В театр – на работу и на праздник

Максим СУХАНОВ скрытен и загадочен. Это актер, который окружен невидимым, но явным ореолом славы, причем славы уважительной, той, что окружала некогда артистов середины прошлого века. Его популярность ненавязчива.

Как обычный человек, Максим ежедневно ходит на работу, только не в офис или в университет, а в театр. Но в отличие от обычного гражданина спит по четыре часа в сутки, снимается сразу в нескольких фильмах, играет в десятке спектаклей и существует в разных местах одновременно.

– В кино вы успеваете сниматься ?

– Пока да… Вот последние фильмы с моим участием: эпизодическая роль в картине «Обитаемый остров» Федора Бондарчука, главная – в фильме «Человек, который знал все» Владимира Мирзоева, картина «Мишень» режиссера Зельдовича по оригинальному сценарию Владимира Сорокина и чуть позже – «Утомленные солнцем-2» Никиты Михалкова, где я играю Сталина. Уже во второй раз, кстати. Когда Никита Сергеевич предложил мне эту роль, я с удовольствием согласился – мне хотелось сыграть этого человека еще раз.

– Несколько слов о театральных работах.

– Например, пьеса «Предательство» в Театре Станиславского. Спектакль поставил режиссер Владимир Мирзоев. Об этой пьесе он мечтал целых 20 лет!

– А кто автор?

Гарольд Пинтер (английский драматург. – Прим. ред.). Спектакль не антрепризный, он создавался театральной компанией в сотрудничестве с Театром Станиславского.

– Кто кроме вас там играет?

Анна Чурина, Андрей Мерзликин.

– И про что пьеса?

– Это «любовный треугольник», оригинальная история взаимоотношений супругов и еще одного мужчины. Драматический адюльтер. А необычность его заключается в том, что события разворачиваются в обратном порядке – от конца к началу.

– История со счастливым концом?

– Не совсем. Но и несчастной ее назвать нельзя, поскольку действующие лица не теряют чувства юмора вплоть до самой развязки. Но все происходит «на грани». Это история вырождения отношений, рассказ о том, что может случиться, когда рутина благости оказывается недостаточной…

– По-вашему, это спектакль «для всех»?

– Мне бы очень этого хотелось. История, которую мы играем, может случиться где угодно, когда угодно и с кем угодно. Именно этим она и хороша.

– Как вы думаете, этот спектакль дарит праздник или скорее заставляет думать?

– По мне талантливый спектакль – всегда праздник, с другой стороны, зритель, как правило, задумывается о происходящем на сцене применительно к себе. Но, как вы понимаете, мне трудно судить в полной мере об этом.

– Кто, по-вашему, самый хороший зритель: женщины, мужчины или молодежь?

– Как мне кажется, женщины активнее включаются в процесс происходящего на сцене. Через них уже подключаются и мужчины. А когда молодые приходят в театр, они поначалу декларируют себя в предложенной обстановке, но если действие их затягивает, становятся очень благодарными зрителями.

– Что для вас слава? Она вам не мешает?

– Я убежден: если человек сам хочет постоянно быть окружен поклонниками, то его и будут везде останавливать, просить автографы. А я никогда не хотел стоять на улице в этой толпе. Мне кажется, это как-то… странно, что ли. Поэтому я специально не развиваю к себе какого-то особого интереса. И благодаря этому вполне спокойно ощущаю себя в окружающем мире. Могу, если надо, пойти туда, куда захочу, не привлекая лишнего внимания.

– Работа с разными режиссерами, совершенно разные роли – все это помогает, на ваш взгляд, артисту в том, что он делает? Или лучше не выходить за рамки одного амплуа?

– Трудно сказать. Про меня одни говорят, что я одинаков во всех своих работах, другие считают, что это не игра, а кривлянье на сцене, третьи вообще считают, что я гений… Кстати, есть актеры, которые искренне так думают. Абсолютно полярные мнения. Но я очень доверяюсь режиссеру. И не могу говорить о себе как об актере, не представляя, какой режиссер имеется в виду.

– Как вы относитесь к возрасту?

– Я скорее наблюдаю процессы, которые можно назвать окаменением. Не в старении дело, а именно в окаменении. Есть люди, которые превращаются не просто во взрослых, а в таких каменных, стереотипных. Некоторые же не собираются существовать в «камне» и постоянно любопытствуют. А потому не стареют. Дело тут и в настроении, и в гармонии внутренней, и – банально – в здоровье.

– Вам проще общаться с теми, кто младше вас, с теми, кто старше, или с ровесниками?

– Дело не в «проще». А в «интереснее». Мне, например, очень нравится проводить время с младшей дочерью. Я часто слышу от нее поразительные вещи. Она уже взрослая барышня, ей 15 лет. Соня хорошо рисует, стала писать для меня неплохие стихи. Да и актерский дар, видимо, есть, но главное – с ней очень интересно общаться!

– Ситуация в стране и мировой экономический кризис влияют на то, чем вы занимаетесь?

– Эти вещи, безусловно, влияют на атмосферу в обществе в целом. Конечно же, кризис сказывается на общем настроении. Но если театрам удастся сохранить возможность выпускать новые спектакли, то все будет в порядке. Пока что, правда, три готовящихся проекта у меня отменились. И что будет дальше – непонятно.

Мариника МАРКОВА.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Крестьянка” №02-2009.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Русский француз Мариус Петипа
Новости 08-2009
У российского мюзикла – юбилей
Cинема 08-2009
Право на смерть
Луч света в телецарстве


««« »»»