Лев Лещенко: грустные мысли о жизни

Рубрики: [Музыка]  

Мэтр нашей эстрады Лев ЛЕЩЕНКО активно готовится к своему 70-летию, которое он планирует отпраздновать в начале следующего года грандиозным концертом. Лев Валерьянович – один из немногих из плеяды советских звезд, кто нашел себя в современной жизни. Сегодня он занят не только творчеством и продюсированием молодых исполнителей, но и руководит лесным хозяйством во Владимире. Мы встретились с Львом Валерьяновичем, чтобы побеседовать, как было принято на советских кухнях, о проблемах сегодняшней жизни. Как сегодня живется мэтру, он рассказал в откровенной беседе.

– Лев Валерьянович, вам не страшно жить? Судя по телевизионным программам, насилие и криминал стали частью государственной программы.

– В этом плане у нас явный перебор. Я постоянно ловлю себя на мысли, что испытываю некое беспокойство. Как будто каждый момент может случиться что-то плохое. Хорошо, что я по улицам не хожу, а в машине езжу. И все равно мне кажется, что за мобильный телефон запросто могут ударить по голове, за углом кого-то изнасиловать, выкинуть из машины. В этом есть вина нашего телевидения. Вместо того чтобы как-то успокаивать общество, у нас кровь и насилие на экране. Я был поражен снимком оторванной головы террориста, который взорвался в Домодедово, опубликованным в «Комсомолке». Неделю чувствовал себя плохо, кошмары снились. В советское время – плохое оно или хорошее – был криминал, конечно, но в десять раз меньше. И мы многого просто не знали. Сегодня я уже начинаю думать, что такая политика более правильная. Чтобы не волновать народ зря, чтобы покой в обществе существовал, рассказывать о таких делах нужно дозировано. Я считаю, что нам необходим закон, ограничивающий насилие на экране.

– Может, это кому-то выгодно – народ в депрессию вводить?

– Мне не хотелось бы думать, что это государственная программа, но нам необходимы какие-то решения, как сейчас принято говорить, политическая воля. В конце концов, телеканалы и СМИ подотчётны. Неужели нельзя позвонить редактору газеты, который выпускает такую негативную информацию и порекомендовать ему этого не делать?

– Сегодня все телеканалы и газеты за рейтингом гонятся. СМИ живут за счёт рекламы, им нужны показатели их успешности. Всё сводится к финансам.

– НТВ, например, превратилось в помойку чистой воды. Неужели владелец канала не заработал достаточно денег? Они и так все миллионеры. Ну хватит уже, давайте воспитывать нравственное начало в обществе.

– А что обычные люди говорят, когда приходят к вам на концерты? На что жалуются?

– Это раньше жаловались, а сейчас как будто человек всё больше и больше замыкается в себе, сосредотачивается на том, как защитить себя и свою семью, свой мир. Сегодня в основном просят помочь. Бывают такие письма, что душа разрывается. Вот недавно пишет ребенок: «Помогите, я хочу чтобы мама моя жила. Она умирает, потому что лекарств нет». Или бабушки, которые не могут купить себе еды. Таких писем я получаю 3-4 в неделю.

– Конечно, всем помочь невозможно.

– Я физически не могу этого сделать. Хотя иногда невозможно не откликнуться. Я это нигде не афиширую. Был один случай. Прочитал в газете, что парень из Нижегородской области во время летних пожаров спас 16 человек. Потом Андрей Малахов пригласил его на передачу, представили, как героя, наобещали всего. И ничего не сделали. Пока он спасал других, у него сгорел дом, трактор и вообще все, что было. Я попросил моего помощника Лёшу, он поехал и купил ему трактор за миллион рублей. Я никому ничего не говорил. И вдруг читаю у кого-то в блоге: «Вот Лещенко, наверное, его стали забывать, он решил пропиариться и купил трактор». Ну что это такое? Ну возьми ты пропиарься – купи трактор, помоги парню. Создаётся ощущение некой социальной апатии. Народ ничего не хочет. У нас даже сотой части нет того, что произошло, например, в Египте. Вся страна в нищете живет, прозябает. И никому нет до этого дела, и самим людям, похоже, тоже.

– У вас какая пенсия?

– Пять тысяч рублей. Представьте, я бросил петь, у меня нет концертов. Я пенсионер, отслуживший верой и правдой отечеству. Я смогу прожить и прокормить свою жену, которая не работает, на пять тысяч рублей?

– Это на один раз в Москве сходить в магазин.

– Это парадокс. Ну не может у нас быть пенсия пять тысяч рублей. Сколько у нас пенсионеров? Посчитайте, закройте эту тему в бюджете, сделайте из пенсий неприкосновенный запас . А стипендия у студентов – 1800 рублей, это тоже издевательство.

– Позор.

– Это не позор, это насмешка. В Америке школьник на завтрак больше получает. Замкнутый круг получается. Кто будет любить это государство, которое не может обеспечить нормальную защиту? Недавно прочитал опять-таки в «Комсомолке»: женщина 51 года замёрзла в своей квартире. Если бы я был на месте руководителя той области и такое прочитал, я поехал бы туда немедленно, на месте во всём разобрался бы. В конце концов, обеспечьте малоимущих людей. Нашли же деньги, чтобы после пожаров построить людям дома. Почему нельзя построить пенсионерам такие же «лёгкие» дома?  Во всех государствах существуют пенсионные дома. Я был в Америке в таких домах, это же сказка. Это коттеджи на двух-трех человек, с медицинским обслуживанием, игровыми комнатами. И это не дорого стоит, все сделано из дешёвых материалов. У нас официально 500 миллиардеров. Лисин, Прохоров на первых позициях.

– Вы же наверняка их знаете, подскажите – пусть построят дома для пенсионеров.

– Я со многими дружу. Вагит Алекперов – один из моих самых близких друзей. Прекрасно знаю Прохорова и убеждён, что надо подготовить какую-то программу и сказать: господа дайте средства на спорт, на культуру, в пенсионный фонд, на строительство домов для малоимущих, тогда мы с ваших налогов снимем два процента…

– Пусть сами построят, всё равно все разворуют.

– Это правда. Многие дают деньги, но они не доходят до адресата. Вагит Юсуфович, например, поддерживает симфонический оркестр. У меня есть благотворительный фонд, мы помогаем конкретным людям. Но это должно быть государственной программой. Как в Соединенных Штатах – человек, занимающийся благотворительным фондом, – это второй или третий человек в государстве, это персона, которая влияет на состояние общества. Вот сейчас на Дальнем Востоке строят остров. Когда господин Агаларов сказал, что построит за 8 млрд, а не за 30 – 40, как планировали, на него наехали. Весь бизнес проверками замучили, потому что он посмел помешать им воровать.

– Получается, что коррупцией пронизано все. Деньги надо давать везде, начиная с того, чтобы ребенка взяли в детский сад, заканчивая тем, чтобы тебе сделали операцию.

– Нравственная планка в обществе упала ниже плинтуса.

– Вам самому приходилось давать взятку?

– ГАИ с меня не берет, понятное дело. Один раз хотел дать продавщице мороженого – покупал торт-мороженое в киоске, и с тысячи осталось сдачи рублей 150, но я решил подарить их продавщице, бабушке лет 70. Однако она подвинула мне деньги и сказала, что зарабатывает достаточно. Сейчас таких людей не осталось. Они из прошлой жизни. А те, кто из сегодняшней, только заходят – и уже в руки смотрят. Я сталкиваюсь с этим постоянно. Не хочу говорить о судебных процессах. Но это безумие, когда берут все, снизу до верху.

– У кого больше денег, тот и прав.

– Я не верю, что с этим нельзя разобраться. Сейчас каждый работает с Интернетом. Вот я вхожу в Интернет на сайт компромат.ру и пошел список. Начальник такой-то, министерство такое-то. Ну нет ни одного высокопоставленного лица, на которого не было бы компромата. Может, только на Нургалиева. Откройте, посмотрите, что творится у вас в Отечестве. Ну никто же этим не занимается. Почему?

– А что делать, как быть?

– Нужно менять систему. Пересмотреть принцип несменяемости. Я не говорю о президентах. Например, Нурсултан Назарбаев уже 20 лет у власти. Но он гений тысячелетия. Он настоящий Батый. Но почему человек в правоохранительных органах сидит на одной и той же должности пятнадцать лет? Подошёл срок, дали звание, ушёл на другую должность. У меня папа НКВдешник был. Прошло четыре года, его повысили, переместили на новую должность. Ротация шла. Плюс ко всему ещё стреляли немножко, не зажирался никто. Тогда милиция была милицией. Была при Щёлокове коррупция. И то если сравнить то, что сейчас имеет милиция, то Щёлоков просто нищий человек.

– Главное, что все всё знают.

– Попробуй в США потрать 200 тысяч долларов. Тебя сразу спросят: откуда, докажите, расскажите. А у нас покупают миллионные особняки, дворцы, и никто ни за это не отчитывается. Откуда у чиновников, у военных, у прокурорских и милицейских работников особняки на Рублевке? Я понимаю, когда человек бизнесом заработал. Но сегодня честным бизнесом заработать невозможно. У меня леспромхоз во Владимире. Я за десять лет не смог вынуть оттуда ни копейки, только вкладывал.

– И вам работать не дают?

– Без конца проблемы. Если кому-то откат дать отказался, тут же прокурорская проверка. Хорошо, у меня друзья есть в милиции, в прокуратуре, в счётной палате. Я звоню, говорю: ну когда отстанут? Мы разработали хороший приоритетный проект, сдали документы, заплатили налоги. Но человек, который там заведует на этом участке, откровенный мошенник. Получилось, что мы залезли к нему в карман. Ему проще продать порубочный билет, получить за него миллион и сказать: а там как хотите – воруйте, режьте, обманывайте государство. Когда всё официально, с этого много не заработаешь, государство получит 10 миллионов, а он ничего себе в карман не положит.

– Да, у нас нет профессионалов ни в одной сфере. Начиная с Думы, кончая эстрадой.

– Сейчас попробуйте вызвать  слесаря или сантехника на дом? Никто ничего не умеет. Убрали ПТУ, которые давали огромное количество людей-профессионалов. А сейчас, если у вас сломался унитаз, придёт дядя Вася, зубилом постучит и окончательно все испортит. Поэтому я никого в свой дом не пускаю, своими руками всё делаю. Зато наплодили юристов, экономистов, для которых нет работы.

– И среди этих юристов и экономистов тоже нет профессионалов.

– С образованием большая проблема. В свое время я учился у Покровского, у Анисимова, ходил на курс смотреть, как работают Гончаров, Завадский, Эфрос – они преподавали в ГИТИСе. А сейчас приходят люди с улицы, у которых вообще нет школы. Это безобразие. Я иногда думаю и не могу даже представить, что будет с нашей страной. И ничего не поможет, в том числе совершенно бездарные думские заседания, ничего! Необходимо прежде всего покончить с коррупцией.

– В нашем случае поможет только, если каждый человек начнет с себя. Или это нереально, на ваш взгляд?

– Чтобы каждый начал с себя, нужна общая идеология. Понятно, что в СССР у нас была ущербная идеология, но всё равно, хоть как-то людей старались подогнать под идеал, воспитывали. Вот почему люди старшего поколения никогда не будут откровенно воровать, они законопослушны, им совесть не позволяет это делать. Может, боязнь какая-то в нас сидит на генном уровне? А молодые вообще ничего не боятся. Главное – закон должен работать очень четко и жёстко. Вот мы с вами договорились, вы пришли, а я позову своего работника и скажу ему: «Она дала мне взятку, чтобы я согласился опорочить того-то». И вряд ли бы вы доказали свою невиновность. И таких дел полно, у моего знакомого такая ситуация. Он написал заявление, что с него требуют откат – в итоге сам и оказался за решеткой. Попробуй теперь докажи, что ты не верблюд, если на тебя заказ есть или ты кому-то не угодил.
– Вас телеведущая Тутта Ларсен как-то по поводу новых звёзд спросила, и вы никого не могли вспомнить.

– Она неожиданно спросила, и я не мог вспомнить новые песни. Звёзд я знаю. В тот момент были популярны певица Максим, Сергей Лазарев.

– А песен хороших, между прочим, новых и нет.

– Репертуара современного я не знаю не потому, что не интересуюсь, а потому, что все банально и неярко. Сегодня есть шоу-бизнес, который ничего общего не имеет с вокалом. Да и музыки со словами тоже нет. Я недавно смотрел по каналу «Ностальгия» «Песню Года» с 1975 по 1978 годы. Какие чудные песни! Я не мог оторваться. Все поют.

– Я смотрю на Пугачёву тех лет и мне плакать хочется.

– Именно поэтому Ваенга вырвалась вперёд. Потому что поёт живым звуком нормальную человеческую музыку, которая трогает сердце. Может, она повторяет то, что было 20 – 30 лет назад, но присутствует новое качество аранжировок, новый подход к словам. Мысль в её песнях есть. Людей в этом смысле не обмануть. Я же рейтинги знаю, часто езжу по стране. У нас только десять артистов, которые могут собрать аншлаг, и пять из них те, кто поёт живым звуком: Ваенга, Киркоров, Лепс, Меладзе, Михайлов.

– Получается, нам нужна цензура, которая была в Советском Союзе?

– Какие-то правила игры должны существовать обязательно. Меня однажды пригласили в Америку. Сенатор района, к которому относится Брайтон, где живут многие русские эмигранты, организовал праздник для жителей. Собралось тысяч пятнадцать. В концерте участвовали три группы: американская, израильская и российская. Пригласили меня и еще одну нашу советскую «легенду». Условие было одно – петь живьем. Я не хочу называть имя этой певицы, но я ее предупредил: если можешь, поехали, но выступать только живьём. Да, да, да. Приехали, начинается концерт, и она начинает петь под фонограмму. Прибегает сенатор за кулисы, и кричит на меня: «Это мошенничество, она поёт под фонограмму». Мне пришлось долго ему объяснять, что люди пришли просто посмотреть на нее, она легенда, актриса, певица, она личность. Еле-еле удалось его уговорить. А то бы случился грандиозный международный скандал.

– Сейчас модно усыновлять детей, вы когда-нибудь думали об этом?

– Думал. Дело в том, что моя мама умерла спустя год и восемь месяцев после моего рождения. Отец, военный человек, остался один с тремя детьми. А у мамы была родная сестра, которая жила одна с дочкой. И папа предложил Наде: давай объединимся, будем вместе воспитывать детей. И хотя она безумно нас любила, и я часто к ней ездил, она отказалась, потому что не была уверена, что сможет к нам и к родной дочери относиться одинаково. Вот и я не уверен, что смогу полюбить приемного ребенка, как родного. Многие берут детей. Михаил Барщевский, замечательный человек, они взяли ребят, и очень счастливы. Вот пример для подражания. Но мне проще помогать какому-нибудь детскому дому.

– Еще одна злободневная тема – пробки. У вас есть предложения по решению этой проблемы?

– Чётких спасительных рекомендаций нет, но какие-то наблюдения и замечания, разумеется, могу высказать. Съезды в Москве бездарно спланированы. Машины паркуются на автобусных остановках. Есть узлы, где не работают светофоры. На проблемных перекрёстках должны стоять постовые. Нужно взять на вооружение американскую систему, когда грузовики не въезжают в город. Только лёгковые машины или пикапчики. Все склады нужно вывести за кольцевую.

– Всем известно, что Москву перекрывают для проезда первых лиц на несколько часов в день. Почему об этом никто не говорит? Уже не только Кутузовский и Рублевку держат, но и МКАД останавливают…

– Об этом не будут говорить. Кстати, мигалки не делают пробок, они еду по резервной полосе. А вот перекрытия – это форменное безобразие. Я недавно прочитал: британский премьер-министр постоял немного в пробке, вышел и пошёл пешком, куда ему надо…

Барак Обама этой зимой во время сильного снегопада из аэропорта возвращался в пробке?

– Если бы я увидел, что из-за меня стоят люди в пробке по полчаса, и меня клянут последними словами, я бы со стыда сгорел. Я всегда стою в общей очереди. Не представляю ситуации, когда стоит очередь, а я иду, народ расталкиваю: Лещенко идёт…

– Напоследок о веселом. Ваш друг Владимир Винокур все еще разыгрывает вас?

– Постоянно это делает. По телефону меняет голоса. Меня уже не так легко разыграть, а вот моя жена Ирина не всегда его расшифровывает. Володя начинает говорить моим голосом, и две-три минуты Ира в полной уверенности, что разговаривает со мной…


Елена Ломакина-Вульф

Закончила Институт стали и сплавов и Новый гуманитарный университет – экономическое и юридическое образование. Работала штатным корреспондентом газет "Мегаполис Экспресс" и "Мир Новостей". Возглавляла пресс-службы Игоря Саруханова, Кати Лель, конкурса "Мисс Россия". Сегодня издает свой журнал о здоровом образе жини "Life Line", воспитывает двоих детей, увлекается фотографией. 

Один комментарий

  •  Keldysh :

    Приятно почитать беседу двух умных воспитанных людей.
    Как будто повеяло приятным теплым ветерком….

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Новые кураторы в Эдинбурге
«Запрещенный прием»
Песня станет кинофильмом
Шокирующее видео от «Слота»
Два юбилея Бутусова
Коротко №6-2011
Актер актеру помогает
Цунами имени Михалкова
Джастин вернется в музыку
Намек на счастливое будущее
Станет Анной Карениной
Про мексиканскую мафию
Коллинз все-таки уходит
“Фрагменты” Яниса Фрейжаса
Встречи в Доме кино
Сыграет Анри Матисса
Крейг стал блондинкой
Спасибо «Святой Анне»
Эми Адамс в роли Джоплин
Ужаснуться, как положено


««« »»»