Пушкин в Мытищах

Я вступила в живую поэтику Александра Сергеевича Пушкина и, очарованная, замерла в чувствовании поэта. Это случилось на спектакле «Пушкин. Предчувствие судьбы…» в мытищинском театре ФЭСТ. Чудо произошло просто, как ему и полагается быть, но в этот раз по размашистому росчерку сценариста А.Белкина. Уверенной рукой он представил страницы жизни гениального поэта через преломляющее зеркало его поэзии. А может быть, наоборот, это гениальные творения приоткрыли завесу судьбы светоча русской словесности?..

Очень тонкий и верный ход. А как еще иначе можно ощутить дух поэта, не отрываясь от его будничной жизни? Как увидеть это стойкое переплетение окружающей действительности и тех образов, что рождает творческое воображение? Над созданием житейского рассказа в «Предчувствии судьбы…» трудятся герои разыгрываемого действия и особый персонаж – ведущий (Фарит Халяпов, заслуженный артист Московской области). Благодаря его стараниям мы узнаем многое, в том числе и пролог.

Осенью 1824 года Высочайшим царским указом Пушкин сослан в родовое село Михайловское. На его счету двадцать шесть дуэлей и множество любовных интрижек. Да, горячий замес африканской крови, которой от роду двадцать пять лет!

Если бы не высший дар творчества, то, несомненно, молодой повеса медленно бы сварился от двухгодичного безвылазного сидения в Михайловском без общества, но, слава Богу, есть по соседству Тригорское с четырьмя милыми барышнями, а дома – нянька Арина и дворовая девушка Ольга. Вот и все слушатели ссыльного поэта. Правда, о событиях в Тригорском мы узнаем только из уст ведущего, главное же действие разворачивается здесь, в Михайловском.

Пушкин и его дворовые…

В таких тесных рамках рождаются «Маленькие трагедии».

Чудно устроен поэт!

Владимир Высоцкий ночью будил свою жену Марину Влади, чтобы прочесть только что написанное стихотворение.

Молодой Пушкин глубоким вечером не отпускает спать беременную Ольгу, пока не прочтет ей написанные им трагедии и сказки.

Очень любятся девушкам сказки! Отчего не послушать сквозь красноту щек срамную сказку про царя Никиту и его сорок дочерей? Но не меньший интерес вызывает «Скупой рыцарь», в котором Ольга угадывает отношения самого Пушкина с его отцом. И вот происходит преображение: молодой Пушкин становится бедным рыцарем, остро нуждающимся в деньгах, которого подстрекает к убийству богатого отца жид-ростовщик (Фарит Халяпов). Сцена оживает, Михайловское остается позади, перед нами раздираемый в страстях бедный Альбер

Надо сказать, что в этом спектакле задействовано всего четыре актера, каждый из которых играет по три роли. Пушкина, Альбера и Дон Гуана (да-да, мы подберемся еще и к нему!) играет заслуженный артист Московской области Игорь Калагин. Играет блестяще. Без бакенбард и париков. Сама его фактура очень близка к Пушкинской. Поэтому верится и в историю его жизни на ссыльных хлебах, и в творческую жизнь воображения, дарованную нам уже в бессмертных его творениях. А пока в Михайловском бедная Ольга только выносит свой вердикт «Скупому рыцарю»: «Так вот взяла бы и сама яду подсыпала!»

Ольгу, Ивана, Лепорелло играет заслуженная артистка Московской области Наринэ Осипова. Актриса хорошо справляется с каждой из этих ролей. Но органичней всего ей дается Ольга, молодая крестьянка, беззаветно влюбленная в Пушкина, его сказки, в простоте душевной покорная своей судьбе и уже ждущая от своего хозяина ребенка. Мальчиковые роли Ивана и Лепорелло напоминают собой «Ах водевиль, водевиль, водевиль…» С точки зрения экономии актерского состава умно, с точки же зрения быть мальчиком девочка по-прежнему остается девочкой в мужском платье…

Спектакль играется в говорящих интерьерах. Полупрозрачные полотна с рисунками Александра Сергеевича обрамляют игровое пространство, отчего атмосфера пушкинианы еще более усиливается. Здесь все работает на близость с поэтом. И зал ощущает это. Хрупкая ткань жизнетворчества пронизывает пространство. Маленькая житейская трагедия, поведанная нам ведущим: в Тригорское приезжает Анна Керн, в которую когда-то был влюблен Пушкин. О том, что чувства вспыхивают вновь, нам хорошо известно из памятного стихотворения к Керн. А вот то, как вновь отвергнутый, истомленный, измученный Пушкин преобразовывает свои жизненные перипетии в поэзию, мы узнаем из «Каменного гостя». Потому что теперь на сцене перед нами предстает дерзкий Дон Гуан, готовый на любое святотатство.

Ах, Дона Анна, Донна Керн!..

Соперника бунтующий Пушкин помещает в каменные латы командора, но и себе удел он пишет тяжкий: «…о, тяжело пожатье каменной его десницы!.. Я гибну – кончено – о Донна Анна!»

Если бы не отсутствие той искры, которой зажигаются любовники и которая столь необходима должна быть явлена в сцене объяснения Дон Гуана и Донны Анны, то спектакль был бы безупречен. Пока же на премьерных показах энергетическую страсть, которой должны были бы заразить нас Калагин и актриса Татьяна Полянская, исполнившая роль Донны Анны, изобразить не удалось. А ведь, наблюдая за актерами, невольно вспоминаешь Дон Гуана Владимира Высоцкого и Донну Анну Натальи Белохвостиковой из экранизации «Маленьких трагедий». Этот эталон задается темой, и никуда от этого не деться…

Помимо Донны Анны заслуженная артистка России Татьяна Полянская, исполняет в спектакле роль Арины Родионовны, няньки поэта. Это обычная деревенская старушка, убедительно сыгранная Полянской. Тем разительнее контраст между ее Донной Анной в брильянтовом блеске и крестьянкой в телогрейке. Тем горячее наше желание увидеть на сцене настоящую испанскую страсть между Доном Гуаном и Донной Анной.

Галина ПЕРЕВЕРЗЕВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Сюрприз для Вероники
В гостях у графа Монте-Кристо
Чтобы все было красиво


««« »»»