговые законы. Три месяца они ждали подписи Президента, чтобы обрести полную силу: не было ни “вето”, ни подписи. Хозяйственники и предприниматели ждали их публикацию, чтобы ориентироваться в своих делах. “Инициативные” ребята стали издавать не вступившие в силу акты, что сбивало людей с толку. А на все упреки отвечали: но парламент принял закон, сами видели табло с результатами голосования. Лишь в марте законы (числом 19) стали полноправными законами.
Вот эта наша неразбериха на высших уровнях власти, законодательная, я бы сказал, неопрятность происходит на фоне бесконечных разговоров, в том числе и с телеэкранов, о правовом государстве. Но уважение к праву со стороны парламента прежде всего – фундамент всякой государственности. Газеты, в частности, “Известия” мимо этого факта не прошли – имею в виду историю с законами о налогах. Но чувствую: не было необходимого резонанса. Мне кажется, в таких случаях незаменима колоссальнейшая сила прямого эфира.
Хорошо, отнесем это опять же к казусам – что-то действительно требовалось отшлифовать, где-то Президент был занят. Тем более сейчас все уладилось. А вот свежая проблема: мне предложили поднять ее в “Законе”. Как вы думаете, в России суды будут решать наши гражданские споры? Раньше как было? Союз принимал Основы законодательства (трудового, семейного, жилищного, природоохранного и т.д.), в союзных республиках на этом фундаменте разрабатывали кодексы, которые Основам противоречить не могли. Что теперь в России? Основы – за Федерацией. У каждой бывшей автономии свой кодекс. Но кодексов нет у краев и областей, составляющих собственно Россию без ее суверенных субъектов. Судить-рядить по Основам РФ? Но там нет в полном объеме норм прямого действия, на что должен опираться суд. Не по постановлениям же облсоветов судить!
- Как быть? – спрашивал я ученых.
- А мы сами не знаем, – отвечали, – вы поднимите этот вопрос в своем журнале “Закон”.
Мы-то поднять сможем. Да многие ли, особенно из властительных зданий, нас услышат? А может быть, нашему “Закону” вместе с учеными, практиками и законодателями выйти в прямой эфир?
Юрий ФЕОФАНОВ,
главный редактор журнала “Закон” – ежемесячного приложения к газете “Известия”.
Подготовил В.ЯКОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НА ДМИТРИЯ КРЫЛОВА
ХИТ-ПАРАД СУПРУГОВ ДЕРЖАВИНЫХ
ТЕЛЕФАКС. У ПРОНЬКИНЫХ НА ДАЧЕ
ПО ВЕЧЕРАМ ПО РЕСТОРАНАМ
ГОЛОДНЫЙ И БЕДНЫЙ ТАМОЖЕННИК НА ГРАНИЦЕ – ОПАСЕН!
ВЛАДИМИР ВОЛЬФОВИЧ
ДОКТОР ВАТСОН И НЕ ТОЛЬКО ОН


««« »»»