Смеяться можно?

Уж с чем с чем, а с юмором на Руси всегда было хорошо. Ан нет. Оказалось, что и здесь не все в порядке. Видать, безвозвратно ушли от нас те уютные задушевно-кухонные времена, когда люди, только что тоскливо отсидевшие на работе, под еще тогда дешевую водочку и что-нибудь этакое вкусненькое, травили забористые, обильно начиненные меткими народными словечками анекдоты. Да и сколько их тогда было. Целыми блоками, сериями ходили. Про Петьку с Василь Иванычем, про чукчу, про Сталина, про Хруща, про Брежнева. А как же иначе? Ведь тогда наш простой советский человек не мог похвастать, мол, я тоже, как на вашем проклятом Западе, имею право выйти на площадь и сказать: “А президент-то у нас дурак дураком”. Вот и ходила правда-матка, то бишь, взгляд народа на жизнь, на правительство, в концентрированном художественно обработанном виде. И до чего же приятен был сам щекочущий нервишки процесс повествования – на ухо, в узком кругу проверенных лиц, а то смотри, и у стен, как говорится, тоже уши имеются. Да уж, не только у них. Много анекдотчиков-забавников в свое время побывало на великих стройках индустриализации, многие и не вернулись…

Гласность, так условно назовем все то, что после апреля 85-го, как-то странно повлияла на наше чувство юмора, которое во все времена умирает последним. Вроде, можно пошутить, да не хочется. И скучно, и грустно. Проза сплошная. Теперь и на площадь можно выйти и высказать президенту в лицо то, что о нем думаешь. Ну, походил с плакатом туда-обратно. Ушел, и никакого чувства глубокого удовлетворения собой не испытал. Потому как разрешено, значит, не опасно и не интересно. А где творчество, полет народной фантазии? Никому даже, кроме сатириков, конечно, не приходит в голову что-нибудь на злобу дня сочинить. Все по углам, по щелям. Деньгу заколачиваем, да? На анекдоты и времени не остается? Куда деловому человеку о таких мелочах думать. Прогоришь. Но, не дай Бог, если со всеми прелестями капитализма мы переманим и “их” юмор, порой до того тонкий, что и не видно.

Так что напрягитесь, товарищи, и на конкурс политического анекдота, объявленный 28 февраля в программе А.Политковского “Политбюро”. Рутинную и, кстати, безвозмездную работу по собиранию юмористических перлов всех слоев населения взял на себя детский компьютерный клуб при СП “ПараГраф”. И в первый же день, по выражению руководителя клуба Жоры Пачикова, несчастные программисты взвыли волками. Звонили пенсионеры (так и просится “пионеры”), школьники, которым почему-то всегда делать нечего, и ангельскими детскими голосками выдавали иногда такое, что не только уши, но и остальные части тела завянут. Правда, Жора интеллигентно пытался делать педагогические внушения: “Зачем же это ты, мальчик, такие гадости говоришь? Расскажи лучше анекдот”. Но на этом месте злорадный подросток бросал трубку.

Были и более серьезные звонки. Многие, наконец дорвавшись до столичного телефона, жаловались на нелегкую судьбу и тяжелую жизнь, которая сама – один большой нескончаемый анекдот. В общем, получился телефон доверия. Но привет родным и близким, как в “Поле чудес” или в “Будке гласности”, не передавал никто. Однако кое-что было адресовано и конкретным людям. Например, Политковскому. Цитирую:

“Самый лучший анекдот – это ваша передача. Кто же вам позволил проводить расследование над имуществом Коммунистической партии Советского Союза без разрешения коммунистов? Мы сами разберемся со своими взносами: куда хотим, туда их и расходуем. Только мы, коммунисты, имеем право требовать расследования, а не эти беспартийные предатели Ельцин, Попов или товарищ Собчак, который лишь в сорок! лет вступил в партию, а через полгода из нее вышел. Вот такой анекдот я услышал сегодня в вашей программе”. Конец цитаты. И еще.

Следующий звонок из этой серии был более лаконичным и затрагивал честь другой видовской программы. После, как казалось оппоненту, остроумного изречения “Пуго-язовский крючкотворный янашизм” вежливо попросили передать “этому резвому молодому человеку в темных очках из “МузОбоза”, что Леонковалло оперу “Богема” не писал”.

Итак, кое-что из коллекции. Самый первый анекдот был рассказан тринадцатилетним мальчиком из загадочного города Нюренгри.

Хохол и еврей едут в поезде. Хохол стелит на стол газету, достает сало, режет его и с аппетитом ест. В это время еврей, лежа на соседней полке, говорит:

- Я бы тоже от сала не отказался.

Хохол отвечает:

- Да ты не будешь.

- Почему это? – удивляется еврей.

- А я тебе не дам.

Спрашиваете, а где же тут политика? Ну как? Во-первых, среди персонажей – еврей. Уже как-то, знаете… 5-й пункт и прочее там… Во-вторых, сало, украинец, а значит, и автоматически – Кравчук со своей заносчивостью. Так что куда ни кидай, анекдот смелый. Улыбнуться можно.

И дальше.

***

Как советские руководители стали историческими личностями? Одни влезли в историю, другие влипли в истории.

***

Что изменилось после смерти Сталина? Перестали расстреливать до суда, но стали сажать до начала следствия.

***

Что такое вобла? Это кит, доживший до коммунизма.

***

Кем была основана социалистическая демократия? Богом. Когда он создал Еву, сказал Адаму: “Выбирай себе жену”.

***

Что показал эксперимент с запуском в космос Белки и Стрелки? В небесах собачья жизнь кончилась, а на Земле – нет.

***

Смольный. Дзержинский сидит у себя в кабинете. Вдруг раздается телефонный звонок:

- Смольный?

- Да, – отвечает Феликс Эдмундович.

- Скажите, а водка у вас есть?

- Нет, водки нет, – говорит удивленный Дзержинский.

Через несколько минут звонит телефон, и тот же голос спрашивает:

- Смольный? Водка есть?

На что разъяренный железный Феликс опять отвечает, что водки нет. К счастью, в этот момент в его кабинет заглядывает Ленин и интересуется:

- Что это вы, батенька, так расстроены?

- Да вот, понимаете ли, про водку без конца спрашивают.

Навязчивый телефонный звонок раздается в очередной раз. Ленин берет трубку и говорит:

- Смольный слушает.

- Водка есть?

- Знаете, здесь водки нет, но я знаю, где можно ее достать.

- Где?

- В Зимнем. Только возьмите с собой побольше ружей.

Дзержинскому:

- Вот как, батенька, надо работать с нашим населением.

***

Почему Ленин ходил в ботинках, а Сталин в сапогах? Потому что при Владимире Ильиче Россия еще не была так запачкана.

***

На уроке истории Эстонии, куда Вовочка случайно попал, проходят происхождение символики. Учительница спрашивает:

- Дети, кто знает, что означает синий цвет на нашем флаге?

Руку поднимает Лео и говорит:

- Я знаю. Синий – это цвет нашего неба, которое задымляют русские трубы.

- Правильно, Лео. Садись, пять. Ну, а кто знает, что означает черный цвет на нашем флаге?

- Я, – поднимает руку Вахрус. – Черный цвет – это наша земля, которую топчут ноги русских оккупантов.

- Правильно, Вахрус. Ну, а кто знает, что означает белый цвет на нашем флаге?

Тут руку поднимает Вовочка и говорит:

- Это цвет снега Сибири, который будут топтать Лео и Вахрус.

***

Один еврей говорит другому:

- При коммунизме у меня будет свой самолет.

- А зачем он тебе?

- А вдруг в Калуге муку дают, полчаса – и я там.

***

- Что такое сорок зубов и четыре ноги?

- Крокодил.

- А четыре зуба и сорок ног?

- Политбюро.

***

В свое время американский, французский и наш советский лидер встречаются за чашечкой кофе и бутылочкой коньяка. Выпили по одной. Ричард Никсон достает перламутровый портсигар, на котором написано: “Дорогому Ричарду от товарищей по партии”. Выпили по второй. Жорж Помпиду достает золотой портсигар, на котором выгравировано: “Дорогому Жоржу от супруги”. Выпили еще по одной. На этот раз Леонид Ильич Брежнев достает свой золотой портсигар, инкрустированный бриллиантами, на котором написано: “А.С.Пушкину от князя Вяземского”.

***

Леонид Ильич Брежнев, как известно, награды очень любил. Но от двух, африканских, все-таки отказался: от золотого кольца в нос и страусиного пера в задницу.

***

Ветеран в медалях без очереди в киоске взял кружку пива. Пьет, а молодежь его спрашивает:

- Ну как, папаша, хорошее ли пиво?

- Да нет, хреновое.

- Надо было похуже воевать, дорогой, тогда бы баварское пил.

***

Ученые изобрели порошок, с помощью которого можно оживить человека. Стали думать, кого первым. Конечно, великого вождя. Попробовали – получилось. Встал Владимир Ильич, отряхнулся и попросил показать, что без него в Советском Союзе сделали.

Прошел месяц. Возвращается вождь в свой мемориальный кабинет в Кремле и просит не беспокоить. Не звонит, не выходит, ничего не просит. Тогда решили оживить и Феликса Эдмундовича Дзержинского, чтобы помог разобраться, в чем тут дело. Заходит тот в кабинет вождя, Ленина нет, а на столе записка какая-то. Нагрел ее Феликс Эдмундович под лампой и читает: “Собирайтесь быстренько, товарищ Дзержинский, ко мне в Швейцарию, пора все сначала начинать”.

***

Звонок в дверь. Брежнев, идя по коридору, вынимает из кармана очки, бумажку и читает: “Кто там?”

***

Почему земельная реформа до 1917 года двигалась лучше, чем сейчас? Тогда были Столыпины, а сейчас Остолоповы.

***

Леонид Ильич Брежнев на заседании Политбюро:

- Дорогие товарищи, по стране ходят слухи, что мы все страдаем маразмом. Я решил проверить, насколько они основательны. Действительно. Например, когда на похоронах товарища Суслова заиграли траурную мелодию, никто, кроме меня, не догадался пригласить даму на танец.

***

Армянское радио спрашивает:

- Почему в восьмидесятые годы вместо обещанного коммунизма в горах Кавказа такие страшные межнациональные конфликты?

Ответ:

- Хрущев говорил, что коммунизм не за горами, а Армения – за.

***

Пресс-конференция Янаева. Журналист задает вопрос:

- Геннадий Иванович, ваша любимая певица?

- Алла Пугачева.

- Почему?

- Она поет: “Три счастливых дня было у меня…”

- Ваш любимый композитор?

- Путчини.

- Ваш любимый танец?

- Пуги-вуги.

- Ваш любимый кинофильм?

- “Три дня в Москве.”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БЕЛАЯ ПТИЦА С ЧЕРНОЙ СУДЬБОЙ
МУЖ И ЖЕНА – ОДНА САТАНА?
ТЕЛЬМАН ГДЛЯН ОПЯТЬ В ОПАЛЕ, ТЕПЕРЬ У “ДЕМОКРАТОВ”
УГОЛОК КОРОТИЧА-19
ИСПОВЕДЬ ЭКС-ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА
ЧЕГО Я БОЮСЬ?
ЕСТЬ ТАКАЯ ПАРТИЯ, КОТОРАЯ ХОЧЕТ ЕСТЬ
ХИТ-ПАРАД ВЛАДИМИРА ЖИРИНОВСКОГО
“Я ГОТОВ БЫЛ К ХУДШЕМУ ТОГДА, В АВГУСТЕ 91-ГО”
ГУЛЯЙ, ВАСЯ!
Уважаемый Николай Иванович Рыжков!


««« »»»