Увидеть Лепажа и…

Рубрики: [Театр]  

Увидеть Лепажа и умереть или, что еще вернее, умереть от зависти к счастливым обладателям билетов, если не увидеть! Захватывающий сюжет, основанный на реальных событиях, искусство владения мечом, балет, самое высокое актерское исполнение – не игра – а проживание на сцене, а также Магия, Волшебство и просто физическое Ощущение Чуда, свершающегося на твоих глазах, – все это можно было увидеть на сцене театра им. Моссовета – показывали «Эоннагату» Робера Лепажа!

Передать это словами невозможно: слова – ничто! Лепаж – всё!!!
Если только вспомнить строки Николая Гумилева из посвящения японской актрисе Сада Якко в одноименном стихотворении «И мы верили, что солнце только вымысел японца» – и мы верим, как и не сомневаемся, что поверил бы и Станиславский. Как Чехов Станиславскому на его вопросы – как правильно трактовать тот или иной момент его пьес, какой именно смысл он вложил в те или иные слова, – всегда говорил: «Там все написано», так и у Лепажа – все сыграно, точнее прожито, и больше нечего сказать – только посоветовать посмотреть, это надо видеть! Только у Чехова не всегда всем все было понятно, а у Лепажа понятно всё!

Название «Эоннагата» произошло от слияния имени персонажа (точнее, одного из его имен) и японского «оннагата» (мужчина-актер в театре кабуки, играющий женщин). Жанр спектакля можно описать как высокоинтеллектуальный балет или пластический театр, на экран проецируется перевод с французского – вкратце озвучивается сюжет, спектакль состоит из отдельных сцен, выраженных преимущественно пластикой – но настолько точно все передающей – когда не надо слов, реже прибегают к словам в виде голоса за кадром и очень редких диалогов.

На сцене только три исполнителя – Робер Лепаж, Сильви Гиллем и Рассел Малифант. Гиллем и Малифант играют молодого Д’Эона и сопутствующих персонажей, Лепаж играет пожилого Д’Эона и Бомарше. В помощь режиссеру и актерам брошены лучшие силы – великолепная работа художника по свету Майкла Халлса, художника по костюмам – самого Александра МакКуина, идеально подобран звукоряд, очень точно передающий эмоции каждой сцены и аромат эпохи – Бах, Сарасота, Солер – соната для клавесина etc.

В основу спектакля легла биография Кавалера Д’Эона (1728 – 1810) – французского шпиона времен Людовика XV и Елизаветы Петровны, родившегося мужчиной (в спектакле момент рождения эффектно передан в виде рождения человека с палкой-орудием для восточных единоборств из куклы в солнцеподобном костюме гейши, что относит нас ко второй части названия спектакля и символизирует немаловажную роль, которую сыграет владение орудием/мечом/шпагой в дальнейшей судьбе Д’Эона – он, несмотря на слабую конституцию, будет признан одним из самых лучших фехтовальщиков своего времени), но очень похожего на женщину настолько (что дало ему возможность принимать попеременно то мужской, то женский облик, от его имени впоследствии возник термин «эонизм», который долгое время использовался для обозначения трансгендерного поведения), что не знающие, кто он на самом деле, почти всегда заблуждаются на его счет, что и является решающим фактором, когда Людовик XV отправляет его с тайной миссией шпиона в Россию для секретной переписки с Елизаветой фрейлиной к ее двору (приключения Д’Эона в России описаны в романе Валентина Пикуля «Пером и шпагой», также по их мотивам снят показанный в 2006 г. в Японии 24-серийный мультфильм «Шевалье д’Эон», существуют также и мемуары самого Д’Эона «Военная, общественная и частная жизнь мадемуазель д’Эон», опубликованные им под чужим именем в 1779 г.), с чем Д’Эон успешно справляется (например, он утверждал, что выкрал завещание Петра I, есть историки, которые ему верят), здесь следует одна из самых сильных сцен спектакля, если не самая сильная – Лепаж в образе Императрицы Елизаветы в напудренном парике и пышном платье с корсетом заводит адюльтер с Д’Эоном – Малифантом, сцена насквозь пропитана эротикой и сексуальностью – хотя там почти нет соприкосновений напрямую, но пластика Лепажа, его чувства к Д’Эону, которые он умело передает с помощью взгляда, поворота головы, движения рук, держащих веер и самим веером, как третьим участником этой сцены, говорят красноречивее слов – сами за себя – эмоции бьют через край – воздух как-будто наэлектризован!!! Взгляда нельзя оторвать!!!

Не только в этой сцене, но и на протяжении всего спектакля поражает то, как двигается Лепаж, – он вовсе не пушинка и не Аполлон, но то, с какой грацией и пластикой он движется, не позволяет задуматься об этом даже на секунду, он смотрится не хуже, если не лучше своих партнеров по спектаклю – звезд балета Сильви Гиллем и Рассела Малифанта.
Затем его направляют ко двору короля Англии Георга III в Лондон – в образе мужчины в составе дипломатической миссии, где Д’Эон заводит интрижку с королевой Софией-Шарлоттой, о чем становится известно ее мужу, Георгу III. Церемонимейстер королевы Кокрель, в надежде защитить ее объявляет Д’Эона женщиной, Георг III не верит, но для защиты своей чести требует от Людовика XV официально признать тот факт, что Д’Эон – женщина – так, прожив 49 лет мужчиной, на оставшиеся 32 Д’Эон становится женщиной, и вынужден носить женское платье. Д’Эона вызывают во Францию, но он отказывается ехать, чем спасает себе жизнь, т.к. Людовик XV обезглавлен и множество дворян постигла та же участь, в качестве посла, на которого возложена миссия вернуть Д’Эона на родину, выступает тот самый драматург Бомарше (автор “Севильского цирюльника”, “Женитьбы Фигаро” etc.), Д’Эон требует повышенного содержания, жалуется на свою трудную жизнь, завязываются переговоры, в результате которых (факт из жизни) Бомарше-Лепаж влюбляется в очаровательную, хотя уже и немолодую Д’Эона – мадемуазель Де Бомон, как он теперь называется (одно из первых в мире обществ трансвеститов носит имя Бомона) – Сильви Гиллем настолько, что даже делает ей предложение руки и сердца, которого Д’Эон конечно же не может принять. Переговоры вроде бы разрешаются, но в связи с нестабильностью политической ситуации во Франции, денег Д’Эону не платят, также не получает он и доходов со своих имений – тоже одна из самых лучших/сильных сцен спектакля.

Д’Эон – Де Бомон пишет письмо королю Георгу IV, жалуясь на свое бедственное положение, и просит обеспечить ему хоть какую-то пенсию – в 68 лет у него нет пристанища над головой и он вынужден работать, чтобы прокормить себя – театрализованные представления с трюками фехтования – единственный источник его доходов. В возрасте 81 года Д’Эон умирает в крайней нужде, в крошечной квартирке в Лондоне – в сцене перед смертью он как бы встречает себя молодого в двух ипостасях – женщины и мужчины, причем разделение прекрасно обыгрывается с помощью зеркальной мебели – затем обе половинки его сущности – мужская и женская, на которые он был разделен при рождении, и при жизни метался от одной к другой добровольно и по принуждению, как бы входят – возвращаются в него обратно, и он умирает, надо понимать, в гармонии с самим собой. Мы видим врачей, которые делают вскрытие с циничной целью – установить доподлинно – кем же был умерший – мужчиной или женщиной не понимая главного – он был прежде всего человеком, пусть со всеми его страстями и слабостями.
Занавес! Браво! Бис! Зал неистовствует, Лепаж скромно загадочной улыбкой мага и чародея улыбается!

Будем надеяться, что мы увидим великого классика нашего времени – «самого великого человека театра на сегодняшний день» по мнению «Фигаро» скорее, чем через два года, которые прошли со времени его не менее гениального «Липсинка», потому что Мастер уже подсадил московского/российского зрителя на иглу своего волшебства! Признаем, мы – лепажезависимы!

Татьяна ЛЬВОВА.


Татьяна Львова


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Мюзикл на большом экране
Комик в роли Меркьюри
Новые старые приключения
Филя поможет Алле
Спела песенку Винни-Пуха
Коротко
Снова поработают вместе
«Упрощенный» Корней
Сталлоне уговорит Уиллиса
На гребне волны
Инженер моей души
Александр Политковский: «Моим детям невозможно соотнести фильмы про Аню с реальным человеком»
Шон – любитель серфинга


««« »»»