“ПОДНИМИ ВОРОТНИК”. – “НЕ ТВОЯ ЭТО БОЛЬШЕ ЗАБОТА”

ВПЕЧ – это терпкий вкус озарения, колики, это незапланированная слезинка, это негаданный приступ радости от утренней росы, это стон проводов, когда ты едешь в поезде и мама уговаривает тебя слопать курицу, это озарение, в общем. Это большая встреча с локальным Искусством, когда ПЕСНЯ, КЛИП и СТИХ сотворены только для тебя. В этом смысле я самый счастливый человек (простите, конечно), потому что я очень ВПЕЧ-атлительный, мне так интересно жить, и Бог, видя этот интерес юного чабана, милостив ко мне: шлет тьму радостей. ВПЕЧ будет появляться в газете только по мере необходимости: случится шок – я им поделюсь.

Отар КУШАНАШВИЛИ, наивный ценитель изящного.

“ПОДНИМИ ВОРОТНИК”. – “НЕ ТВОЯ ЭТО БОЛЬШЕ ЗАБОТА”

Владимир Кузьмин. “Небесное притяжение”. “Союз”.

“Я НЕ ЗАБУДУ ТЕБЯ (СИБИРСКИЕ МОРОЗЫ)”

Особенно отчетливо помнится, как она рылась в столе и плакала, рылась и плакала, рылась и плакала…

Все-таки я решился приехать в этот городок, где улицы и раньше были узкими, а теперь кажется – можно в них застрять. В купе я ночь напролет читал сонник, отвлекался, глядел в окно, а когда становилось невмочь, я отворачивался к стенке и кусал губы…

В этом городе от кафешки до кафешки по полшага, кафешками усеяны улицы, и буфетчица ни на год не постарела и тепло улыбается. В меню те же пельмени, тот же пирог, тот же малиновый чай. “Конечно, конечно, я буду”. Я сразу решил: так, заморю червячка, а после пойду на бульвар, сяду на нашу скамейку и как бы стану ждать тебя, ковыряясь спичкой в зубах. До самого до заката.

Ты однажды сравнила закат с прожектором, я начал рыпаться, а теперь врубился и, пожалуй, употреблю это сравнение в статьях своих, малопонятных рациональным людям.

Слушай, сколько тут детей! Прежде было меньше или так только кажется?

Ты всегда опаздывала, всегда. Зачем спорить? Твоя норма – десять минут.

Вот какой-то потерянный подросток ждет кого-то. У него девочка тоже, небось, припозднится.

Ну все, как прежде, только нет тебя. Нет тебя, и все клево, но напрасно. Все напрасно, и напрасно я смотрю на киоск на углу: ты там не появишься. После того, как однажды смешалась с темной осенней толпою. (“Разве я стою этих слез?” – “Стоишь”.)


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БЕЛЫЙ ТАНЕЦ… ДАМЫ ПРИГЛАШАЮТ… ЛЮДОЕДОВ
ЧТО-ТО СТАЛО ХОЛОДАТЬ. НЕ ПОРА ЛИ НАМ?
ФИЛЬМ ОБ АЛЛЕ
ЛЕОНИД АГУТИН: ЗВЕЗДЯНКОЙ НЕ БОЛЕЮ. ПРОСТО Я СТАЛ ЖЕСТЧЕ
“ОСЕНЬЮ” ДАЖЕ У МОРОЖЕНОГО ВКУС ИНОЙ
“МАНХЭТТЕН ЦЕНТР” (НЬЮ-ЙОРК): ОТ ВУДРО ВИЛЬСОНА ДО ТИГРАНА КЕОСАЯНА
БЫЛ ВЕЧЕР НЕСКОЛЬКИХ СВАДЕБ (КАЖЕТСЯ, БЫЛО ДВЕ). А ТЫ В ЭТО ВРЕМЯ, ОТАРЧИК, ТИСКАЛ МЕНЯ В ТРАВЕ
“СЛАВЯНСКИЙ БАЗАР”: МОГУЧАЯ КУЧКА НА ВЫЕЗДЕ
ПЕРВЫЙ ЭФИР УНИКАЛЬНОГО ШОУ
Человечество не зря придумало и артистов, и продюсеров
АЛЕКСАНДР АБРАХИМОВ: В НАШЕМ ОБЩЕСТВЕ ВЫ НЕ ПОЧУВСТВУЕТЕ СЕБЯ ПОТЕРЯННЫМИ
“КЛЕН” ШУМИТ ВСЕ С ТОЙ ЖЕ СИЛОЙ
С ВИДУ ШЕЛКОВЫЙ, НУТРОМ – АСПИД
ПРОВОЖАЙ ЗАКАТ С ДРУГИМ, ВОТ ТАК!
ОТ НЕЧЕГО ДЕЛАТЬ Я ЗАПУСТИЛ ГОЛУБЕЙ
“БОГЕМНАЯ” БЬОРК: СПЬЯНУ ГОВОРЮ ПО-ФРАНЦУЗСКИ!


««« »»»