ДВЕСТИ ПРОЦЕНТОВ СЕРДЕЧНОЙ ГАРАНТИИ. “В ОЧКАХ ТЫ СМОТРИШЬСЯ ЛУЧШЕ”

Рубрики: [Музыка]  

ВАДИМ КАЗАЧЕНКО. “УЛЕТАЙ”. АВТОР – А.КАЗНАЧЕЕВ. НОВЫЙ АЛЬБОМ “БЛАГОСЛОВИ”

Я и не говорил, что все твои фразы фальшивы. Я говорил только о том, что все всегда видно. О том, что, когда не хочешь, чтобы сердце работало во всю мощь, всегда можно отбрехаться, всегда можно сказать, что мучила мигрень, шел дождь, у подъезда была лужа, такси не останавливались, не было денег, и эта карманная чахотка надоела, надоела, надоела! Но всегда все видно; видно, как ты себя уговариваешь: не думай, не думай, не думай.

“Ты позвонила ночью, Голос твой дрожал”: он дрожал потому, что ему трудно было произнести: я тебя больше не люблю.

Ты думаешь, для меня это шок, откровение, терапия, гром? Нет, я давно об этом знал: по глазам вычислил, глаза потускнели.

Я не знаю, зачем по-дурацки, когда все умирает и ты умираешь, натужно умничать? Очень тяжело дышится, а мы с тобой рассуждаем об “эстетизации безнравственности”, о связи гомо с. с Космосом… это смешно! Нет, это совсем не смешно.

Комплекс с годами начинает мучить меня, Света: я кажусь самому себе бесхребетным, я не умею сказать “нет!”, я очень набожный становлюсь, а для нахрапистых это – комплекс. Я думаю о тебе, я злюсь на тебя, но, кажется… я люблю тебя.

Что ли?

Как колебания опустошают! Эта смесь любви и ненависти, ревности и безразличия и не получается убедить себя, что “она плохая, забудь”.

Она – то есть ТЫ – хорошая.

Двадцать седьмая теорема интимной лирики в чем состоит? В том, что слез, припадков сентиментальности, нежности, слабостей не стесняются. Понимаешь? А, чего теперь-то…

Эпоха неврозов для меня стартовала в двадцать пять, а для тебя? Я конвертирую в журналистику собственную жизнь, а ты всегда возмущалась: зачем? на кой ляд это делать? ты кто такой?

Человек, милая моя.

Очень часто… нет, скажу по-другому: слишком часто мы говорили друг другу, Света: ты сам… нет, ты сама.

Тупые!

Теперь ты пересыпаешь пепел из ладони в ладонь и плачешь. Ничего, ничего, я тоже.

Это урок? Или что?

Мы закодированы с тобой, Света. Я пока не подобрал слов для того, чтобы облечь в некую формулу этот код, но примерно… примерно, Свет!.. он таков: комбинации с любовью не проходят (мы же знали об этом!) Все началось тогда, когда я соврал по телефону, а назавтра ты якобы ночевала у подруги.

Улетай.

Прости.

Отар КУШАНАШВИЛИ.

ВПЕЧ-комментарий. Вот видите, сколько всего вмещается в ОДНУ ПЕСНЮ! Песня взята мною из АЛЬБОМА ВАДИМА КАЗАЧЕНКО “БЛАГОСЛОВИ”, пахнущего волосами моей белокурой любимой, персиками из сада моей незабвенной бабушки, имеющего вкус слезинок, которые я столько раз слизывал с глаз барышень. Я запальчиво и наивно втолковывал продюсеру В.К. Володе Мальцеву: прелесть искусства в чем? в том, что оно напоминает тебе: ты – хороший. Умный. Красивый. Добрый. Не злись. Или злись по-спортивному. Дыши глубже. Улыбайся шире. (Мальцев улыбался, а Казаченко был на гастролях).

Казаченко поет трепетно, и я помню, как ты отказалась пойти со мной в театр.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АНДРЕЙ Дм. ДЕМЕНТЬЕВ: ЖИТЬ – ИСКУССТВО ИНДИВИДУАЛЬНОЕ
ПИДЖАК ИГРОКА В ГОЛЬФ
МАЛЕЖИК И БРЕЖНЕВ В ГОСТЯХ У ГОРБАЧЕВА
Мадейра. Мадеризация. Мадера
В БОЙ ИДУТ ОДНИ ТОРТЫ
“REC RECORDS NEWS” (№ 17)
Цитаты 35-1995
ИЗРЯДНОЕ УСТРОЙСТВО ПОД НАЗВАНИЕМ МОЗГИ
Любезный Александр Борисович!
О, БРИГАДА!..
ВОКРУГ СВЕТА НА “ТИТАНИКЕ”
САМОУВЕРЕННОСТЬ – ЭТО ГЛУПО, НО РОБОСТЬ – ЭТО ТОЖЕ НЕ ОТ БОЛЬШОГО УМА
CRANBERRIES: ОТПРАВЛЯЕМСЯ В ЯПОНИЮ ВОЕВАТЬ С САМУРАЯМИ


««« »»»