Гранд-дама французского cinema

Симона СИНЬОРЕ – великая французская актриса театра и кино, одна из самых красивых и мужественных женщин ушедшего века. В этом месяце ей исполняется 90 лет со дня рождения. Но не все, увы, доживают, до такого возраста.

Симону Синьоре и ее мужа, блистательного шансонье Ива Монтана буквально боготворили в СССР. Супруги дважды приезжали в нашу страну. В 1956 году Синьоре была спутницей Монтана во время его триумфальных гастролей в Москве и Ленинграде. А спустя семь лет они были почетными гостями III Московского международного кинофестиваля. Результатом их первого приезда в Советский Союз стал выход на русском языке книги И.Монтана “Солнцем полна голова”. А после приезда на кинофестиваль 1963 года на книжных прилавках появилась иллюстрированная биография “Симона Синьоре”, написанная А.Сокольской, и в считанные дни все сто тысяч экземпляров были раскуплены…

Симона Каминкер (Синьоре – артистический псевдоним) родилась 25 марта 1921 года, в Висбадене. Ее отец был офицером французской армии и после Первой мировой войны служил в войсках, оккупировавших Рейнскую область. Девочке было два года, когда он демобилизовался. Семья переехала в северо-западный пригород Парижа Нёйи. Здесь и прошли школьные годы Симоны. Прямой, независимый характер снискал девочке уважение однокашников. Кроме того, у нее был талант – она великолепно рассказывала смешные истории. Впоследствии, когда Симона уже начала свою карьеру, обостренное чувство юмора и ее легкая возбудимость очень пригодились в актерской работе.

Круг интересов будущей актрисы сложился рано. Главное место в нем принадлежало искусству. Отец Симоны, доктор права, работал в бюро театральной рекламы у известного публициста Этьена Дамура. Девочка жила в атмосфере художественных споров. Бесконечные разговоры взрослых о современном искусстве не казались ей скучными. Она явно предпочитала их школьным наукам. Среди сослуживцев отца были люди очень талантливые: драматург Жан Ануй, художник и кинорежиссер Поль Гримо, сценарист Жан Оранш. Еще лицеисткой Симона хорошо знала театральную жизнь Парижа, часто бывала в кино. Разумеется, у нее были любимые актеры. Она находила “колоссальным” Жана Габена и старалась не пропустить ни одного фильма с участием Габриэля Синьоре. Этот замечательный артист дебютировал в 1900 году в театре “Антуан”. Затем много снимался в немых и звуковых фильмах. В 1937 году Г.Синьоре скончался. В память о нем артистка и приняла впоследствии свой псевдоним.

Семья Каминкер обычно проводила лето в Бретани. Здесь в 1939 году ее застала Вторая мировая война. А потом Франция капитулировала, и фашисты заняли Париж. Отец Симоны исчез. Много позже она узнала, что он уехал в Лондон, где формировался центр антигитлеровского движения “Свободная Франция”. Была еще одна причина исчезновения – отец, еврей по национальности, знал о преследованиях представителей своей нации и постарался уехать, чтобы сохранить семью. Мать, два младших брата и Симона вернулись в Париж. Чтобы помогать домашним материально, она давала уроки английского языка и латыни, работала стенографисткой в газете. Одновременно занималась на драматических курсах Соланж Сикар, участвовала в массовках на киностудии и прилежно посещала квартал Сен-Жермен де Пре, где собирались прогрессивные писатели и артисты. “В оккупированном Париже это было одно из редких мест, где сохраняли свободу мысли, – вспоминала Синьоре впоследствии. – Я встретила там Превера, Роже Блена, Клода Жеже. Они сформировали мое общественное сознание”. Новые друзья помогли ей понять, что творчество – неустанный, тяжелый труд, эти люди открыли ей мир большой современной прозы. Они давали Симоне читать книги, которые в то время приходилось приносить, спрятав под одеждой, потому что даже имена их авторов были запрещены гитлеровцами: Арагон, Колдуэлл, Фолкнер, Хемингуэй. Семена, посеянные книгами великих писателей, спорами о жизни и об искусстве, самой атмосферой, царившей в кругу молодых художников, с которыми дружила девушка, упали на благодарную почву. В двадцать лет она была вполне сложившимся человеком – острым, оригинальным, самостоятельно мыслящим и, по отзывам всех, кто ее знал, великодушным.

Работу в кино Симона начала как статистка. Первым съемочным днем для нее стало участие в массовке в картине “Очаровательный принц”. На студии ее заметили, и вскоре Жан Буайе поручил начинающей актрисе маленькую роль горничной в комедии “Болеро”. Потом были “Вечерние посетители” Марселя Карне, одного из крупнейших режиссеров французского кино. Это была уже настоящая школа актерского мастерства, только надо было уметь смотреть и слушать. А она это умела. Одиннадцать лет спустя Синьоре вновь встретится с Карне на съемочной площадке – уже как исполнительница главной женской роли в его фильме “Тереза Ракэн”. На съемках этой картины режиссер и актриса часто обедали вместе, много разговаривали. Карне смеялся, узнав, что за его спиной голодные статисты “Вечерних посетителей” потихоньку выедали мякоть из больших круглых хлебов, лежавших на столах в бутафорском замке барона, и шутя называли себя “гвардией Карне”.

Но тогда, в 1942 году, и эта дружба, и большие роли, и слава – все казалось таким непостижимым и далеким. Прошло довольно много времени, прежде чем Симона получила возможность сыграть в кино коротенький эпизод – “Идеальная пара”. Работа была трудной, и Синьоре навсегда сохранила уважение к маленьким ролям, ведь они требуют особого лаконизма и учат дорожить секундами экранного времени.

В конце 1945 года Симона, уже отлично владевшая техникой актерского мастерства, получила небольшую, но интересную роль в “Демонах зари”. Постановщиком фильма был ее муж Ив Аллегре. В апреле 1946 года состоялась премьера этой картины, а неделю спустя у нее родилась дочь Катрин. Актриса погрузилась в заботы о новорожденной. Но у нее была профессия, которую она страстно любила. Длительный перерыв в работе мог оказаться пагубным для будущей актрисы. Ребенку еще не было и месяца, когда Синьоре начала сниматься у Марселя Блистена в ленте “Макадам”, напряженной психологической драме, которую французская критика сочла одним из лучших фильмов 1946 года. В этом несомненно была заслуга и Синьоре.

Картины следовали одна за другой: “Фантомас”, “Деде из Антверпена”, “Против ветра”, “Проделки”… Они вывели Симону в первый ряд французских киноактеров. Ее мастерство совершенствуется, приобретает интеллектуальную утонченность под руководством таких режиссеров, как Жан Беккер, Луис Бунюэль, Раймон Руло, Морис Турнер. Вместе с Жераром Филипом и Сержем Режжани она играет в одном из лучших фильмов Макса Офюльса “Карусель” (1950), где Жан-Луи Барро, Даниэль Даррье, Даниэль Желен, Иза Миранда, Симона Симон и другие прославленные актеры составили блестящий ансамбль.

В 1952 году на экраны вышла “Золотая каска” Беккера. Роль Мари, сыгранная Симоной Синьоре, стала одной из лучших ролей актрисы. Приз “Femina”, премия жюри режиссеров и критиков, “Серебряная лента” за лучшую женскую роль на фестивале в Венеции стали достойными наградами актрисе. Синьоре получала награды достаточно часто и далеко не всегда за работы, которые сама находила удачными. Так, бриллиантовая звезда, присужденная ей за исполнение роли Николь в “Дьявольских душах” Анри-Жоржа Клузо (1955), не поколебала ее критического отношения к этому детективу, рассчитанному на мрачный эффект. По ее словам, она видела в картине “скорее игру ума, шахматную задачу, предложенную публике режиссером, нежели реальное отражение жизни”. А вот главная роль в “Терезе Ракэн” стала событием в мире кино.

В августе 1949 года Синьоре встретилась с Ивом Монтаном. Начался бурный роман, а 22 декабря 1951 года они поженились, отметив событие в ресторанчике “Золотая голубка” в городке Сен-Поль-де-Ванс. К тому времени Симона оставила своего первого мужа и отдала дочь на попечение родственников. Катрин Аллегре, ставшая впоследствии, как и мать, актрисой, вспоминала: “Мама была поклонницей Монтана. Их связывала бурная страсть, которая никому другому не оставляла места. Даже мной она не занималась, и долгое время я была предоставлена самой себе”.

У Монтана и Синьоре был на удивление гармоничный брак и до поры просто безоблачный. Они идеально подходили друг другу. Она нежно любила и опекала супруга и прощала ему шалости. Шалости, естественно, касались женщин. Настоящему испытанию на прочность их барк подвергся при встрече Монтана с Мерилин Монро.

К моменту их знакомства Монро была в очередной раз замужем – за известным драматургом Артуром Миллером. Но этот брак близился к закату. И тут в США прибывают знаменитые французы. Синьоре должны были вручить “Оскара” за лучшую женскую роль в английском фильме “Путь наверх” (в советском прокате – “Путь в высшее общество”). Симона стала второй европейской актрисой после Анны Маньяни, удостоенной высшей кинематографической премии США. Монтан должен был играть главную мужскую роль в картине “Давай займемся любовью!” в паре с Монро, секс-символом Америки. Название фильма оказалось пророческим. Пока интеллектуалы Синьоре и Миллер вели заумные беседы, их “половинки” предавались сексуальным утехам.

Скандал разгорелся нешуточный. Пресса устроила настоящую охоту за “квартетом” знаменитостей. Получив “Оскар”, Симона вернулась в Европу, а Монтан продолжал съемки и любил Монро. Супруга же за него отчитывалась перед журналистами. Во время одной из пресс-конференций ее так достали вопросами о бурном романе между Монро и Монтаном, что Симона заявила: “Вы видели женщину, которая могла бы устоять перед шармом Монтана? А можете представить настоящего мужчину, способного устоять перед чарами Мерилин?.. Так что успокойтесь и больше не досаждайте мне глупыми вопросами”.

Внешне Синьоре держалась уверенно, но вечерами, оставшись одна в своей парижской квартире, она стала заглушать боль алкоголем. Бутылка коньяка, а чаще всего водки, очень быстро сделались необходимым атрибутом в жизни одной из самых красивых и талантливых актрис мирового кино. Даже вернувшийся с повинной из США Монтан не смог погасить в жене начавшуюся тягу к спиртному. Брак не распался, но каждый из супругов продолжал жить своей жизнью. Симона на глазах начала превращаться из красивейшей женщины в мадам, у которой часто было отечное лицо, плохое настроение. Но сниматься она продолжала: “Корабль дураков”, “День и час”, “Горит ли Париж”, “Вдова Кудер”… На съемках последнего фильма внезапно родился роман между Синьоре и ее партнером Аленом Делном. Ко второй половине 60-х годов прошлого столетия Делон был суперпопулярным и богатейшим человеком западного шоу-бизнеса. Расставшись с блистательной Роми Шнайдер, он так и не нашел счастья с молоденькой старлеткой Натали Берталеме, ставшей его женой и родившей ему сына. Ален оставил и ее, и в какой-то момент оказался в одиночестве. Женщин, достойных себя, он не видел в артистических кругах… А тут он встретился с великой партнершей. Вечерами они частенько засиживались на студии, немного пили, много говорили, и однажды Симона увезла его к себе домой. Ален стал ее любовником. Но умная женщина Симона понимала, что эта связь не может длиться долго. И однажды Синьоре спокойно выслушала звонок Делона: “Я… я уезжаю… Ты великая… Ты выстоишь… Прости! С тобой было восхитительно”.

Синьоре набирала вес, дурнела, но ее по-прежнему снимали. В работе над фильмом “Кот” встретились два “монстра” французского кино – Симона Синьоре и Жан Габен. Из простой бытовой истории о двух старых супругах, поссорившихся из-за кота, великие актеры сотворили шедевр. Габен получил приз за лучшую роль в Берлине, а Синьоре в Сан-Себастьяне.

Симона дружила с Мариной Влади, и в конце 70-х та познакомила ее со своим мужем Владимиром Высоцким. Они понравились друг другу, и его смерть повергла ее в глубокую скорбь. А ей вдруг захотелось освободить от супружеских оков своего любимого Ива… Она умерла 30 сентября 1985 года. Ив Монтан пережил свою супругу всего на шесть лет. За сутки до кончины Симона лежала в своей спальне, уже традиционно одна. О чем думала она тогда? Ответ на вопрос мог составить целый фейерверк всевозможных предположений…


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Маккартни призвал не есть мясо
Голые женщины подали в суд
Содерберг хочет уйти из кино
Любит мужа по-прежнему
Аль Пачино сыграет Спектора
Автобиография Джерри Ли Льюиса
Билли Джоэл должен лечиться
Средневековье и модерн
Форд получил премию
Замкнутый круг Манежки
Мадонну могут засудить
Дебют в качестве молодого отца
Витас поет на китайском языке
«Полночь в Париже» откроет фестиваль
Второе пришествие Тото Кутуньо
Арета Франклин вернется на сцену


««« »»»