Человечество не зря придумало и артистов, и продюсеров

Окончание. Начало в №22

“Ни для кого уже давно не секрет, что стать Артистом – популярным и любимым – артисту не под силу одному. Мало что-то создать, что-то спеть, чтобы тебя узнали и оценили, нужен кто-то, кто помог бы тебе пройти этот путь – от полной неизвестности до всенародной славы. Кто-то, кому ты смог бы доверить самую интимную тайну – свое творчество. Кто-то, на кого ты всегда имел бы возможность положиться, как на самого себя. Кто-то, с кем не нужно было бы ломать голову над тем, в чем ты очень немного понимаешь… Имя этому человеку – Продюсер.

Такова легенда. Но кто он на самом деле – благородный рыцарь или жадный барыга, отважный лев или хитрая лиса? На этот вопрос, наверное, ответов может оказаться столько же, сколько на свете существует продюсеров, и потому не стоит их все обобщать. Давайте просто выслушаем один из них – ответ Алексея САВЕЛЬЕВА, известного в миру как продюсера певицы Марины ХЛЕБНИКОВОЙ.– Как должен действовать продюсер, чтобы достичь требуемого от него результата? Какова технология производства “звезды”?

– Два разных способа показали Алибасов и Айзеншпис. Если Алибасов сначала сделал СЕБЕ имя на “Интеграле”, потом создал студию Алибасова, группу “На-На”, а потом уже стал на фоне этого коллектива раскручивать одного солиста, другого и т.д. (что, кстати, похоже на историю с “Ласковым маем”), то Айзеншпис взял конкретного человека и именно ЕМУ с нуля создал имя.

– Но у Айзеншписа, как и у Алибасова, тоже уже было имя, которым он, на мой взгляд, и “тащил” никому не известного Сташевского наверх.

– Не совсем так. Если проследить, то имя Айзеншписа, конечно, присутствовало в истории со Сташевским, но любопытная деталька: даже если бы Айзеншпис “не светился”, то Сташевский все равно стал бы Сташевским. Уж больно много денег было в него вложено при совершенно чумовой рекламе. Как результат: почти в каждой деревне людям знакомо имя Сташевского, но полстраны, наверное, до сих пор не знают, кто такой Валерий Сюткин. (Что поделаешь – реклама.)

– Ну а нужно ли продюсеру, чтобы его собственное имя “светилось”?

– Да имя – оно в принципе никому не вредило в таких ситуациях. Есть такая старая истина, что пятнадцать лет ты работаешь на имя, а потом всю оставшуюся жизнь имя работает на тебя. В общем, у меня примерно такой путь.

– Обязательно ли продюсеру, работающему в мире музыкального бизнеса, быть музыкантом?

– Совсем не обязательно. Более того, в смысле раскрутки, коммерческого успеха это даже мешает, если продюсер музыкант. А если – не музыкант, то у него должен работать нюх исключительно на то, что нужно народу.

– А что, есть “музыканты” и есть “народ”? И “не музыкант” гораздо ближе к “народу”, нежели “музыкант”?

– Есть такой человек – Кай Метов. Безобразное, отвратительное творчество. При этом – талантливейший музыкант. Отвратительное потому, что человек, который способен ТВОРИТЬ, который хорошо знаком с классикой и пришел на сцену не из подворотни, пишет песни для подворотни. На мой взгляд, это один из немногих, кто взял да и растоптал все, что в него вкладывали. Но с коммерческой точки зрения – то, что надо: хриплый голос, примитивная техника общения со зрителем, – то есть то, что называют “ширпотребом”.

И абсолютно иной путь продемонстрировал другой человек, даже два, которые дали народу, чего народ хотел, и совершенно никуда не опустились, а остались такими, какими были. В данном случае я говорю о Леониде Агутине и Юрии Варум – не Анжелике, – потому что все сделал именно отец.

– Да, но не отвлеклись ли мы от основной темы вопроса: почему, когда продюсер сам является музыкантом, это ему мешает?

– Потому что идеально мое понимание о том, что хорошо, а что плохо в музыкальном плане, не должно мне мешать в плане коммерческом.

– Как вы относитесь к такому явлению, когда музыкант сам для себя выступает в роли продюсера?

– Это плохо. Я за узкую специализацию. Человек не должен распыляться, он должен полностью концентрироваться на своей работе. Не зря же человечество придумало и артистов, и продюсеров?!

– Значит, вас устраивает то, что вы – продюсер, и что у вас есть такой артист, как Марина Хлебникова?

– Меня это устраивает еще с одной стороны. Я в свое время понял, что я – плохой артист. А я всегда бросаю то, что я делаю плохо, и то, что мне не нравится, как я делаю.

– И как, по-вашему, хорошо ли вы работаете в лице продюсера?

– Нет, хотелось бы гораздо лучше.

– Тогда какова же цель вашей работы, может быть не конечная, но какой-то этап, когда вы сможете сказать: “Это то, к чему я стремился”?

– Конечная цель – она примерно такая: чтобы я уже не зависел от спроса зрителя и делал того артиста, который соответствовал бы моему представлению об искусстве. Чтобы я уже никогда, ни при каких условиях не шел на компромиссы и не выпускал бы ничего даже с легким намеком на ширпотреб. Вот, допустим, Валерия – там все классно. Изумительно. Но это очевидно экономический момент. Шульгин себе может такое позволить.

– Как вы думаете, это мечта любого продюсера или только ваша?

– Продюсер подчинен коммерции: он вкладывает деньги для того, чтобы делать деньги, – известная всем рыночная схема. Но на западе, например, общий уровень культуры в целом и музыкальной культуры в частности предполагает, что, делая деньги, можно особенно низко не опускаться. Даже больше: там невыгодно выпускать такое барахло, как у нас.

– А у нас?

– А у нас невыгодно их вещи выпускать. Все равно, что там начать выпускать наши “Москвичи”, а у нас – иномарки. Потому что у нас общий уровень больше склонен к “Москвичам”. Та же самая вещь происходит и с нашей музыкой. Наше искусство полностью адаптировано к нашей стране.

– Мне еще вот что было интересно узнать: хорошо или плохо для продюсера, когда он занимается не одним проектом, а несколькими? И способен ли он действительно делать их по-настоящему?

– Сейчас у меня есть параллельный проект, которым я занимаюсь с большим трудом, ибо Марина отнимает очень много времени, и еще на подходе три других проекта. Но я понимаю, что на сегодняшний день я не могу ими всеми заниматься. Я не в состоянии. Если же человек в состоянии, то это здорово. Я считаю, что у нас только два человека могут работать с разношерстными проектами: это опять же Алибасов и Пугачева.

– Так ли уж разношерстны их проекты?

– Нет, я говорю: они МОГУТ…

– Как вы это определяете, что они МОГУТ?

– А они музыканты, они по большому счету музыканты. Вот как раз в этой ситуации человек-не музыкант будет выпускать только одно и то же.

– Ваши проекты – они разношерстные?

– Абсолютно не похожи друг на друга. Один – в области классической музыки, другой – народная музыка, “фолк”, третий – это эстрада, но совершенно разные направления с Мариной Хлебниковой.

– Насколько я знаю, у Марины уже есть богатый сценический опыт, да и такие амплуа, как “классика” и “фолк”, предполагают достаточное его наличие. Ваше кредо – работать лишь с опытными людьми?

– Нет. Проект, о котором я говорил как о третьем, и есть тот самый случай, когда никакого опыта у исполнителя нет. Вот это-то и интересно: “поднять” человека с нуля. Построено все на сочетании в первую очередь энтузиазма этого человека, его “ломовой” работоспособности и увлеченности, и, во-вторых, моего опыта. Некоторые песни, кстати, уже были в эфире.

– Почему вы тогда не называете имени? Вы, что, стесняетесь своей причастности к этому исполнителю?

– Нет. Могу честно сказать: я не хочу, чтобы сейчас началась обдираловка, я этого просто не выдержу. Пока люди общаются с этим артистом достаточно лояльно и гуманно. Как только выплывет, что за ним стоит моя фамилия, тотчас же они будут потирать руки и пытаться “доить”: за эфиры плати, песню – в три раза дороже и т.д.

– Сколько, получается, стоит сделать “звезду”?

– Для того, чтобы “поднять с нуля”, как было с Владом Сташевским, при условии, что нет давно наработанных связей, дружеских отношений – и не в малом количестве, а в большом – на телевидении, на радио, нужно примерно 150.000 долларов.

– Вы сейчас имеете в виду процесс созидания “звезды на долгие годы” или же “звезды на несколько мгновений”?

– О значимости “звезды” я вот что скажу. Если сегодня, например, расстаются Сташевский и Айзеншпис, и не будет ничьей больше поддержки у Влада, то это имя останется в памяти где-то на год – полтора. Чтобы “звезде” постоянно держаться на плаву, ей нужны новые песни, новые клипы – ей постоянно нужна поддержка. Пожалуйста, пример: провалившееся “возвращение” Юры Шатунова… Забыли. Уже не нужен никому. Мимо. 150.000 долларов нужно, чтобы сделать стартовый задел, чтобы артиста узнали.

– Ну а есть ли, раз речь идет о столь крупных деньгах, смысл “ставить” на новые имена?

– Я думаю, что есть, потому что за последние годы ведь много новых имен появилось. Не “новых артистов”, а “новых имен”: Леня Агутин, Таня Буланова, Анжелика Варум.

Другое дело, что сложнее и сложнее с рынками сбыта. Чем больше артистов, тем больше на них необходимо денег… То есть, это арифметика простая. Если в город приезжает один артист в полгода, то у него зал битком будет. Если артист приезжает в город раз в неделю, то битком будет у кого-то одного, а у всех остальных – по 50 – 80 человек их ярых поклонников.

– Это, на самом деле, должно быть достаточно большой проблемой…

– Природа все мудро регулирует.

– Вы полагаетесь на природу?

– Хм… Ведь это не секрет, что есть так называемые “акулы шоу-бизнеса”: Крутой, Иратов, Анжела Хачатурьян – есть люди, которые занимаются ЭТИМ бизнесом. И если, допустим, начнет приходить большое количество молодых людей, именующих себя продюсерами, и такое же большое количество начинающих “звезд”, то они им просто не дадут “распуститься”. Не дадут не потому, что будет какой-то целенаправленный отстрел, а естественным образом. “Акулы” просто усилят обороты, и молодым ничего не останется. За исключением самых даровитых и тех, на кого будет спрос.

Константин САВОСЬКИН.

(Окончание. Начало см. в № 22).


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ОТ НЕЧЕГО ДЕЛАТЬ Я ЗАПУСТИЛ ГОЛУБЕЙ
БЕЛЫЙ ТАНЕЦ… ДАМЫ ПРИГЛАШАЮТ… ЛЮДОЕДОВ
“БОГЕМНАЯ” БЬОРК: СПЬЯНУ ГОВОРЮ ПО-ФРАНЦУЗСКИ!
“ПОДНИМИ ВОРОТНИК”. – “НЕ ТВОЯ ЭТО БОЛЬШЕ ЗАБОТА”
ЧТО-ТО СТАЛО ХОЛОДАТЬ. НЕ ПОРА ЛИ НАМ?
ФИЛЬМ ОБ АЛЛЕ
ЛЕОНИД АГУТИН: ЗВЕЗДЯНКОЙ НЕ БОЛЕЮ. ПРОСТО Я СТАЛ ЖЕСТЧЕ
“ОСЕНЬЮ” ДАЖЕ У МОРОЖЕНОГО ВКУС ИНОЙ
“МАНХЭТТЕН ЦЕНТР” (НЬЮ-ЙОРК): ОТ ВУДРО ВИЛЬСОНА ДО ТИГРАНА КЕОСАЯНА
БЫЛ ВЕЧЕР НЕСКОЛЬКИХ СВАДЕБ (КАЖЕТСЯ, БЫЛО ДВЕ). А ТЫ В ЭТО ВРЕМЯ, ОТАРЧИК, ТИСКАЛ МЕНЯ В ТРАВЕ
“СЛАВЯНСКИЙ БАЗАР”: МОГУЧАЯ КУЧКА НА ВЫЕЗДЕ
ПЕРВЫЙ ЭФИР УНИКАЛЬНОГО ШОУ
АЛЕКСАНДР АБРАХИМОВ: В НАШЕМ ОБЩЕСТВЕ ВЫ НЕ ПОЧУВСТВУЕТЕ СЕБЯ ПОТЕРЯННЫМИ
“КЛЕН” ШУМИТ ВСЕ С ТОЙ ЖЕ СИЛОЙ
С ВИДУ ШЕЛКОВЫЙ, НУТРОМ – АСПИД
ПРОВОЖАЙ ЗАКАТ С ДРУГИМ, ВОТ ТАК!


««« »»»