Янковский как явление культуры

Этот актер любит героев, тоскующих по полету за пределами обыденной реальности. Веревочная лестница в небо, обыкновенный сумасшедший дом, дуэль – крайние точки их непредсказуемых маршрутов. Крепкие профессионалы – гонщик, трубач, инженер, научный сотрудник, поэт или волшебник – они не боятся сойти с дистанции, ибо не хотят рисковать куда более важным – своей судьбой. В минувший понедельник Олегу Ивановичу ЯНКОВСКОМУ исполнилось 65 лет. Годы артистической славы, время сосредоточенных, нелихорадочных поисков. Он еще не все сказал с экрана и со сцены. И зрители вправе ждать от актера новых открытий.

Олег Янковский уже давно вошел в плеяду великих мастеров театра и кинематографа. Не случайно в декабре 1991 года он вместе с Инной Чуриковой и Аллой Пугачевой стал одним из последних народных артистов СССР. Больше таких званий не будет ни у кого – не существует уже такой страны.

Каковы же истоки этого Художника? Конечно, можно было бы начать с того, что Янковский родился в 1944 году в Тмутаракани – городке Джезказган. Это одно из самых жутких мест для жизни человека в бывшем СССР. Степь, изнуряющая жара, скудость продуктового пайка, обноски старших братьев – это детство будущей звезды. Отец Иван Павлович Янковский – строитель, начальник грандиозных строек, поэтому он уже привык к частым переездам по стране (не всегда по своей воле) на новые объекты. В 1953 году семья оказалась в Саратове, где поселилась в крохотной комнатке. После смерти отца мать Олега, Марина Ивановна, имевшая когда-то гувернантку, учившаяся в балетной школе, сумела подчинить свою жизнь семье. Пришлось осваивать чуждую ей бухгалтерскую профессию. Жили трудно, как, впрочем, подавляющее большинство советских семей.

Старший брат Ростислав, занимавшийся в самодеятельности, поступил в Саратовское театральное училище. Закончив его, уехал в Белоруссию и стал ведущим актером Минского русского драматического театра. Видя как тяжело приходится матери поднимать мальчишек, Ростислав взял младшего брата к себе в Минск доучиваться в последних классах. Своего угла у Ростислава не было, и он с женой, сыном и Олегом ютились в маленькой гримерке. Именно в Минске произошло первое приобщение Олега к пыли кулис и к актерскому братству. Подростком он вышел на сцену в пьесе А.Салынского “Барабанщица”. После окончания школы Олег вернется в Саратов и поступит в театральное училище, в котором учились оба старших брата. Сыграв выпускные спектакли, Янковский принят в Сратовский драматический театр имени К.Маркса… как муж подающей большие надежды актрисы Людмилы Зориной. Но очень скоро Янковский заявил о себе в полный голос. Вершиной его саратовской карьеры стал князь Мышкин в спектакле “Идиот”. Мое незабываемое детское впечатление от роли (я часто бывал тогда в Саратове): иконописный лик и в глазах такая тоска, что хотелось выть от жалости к этому человеку.

Для кинематографа Янковского открыл режиссер Владимир Басов, который предложил актеру роль эсэсовца Генриха Шварцкопфа в своем фильме “Щит и меч”. С этой картины актер стал самой востребованной персоной в отечественном кинематографе. Потом были ленты “Служили два товарища”, “Премия” (Государственная премия СССР), “Чужие письма”, “Слово для защиты”, “Влюблен по собственному желанию”, “Полеты во сне и наяву” (Государственная премия СССР) и десятки других картин.

Отдельная глава в жизни Янковского – работа с Андреем Тарковским. Актер снялся в двух фильмах мастера – “Зеркало” и “Ностальгия”. Они не были друзьями. Тарковский всегда оставался для Янковского загадочным, до конца не понятным человеком. Странным, неожиданным режиссером. Их отношения строились нелегко. То оборачивались нечаянной радостью, то грозили развалиться, то за ними тянулся шлейф драматических обстоятельств. Когда А.Тарковский ставил в “Ленкоме” “Гамлета”, Янковский был раздосадован, что роль Гамлета режиссер отдал Анатолию Солоницыну (он сыграет шекспировского героя, но уже в постановке Глеба Панфилова). Однако все обиды уйдут, когда Янковский будет сниматься в “Ностальгии”.

Работа, встречи с Андреем мне казались случайным даром судьбы, – говорил актер во время работы Международного кинофестиваля имени А.А.Тарковского “Зеркало”. – Я только впитывал, как губка, все, что исходило от Андрея, от того мира, который он заключал в себе и к которому можно было лишь прикоснуться. Я учился с Тарковским изживать актерскую болезнь премьерства, оберегать товарищество, как охранную грамоту, от предательства…”

Олег Иванович оказался последним из русских актеров, работавших с Тарковским. С другим мастером – главным режиссером “Ленкома” Марком Захаровым актер тесно сотрудничает вот уже несколько десятилетий. По приезде в Москву столица встретила молодую семью Янковских пятиметровой комнаткой в общежитии и мизерной зарплатой. Но также – признанием публики и похвалой критики. Вот что говорил несколько лет назад Марк Анатольевич о своих “подопечных”:

Не так давно я отчетливо понял, что в моей жизни не будет больше такой звездной актерской команды, которая сложилась однажды и, к счастью, существует и сегодня: Чурикова, Караченцев, Абдулов, Збруев и, конечно же, Янковский. Когда в далеком 1973 году Евгений Павлович Леонов сказал, что встретил на съемках молодого интересного паренька, работающего в саратовском театре, я не поленился поехать в Саратов. Паренек оказался более чем способным. Олег Янковский – явление нашей театральной и кинокультуры. Как бы кто ни помогал и ни влиял, в конечном итоге человек создает себя сам. Я благодарен Олег Ивановичу за участие в моих телефильмах (“Обыкновенное чудо”, “Тот самый Мюнхгаузен”, “Дом, который построил Свифт”, “Убить дракона”. – В.В.), где он был для меня помощником в постижении мира кино. А я, в свою очередь, именно в фильмах сумел подметить его обаятельнейшую особенность: комедийность и легкость в сочетании с болью и трогательностью.

По пути отца пошел и сын Олега Ивановича Филипп. Еще четырехлетним мальчишкой в 1975 году он снялся в знаменитом “Зеркале”. Женат Филипп на Оксане Фандере, тоже киноактрисе. И их сын – Иван – уже “засветился” в картине, поставленной дедушкой (“Приходи на меня посмотреть”).

Прожита большая жизнь. Сыграно множество ролей. Олег Иванович гордится, что построил для своей семьи дом, похожий на тот, о котором рассказывали ему когда-то бабушка и мама. Он, которому судьба улыбалась столько раз, по-прежнему считает, что семья – самая большая удача в его жизни.

В дни юбилея Олега Янковского я перелистал свои журналистские записи, и мне захотелось опубликовать некоторые выдержки из бесед с актером.

– Вы по-прежнему в центре внимания поклонников вашего таланта. Не прискучило?

– Не верьте, когда артисты говорят, что им ужасно надоело внимание поклонников. Обожание публики – это бальзам на сердце артиста. Просто к нему надо разумно относиться, потому что он, честно говоря, страшный наркотик, который может изуродовать человека неподготовленного. Многие не выдерживают такого испытания, но тут все зависит от природы и воспитания – я с собственной популярностью как-то совладал.

– О вашей личной жизни почему-то не пишет “желтая” пресса. Вы избрали закрытый стиль поведения?

– Не избрал. Я такой и есть. Свое состояние пытаюсь на публику не выносить, тем более рассказывать о самом интимном. Это пусть делают так называемые “звезды” эстрады и модных сериалов .

Многие мои коллеги-журналисты считают, что Янковский старомодный человек: более сорока лет у него одна и та же жена, не имеет любовниц…

– Во-первых, все Янковские (говорю и о моих родителях, и о братьях) – однолюбы. Во-вторых, лучше Людмилы я никого в жизни не встретил. Она мудрая женщина, умеет вести себя так, чтобы домашний очаг не угасал ни при каких обстоятельствах. Для меня семья – самое дорогое и святое. И сыну дай Бог долгого счастья в браке. У меня есть любимые внук и внучка. Такими ценностями не разбрасываются.

– Кем вы хотели стать в детстве?

– Если скажу, что никем, то, наверное, вы подумаете, что я – идиот. Но это правда: никем.

– Вы верите в мистику?

– Скорее я склонен воспринимать мир мистически. Запоминаю сны, верю в некоторые приметы: обхожу черных кошек стороной, по дереву то и дело стучу, доверяю знакам судьбы. Ведь меня и вправду по жизни ведет Нечто…

Владимир ВАХРАМОВ.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Cидишки 07-2009
Cинема 07-2009
Малышей «кошмарят» по-большому
Кино в зоне опасности
DVD-обзор
Новости 07-2009
Прослушивание – как работа


««« »»»