ЧЕГО Я БОЮСЬ?

Я БОЮСЬ, что в выборе между колбасой и газетами люди сегодня предпочтут первое. Поставленные перед дилеммой – кусок хлеба или пища духовная, миллионы наших сограждан вынуждены будут отказаться от любимых периодических изданий. В последние месяцы мы становимся достаточно равнодушными свидетелями того, как умирают – одни тихо, другие с шумом – газеты и журналы, издававшиеся десятилетиями. И это практически никого не трогает. Говорить о серьезности тех дотаций, которые выделяет российское правительство, не приходится, они в состоянии лишь продлить агонию.

Я БОЮСЬ очень быстро наступившей барской сытости и упитанности новых властей. Боюсь той наглости и нахрапистости, с которой новые чиновники окопались в старых кабинетах на Старой и других площадях. Меня пугает их беззастенчивость и глупость. В совершаемых ошибках они уже переплюнули бывших партаппаратчиков. Я понимаю, что это происходит от неуверенности новых властей. Эйфория от победы в августе 91-го прошла, чуда не случилось, а конкретной программы как не было, так и нет. Я понимаю это, но не оправдываю поведение руководителей, совершивших недопустимое для серьезных политиков количество грубейших просчетов.

Я БОЮСЬ в то же время, что молодому и неопытному в номенклатурных играх российскому правительству не дадут довести до конца реформу. Боюсь той ненависти, которая обрушится на самих реформаторов и их политику в случае неудачи. Очевидно, что в ближайшие месяцы жизнь будет ухудшаться, и хватит ли у народа запаса терпения? Экономические рычаги по-прежнему бездействуют, и люди с куда большим упоением выходят на митинг или любую другую говорильню, чем идут на работу. Стимулов трудиться так и не появилось, и на фоне общей депрессии еще рельефнее видятся ошибки, допускаемые новыми властями. Вера людей в реформу тает.

Я БОЮСЬ войны между двумя славянскими народами. Между русскими и украинцами. Мне не кажутся реальными войны между другими республиками бывшего Союза, и поэтому война России с Украиной, которая выглядит еще более ирреальной, меня сильно страшит. Два лидера – Кравчук и Ельцин – слишком много амбиций вкладывают в свою политику. Их личная встреча, мужской разговор глаза в глаза давно назрели. Не чувствовать явной необходимости такого диалога могут только недальновидные политики. Сегодня уже идет война – актов, указов, постановлений, деклараций. И если это не остановить, то… А точку может поставить одна серьезная беседа двух лидеров. Как же можно ставить на карту будущее народов, руководствуясь личными симпатиями и антипатиями? Если есть хотя бы минимальная вероятность возникновения вооруженного конфликта, ее надо немедленно устранить. Я говорю это не только потому, что сам – украинец и перспектива оказаться по разные стороны границы с родителями-харьковчанами не может меня не тревожить. Но дело, повторю, не в этом. Речь ведь идет о судьбе двух крупнейших в Европе, кровно родных республик и населяющих их миллионов людей.

Я БОЮСЬ тотального предпринимательства, захватившего сегодня всех нас – от 12-летних мальчишек, торгующих на улицах Москвы пивом, презервативами, газетами, словом, чем придется, до высокопоставленных чиновников, о которых говорил столичный мэр Гавриил Попов, считающий допустимым совмещение работы в исполнительных структурах с коммерческой деятельностью. Меня беспокоит своеобразие нашего предпринимательства, выражающегося лишь в стремлении купить подешевле и продать подороже. Подобный примитивизм угнетает. Мы пока не ушли от крупномасштабной, узаконенной спекуляции. В этом мало предпринимательства. Да, нам недостает культуры цивилизованной торговли, знания законов рынка, но мы ведь и учиться не хотим!

Я БОЮСЬ в связи с этим нравов, охвативших нашу молодежь. Сегодняшние ребята уже не хотят летать в космос или стоять у станка, они видят себя только бизнесменами, а девочки – их женами, либо, на худой конец, фотомоделями, валютными проститутками. Поражает общая апатия к происходящему вокруг. Часто интересы не идут дальше поклонения «Депеш Мод», «Любэ» или катания на роликовых коньках. То, что происходит в школах, просто жутко. Наблюдается повальное нежелание учиться. Самым крутым считается тот, кто открыто плюет на знания. Этого не было еще недавно.

Я БОЮСЬ того, что наше общество может полностью лишиться духовных пастырей. Даже среди людей, любимых и почитаемых нами прежде, среди писателей, актеров, публицистов, на мой взгляд, нет сегодня тех, кто готов взять на себя груз и ответственность духовника нации. В какой-то мере Дмитрий Сергеевич Лихачев – это последний из могикан. Он едва ли не единственный, кто все еще взывает к нашему разуму, моля остановиться, задуматься о нравственных ценностях, забытых многими напрочь. Сейчас никого не заботит, что происходит с душами людскими, куда мы идем, на каких примерах воспитываемся, какие книги читаем. Причина снова-таки банальна: те люди, которые должны лечить наши души, крепко заняты междоусобными войнами. Этой болезнью поражены артисты, кинематографисты, писатели, художники, композиторы. Пожалуй, не осталось ни одного творческого союза, который не раздирался бы на части внутренними распрями. Идет дележ совместно нажитого за прошлые годы имущества, идет битва за дачи, дома отдыха, другие блага. Практически никто этого не чурается и не стыдится. Только те деятели искусства, кто уже «упаковался» дачами и машинами, кто свободно общается с долларами, не опускаясь до «деревянных», могут со стороны наблюдать за возней ненасытившихся. Само собой, что, увлеченные тем, как бы сосед не оттяпал себе кусочек полакомее, духовные отцы вряд ли в состоянии являть собой пример, достойный подражания.

Видите, как многого боюсь я, главный редактор не самого, на мой взгляд, робкого еженедельника нашей страны. Но чтобы не заканчивать на такой ноте, скажу в завершение еще несколько слов.

Я НЕ БОЮСЬ умереть с голоду, хотя этой перспективой нас всех пугают давно. НЕ БОЮСЬ потерять кресло главного редактора, которое не кажется мне таким уж мягким. НЕ БОЮСЬ тени КГБ. Монстр, довлевший над нами семь десятилетий, уже не так страшен. НЕ БОЮСЬ Бурбулиса, которого называют серым кардиналом и чья тень якобы нависла над Россией и ее президентом. НЕ БОЮСЬ рынка. Пусть будет конкуренция, пусть победит сильнейший. Лишь бы борьба была честной.

Я даже НЕ БОЮСЬ свободы, показывающей нам сейчас свою оборотную сторону. Верю, головокружение пройдет, и мы сумеем воспользоваться предоставленным нам историческим шансом встать в один ряд со всеми цивилизованными странами.

Юрий ПИЛИПЕНКО,

главный редактор еженедельника «Собеседник».

Подготовил А. ВАНДЕНКО.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БЕЛАЯ ПТИЦА С ЧЕРНОЙ СУДЬБОЙ
МУЖ И ЖЕНА – ОДНА САТАНА?
ТЕЛЬМАН ГДЛЯН ОПЯТЬ В ОПАЛЕ, ТЕПЕРЬ У “ДЕМОКРАТОВ”
УГОЛОК КОРОТИЧА-19
ИСПОВЕДЬ ЭКС-ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА
ЕСТЬ ТАКАЯ ПАРТИЯ, КОТОРАЯ ХОЧЕТ ЕСТЬ
Смеяться можно?
ХИТ-ПАРАД ВЛАДИМИРА ЖИРИНОВСКОГО
“Я ГОТОВ БЫЛ К ХУДШЕМУ ТОГДА, В АВГУСТЕ 91-ГО”
ГУЛЯЙ, ВАСЯ!
Уважаемый Николай Иванович Рыжков!


««« »»»