Уикенд 18-1998

АЛЕКСАНДР ГРАДСКИЙ:

– Весь день девятого мая, как и любой праздник, я провел дома с семьей. Некоторое время пришлось уделить заполнению анкет для японского посольства – 17 июля у меня будет сольный концерт в Токио в одном из самых престижных залов практически с той же программой, что и в Москве. Правда, на тот концерт все билеты уже проданы. Ближе к вечеру мы с женой и дочкой отправились на дачу, где в замечательной компании наших друзей-телевизионщиков отметили праздники.

Почти весь воскресный день я пытался сделать какую-то рекламу своему концерту, который пройдет 2 июня в Зале Чайковского. Дело в том, что не все часто бывают в центре, а вся реклама – это только небольшой плакат на здании Зала Чайковского. Хотя билеты и так продаются и половина уже продана, но хочется, чтобы пришла именно та публика, которая хочет прийти, а не те люди, которые просто зашли на концерт. И вот я пытался донести информацию именно до своих поклонников, чтобы они все знали, что, когда и где будет происходить.

В понедельник я уже вылез из дома и отправился на рынок стройматериалов. Дело в том, что у меня, временами активнее, временами пассивнее, идет работа по ремонту помещений театра. И вот я купил 130 погонных метров штукатурной сетки, пять пачек электродов для сварщиков, загрузил все в свой джип (иначе приходится нанимать грузовую машину), вымазался весь в грязи и отправился на объект. Принимаю непосредственное участие в строительстве – процесс надо знать изнутри.

А закончились выходные телефонными разговорами с Николаем Калининым – дирижером Русского оркестра, который будет принимать участие в моем концерте, и руководством симфонического оркестра, с которым я также выступаю.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ:

– Все праздники и даже больше – всю последнюю неделю я проработал в Греции. Днем валялся на пляже, купался, загорал, отъедался, а вечером работал. Все это происходило в Афинах. Я избегаю всяких историй и стараюсь в них не попадать, поэтому все было достаточно буднично. Хотя зрителю и могло показаться что-то необычное, но для меня все было как всегда – обычное рабочее время, только в другой стране.

МАРК РУДИНШТЕЙН:

– Девятого утром я прилетел из Алма-Аты в Питер и вечером был на закрытии “Фестиваля фестивалей”. Там у меня был свой интерес. Некоторые фильмы, которые должны участвовать в “Кинотавре”, могли быть показаны там. Я поехал, чтобы убедиться на месте в том, что их не было ни в конкурсе, ни в программе и они имеют право участвовать в Сочинском фестивале. Само закрытие прошло достаточно скромненько, и единственным всплеском радости стало появление Юрия Яковлева, которому исполнилось 70 лет, которого никто и никогда не видел на кинофестивалях. И вдруг он появился. Это стало большой неожиданностью.

Десятого утром я приехал в Москву, пересел в машину и провел три часа в дороге, направляясь в город Углич, где я встретился с местными жителями – небольшой творческий вечер. Со мной был режиссер Грамматиков. Помимо этого, я встречался с мэром на предмет создания в Угличе, этом замечательном городе на Волге, крупного детского международного кинофестиваля “Кинотаврик”.

Одиннадцатого я весь день провел на работе. Сейчас идут последние дни подготовки к Сочинскому фестивалю, так что вся кинокомпания “Кинотавр” не смогла воспользоваться этим выходным днем. Во всем мире нет такого количества выходных, а нам приходится общаться со всем миром. Мы уже вышли на финишную прямую – все фильмы готовы, все гости приглашены, посему осталось одно – набрать необходимое количество денег, чтобы все прошло без сучка, без задоринки. Секретов масса, но раскрывать я их не буду. Все увидите сами.

РОМАН СКВОРЦОВ:

– Девятое мая – День Победы мы решили с друзьями отметить открытием баскетбольного сезона, для чего отправились на Ленинские горы, где есть открытые площадки рядом с главным зданием университета. Рубились мы там до захода солнца. Обыграли почти всех, кто там был, и решили, что раз пошла такая вода, вслед за баскетбольным сезоном открыть и купальный, а именно на следующий день пойти на шашлыки.

Итак, десятого, в воскресенье, мы встретились у меня в Крылатском и пошли на речку, предварительно хорошенько запасясь мясом, овощами и пивом. Берег был засран, как помойка, а точнее – представлял собой таковую. В итоге только час мы занимались тем, что прибирали его. Когда он обрел более или менее приемлемый вид, стали готовиться к празднику желудка. Из-за сильного ветра развести костер было несложно, и горел он очень весело, гораздо сложнее было спасти угли для приготовления продукта.

Несмотря на экстремальные условия, продукт получился очень даже ничего. Мы его с наслаждением ели, но все удовольствие обламывала ездящая вдоль берега реки милиция. Первый наряд потребовал у нас документы и спросил: ”А че это вы тут нарушаете?”. Я удивился и спросил: ”Действительно, че мы нарушаем?” Мне пояснили – 144-ю статью: насколько я помню, согласно этой статье меня уже не раз штрафовали за различные взаимоисключающие деяния. Мы долго беседовали с сержантом, пока не появился лейтенант, который сказал, что ему-то в принципе по фигу, но сейчас подъедут экологи, и тогда нам будет мало места.

– Что же нам делать? – спросил я.

– Заливайте костер.

Я начал его заливать, милиционеры погрузились в машину, и, уже отъезжая, лейтенант высунулся из окна и сказал: ”Ну, ты до конца-то не заливай”. И уехал. Через час, когда я уже стал ходить босыми ногами по углям, приехала экологическая милиция и спросила ”А че это вы тут нарушаете?” Я опять не понял глубинного смысла этого вопроса и честно ответил: ”144-ю”.

– Откуда знаешь? – спросили они.

– Да вот, сорока на хвосте принесла, – сказал я и еще попросил разъяснить, а почему я нарушал ее же, когда курил в метро и пр. На что лейтенант экологической милиции надолго задумался, а потом глубокомысленно изрек:

– Статья одна, а примечаний к ней много.

Этот железный ответ просто убил меня. Я спросил: “Заливать?” “Заливай”, – сказал он. И я стал аккуратно поливать водой пространство вокруг костра, и, удовлетворенный этим моим деянием, очередной наряд милиции погрузился в машину и уехал. Мы ждали еще какой-нибудь милиции, но она не приехала. Потом как бывалые туристы пошли купаться, хотя первоначально делать этого не планировали. Таким образом и был открыт купальный сезон.

Пользуясь средствами массовой информации, отдельно для экологической милиции хочу сказать, что весь мусор мы взяли в большие целлофановые пакеты и выкинули в ближайший мусорный ящик, который находился в двух километрах от места, где мы отрывались. Кроме того, костер мы тщательно залили водой и присыпали песком. Так что оцените наш нелегкий труд.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

”АВАНТА” МИНУС ЗАКОН
ТРИ ДНЯ “ГРЕЗЫ” НАВОДИЛИ КРАСОТУ ВЕТЕРАНАМ ВОЙНЫ И ТРУДА
ПАМЕЛА АНДЕРСОН ВЫИГРАЛА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛУШАНИЕ ДЕЛА
НАТАША СИМОНОВА ВЪЕХАЛА НА БОЛЬШУЮ ЭСТРАДУ В “ЧЕРНОМ МЕРСЕДЕСЕ”
Коротко 18-1998
УМЕР ОТЕЦ БРЮСА СПРИНГСТИНА
ТРУДНО БЫТЬ ДОБРЫМ
ДАЙ, ДАЙ, ДАЙ…
МЭРИ МАККАРТНИ ОТЛОЖИЛА СВАДЬБУ
ДИТЕР БОЛЕН: ТОМАС БЫЛ МОИМ МАЛЕНЬКИМ ПРИНЦЕМ!
СМЕЛОСТЬ ГОРОДА БРАЛА
ПОКЛОННИК ИЗУРОДОВАЛ РИКА УИТТЕРА
ЧТО ЗА ПРЕЛЕСТЬ ЭТИ СКАЗКИ!
В СВОЕМ… НЕ ВИДИТ И БРЕВНА, ИЛИ ВЫ “ХОЧИТЕ” АНАЛИЗОВ? ИХ ЕСТЬ У МЕНЯ!
ЗАДЕРЖАН ПРЕСТУПНИК, ОБОКРАВШИЙ ПОЛА МАККАРТНИ
БЕРЕМ ПРИМЕР С КОШКИ
ТРИДЦАТЬ ЖЕМЧУЖИН НА НИТИ ЖИЗНИ
ДЕБЮТНЫЙ АЛЬБОМ ШОНА ЛЕННОНА
“ВЫ ЧЬЕ, СТАРИЧЬЕ?” ПО-ШВЕДСКИ
ЗАПИСИ НОЭЛА ГЭЛЛАХЕРА НЕ ПРОДАЛИСЬ С АУКЦИОНА
ДРАМАТИЧЕСКАЯ СТРАСТЬ НАТАЛИИ МЕДВЕДЕВОЙ
ГИТАРИСТ “КРЕМАТОРИЯ” ИГРАЛ ЗАГИПСОВАННОЙ РУКОЙ
ЭКС-BEATLES ХОТЯТ ВЕРНУТЬ СЕБЕ СТАРЫЕ ЗАПИСИ
БОБ ГЕЛДОФ – СКУПЕРДЯЙ И СЕКСУАЛЬНЫЙ ИЗВРАЩЕНЕЦ
БАРБРА СТРЕЙЗАНД ОТКАЗАЛАСЬ ОТ ДЕБАТОВ С ХЕСТОНОМ
ЩЕДРОСТЬ НОЭЛА ГЭЛЛАХЕРА НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ
ГРУППА AEROSMITH ОТМЕНИЛА КОНЦЕРТЫ
AEROSMITH ХОЧЕТ ПРОЖИТЬ “ДЕВЯТЬ ЖИЗНЕЙ”
СНУП ДОГГИ ДОГГ КУРИТ МАРИХУАНУ


««« »»»