Великая “старуха” Малого театра

Проходя по Тверской на углу Пушкинской площади у здания, где некогда находился Дом актера, в Большом зале которого без малого тридцать лет назад мне вручали диплом об окончании театроведческого факультета ГИТИСа, я всегда благоговейно останавливался. В бело-розовом доме там некогда жила великая русская актриса Евдокия ТУРЧАНИНОВА. Теперь на ее доме нет даже мемориальной доски…

Словосочетание “старухи Малого театра” появилось в Первопрестольной в середине пятидесятых годов прошлого столетия. Они действительно были долгожительницами, эти почтенные женщины, удостоенные почетных званий народных артисток СССР и лауреаток Сталинских премий. Вождь всех народов считался с мнением театральных небожительниц – Александрой Яблочкиной, Евдокией Турчаниновой и Варварой Рыжовой. К ним вплотную была приближена и Вера Пашенная, которая была на пятнадцать лет младше своих коллег, и они искренне считали ее “девчонкой”. Замечательно, что кинематограф смог запечатлеть игру Турчаниновой в нескольких экранизациях спектаклей Малого театра. Поражает внешний вид величавой женщины, какой была Евдокия Дмитриевна, и ее чарующий московский говор, который, кажется, навсегда ушел из нашей жизни.

Турчанинова родилась в Москве 14 марта 1870 года. Прадед девочки совсем юным был вывезен из Турции князем Волконским. Его оставили в России, он женился на крепостной, дети турка стали крепостными и получили фамилию Турчаниновы. Семья жила в “казенной” квартире в доме театральной конторы – небольшая комнатка с большим окном, выходящим на соседний двор в районе Пушкинской площади. Дунечка любила смотреть в окно: за ним всегда что-то происходило. Жилось трудно. Отец был капельдинером, а потом кассиром в Малом театре, поэтому за стены скромной каморки проникали театральные новости: рассказы о пьесах и их авторах, о премьерах и дебютах, о любимцах публики – актерах. “Не знаю, не могу точно определить, когда возникла во мне любовь к театру, – писала актриса в своем дневнике. – Не усмотреть ее истоков – кажется, будто со мной родилась. С детства, не переставая играла с подругами “в театр”. И мечтала: буду актрисой”.

Долго умоляла девочка родителей, чтобы отдали ее в театральную школу. Вместо этого ее определили в частную гимназию, но окончила она всего пять классов. Ей было пятнадцать, когда к матери обратилась жена одного знакомого офицера с просьбой отпустить Дуню в клуб Ростовского полка сыграть роль молодой девушки в водевиле “Стрекоза”. Мать согласилась. Девушка сыграла в этой и еще нескольких пьесах, и все в один голос начали говорить, что ее необходимо учить актерству. И вскоре мечта Турчаниновой сбылась – она поступила на курсы Дарьи Михайловны Леоновой, знаменитой певицы, обладавшей редким контральто. У Леоновой она провела несколько месяцев, а когда в 1988 году при Малом театре открылись драматические курсы, Турчанинову взял в свой класс великий русский актер, режиссер и педагог Александр Павлович Ленский. Евдокия была освобождена от платы за обучение как особо одаренная воспитанница. Лекции по истории культуры, литературе, специальным дисциплинам… Но настоящим учителем в профессии был, конечно, сам Малый театр. Ежевечерне бывая на спектаклях, Турчанинова впитывала мастерство великих актеров – Ермоловой, Никулиной-Косицкой, Южина, Правдина и других корифеев старейшего русского театра. По окончании школы Турчанинову приняли в труппу. Дебют состоялся 12 января 1891 года, когда в бенефисе ведущей актрисы труппы Н.Рыкаловой она сыграла ответственную роль Тани в “Плодах просвещения” Л.Толстого. Но молодую актрису часто назначали на роли старух. Так продолжалось долгих восемь лет, пока с инспекторской проверкой в Москву из Петербурга не пожаловал новый директор императорских театров В.Теляковский. Увидев Турчанинову, спросил заведующего труппой: “Что же это творится в Малом театре: старухи играют молодых, а молодые – старух?”

И судьба Евдокии вмиг переменилась. Она стала играть Лизу в “Горе от ума”, Варвару в “Грозе”, Марью Антоновну в “Ревизоре”. А в “Снегурочке” и в “Свадьбе Фигаро” она могла продемонстрировать свои уникальные вокальные данные. Начало XX века Турчанинова встретила в ранге ведущей молодой актрисы труппы. Когда началась Первая мировая война, актриса вместе с труппой театра часто выезжала на русско-германский фронт, выступала перед солдатами, дежурила в военных госпиталях.

Октябрьский переворот Евдокия Дмитриевна восприняла как неизбежность. Советская власть понимала, что без поддержки мастеров культуры ей не создать государства, с которым бы считалось мировое сообщество. И лучше всего это понимал Сталин. Большой и Малый театры, МХАТ им. М.Горького пользовались всеми привилегиями. Артисты были удостоены высших званий СССР, орденов и Сталинских премий, имели роскошные квартиры, дачи, автомобили, высокие оклады и пользовались спецснабжением. Разумеется, от них требовались лояльность к власти и признание того, что только при советской власти они имеют возможность для творчества. Будучи аполитичной, Евдокия Дмитриевна не вдавалась в подробности политических интриг. Она просто играла на сцене, жила по божьим законам, а на вопрос “Трудно ли было жить в царской России”, лукаво отвечала: “Ой, трудно, милок! Купцы нас унижали – они дарили нам золотые кольца и бриллианты”.

Когда началась Великая Отечественная война, эти сбережения очень пригодились старейшим актрисам, когда по их инициативе на средства театра была построена эскадрилья самолетов “Малый театр фронту”. Их передали N-ской части лично Е.Турчанинова, В.Рыжова и А.Яблочкина. Хотя Евдокии Дмитриевне уже было за семьдесят, она часто выступала на передовой, в госпиталях, поддерживая дух “сыночков родненьких”, как ласково называла актриса советских солдат.

Шли годы, но Турчанинова продолжала играть на сцене. В середине пятидесятых годов прошлого столетия в театр был назначен директором один из партийных функционеров. Он издал приказ об увольнении из труппы всех актеров старше шестидесяти лет. Его видите ли не устраивали слишком длительные антракты во время спектакля, когда корифеи Малого, живя по старинке, отдыхая, попивали в гримерных чай из самовара, заедая его домашними пирожками и вареньем. Зрители в это время тоже шли в буфет. И тогда В.Пашенная, Е.Турчанинова, В.Рыжова и А.Яблочкина, надев все ордена, медали и лауреатские знаки, вооружившись тросточками, пошли к Спасским воротам Кремля и потребовали встречи с Ворошиловым. Они не знали, что у власти уже новые люди – Маленков и Хрущев. Их приняли в Кремле и, узнав о причине визита, спросили, а кого они хотели бы видеть в должности директора. Они ответили: “Пусть будет Мишка Царев. Он хоть и с дуростью, но свой. Так уж лучше Царев, чем пришлый варяг”. Так Михаил Иванович стал директором Малого театра на четверть века.

Годы брали свое, Турчанинова стала играть меньше, но от активной общественной жизни не отказывалась: часто встречалась со зрителями, консультировала студентов Щепкинского училища, помогала одиноким и бедным актерам. К концу жизни Турчанинова осталась одна, схоронив всех родных, однако, от одиночества не страдала. Ее квартира на Пушкинской всегда была открыта для друзей, коллег и знакомых. Опекала Евдокия Дмитриевна и молодых актеров. Это по ее инициативе в Малом театре тогда существовал обычай – дарить дебютантке после премьеры какую-нибудь безделушку на память: золотые сережки, перстенек с бриллиантом, кулон с изумрудом…

Покинула грешную землю Турчанинова в 1962 году, успев отметить свое 90-летие. С уходом великой актрисы ушла великая эпоха в истории русского драматического театра.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Наговорил на четыре “Оскара”
Отношения без отношений
«Бьютифул»: Обо всем позаботится Вселенная
Кто вернет вдохновение режиссеру?
Сто лет без старости
Коротко 4-2011
Сюрприз от Владимира Кузьмина
«Новая искренность» Алены Апиной
Проект СССР: Сотвори Солнце Своими Руками
Незабываемый подарок женщинам
Эмер умеет быть разной


««« »»»