ЛУНА ВПЛЫВАЕТ, ВПИСЫВАЯСЬ В ТЕМНЫЙ КВАДРАТ ОКНА

Кузнечики здесь буйствуют в тиши

ЕВГЕНИЙ КЕМЕРОВСКИЙ. “НОСТАЛЬГИЯ”. АЛЬБОМ “МОЙ БРАТ”, ЧАСТЬ II

Знакомая девочка то ли жалуется, то ли удовлетворенно делится: “Отар, каждый день плачу, как вечер – так в слезы, что такое? Самое странное – слезы какие-то… мучительно-сладкие, и хочется рыдать бесконечно и тяжело”. Что такое?

Девочка – это ностальгия. Тебе бабушка приснилась, первая любовная истома и дорога из школы домой (через парк, через фонтаны, через качели, через гурьбу первоклашек).

Девочка, тебе лет кот наплакал, а ты уже болеешь ностальгией. Ты не пугайся только: это хорошая болезнь, это хорошие слезы, это хорошая бессонница; это чистит голову, чистит душу, чистит мозги, впрочем, остановимся на Душе. (У меня, например, при всей моей показной чистоте она замусорена, мне бы твои слезы… хотя и у меня, слава Богу, такие случаются… такое томление).

Кто имеет способность запоминать запахи прожитого времени, а если совсем уж конкретно – мамино дыхание, ее шершавую руку – вот такие люди мне сразу внушают доверие. Почему-то эта способность мне кажется оселком на человеческое содержание. (Ты считаешь, что это смешно?)

Ты скажешь, даже отпетый негодяй способен ностальгировать. Ну и что? Когда он погружается в щемящие воспоминания, он перестает, хотя бы на полчаса, быть отпетым негодяем. Если, конечно, речь не идет о законченном зомби.

Сколько лет, сколько зим мы лелеяли иллюзию, что быть крутым – это значит избегать эмоций. И вот – здрасьте! Рожей в разбитое корыто, как теперь быть с этим гордиевым узлом? Что делать с неумением страдать (не улыбайся: страдать – это умение тоже, а как же, умение Души, девочка)?

Нас не трогают стихи. Нас повергает в отстраненную улыбчивость беготня шантрапы по лужам в ярый дождь… Давно ли мы сами? Что ж так быстро повзрослели, хочу я спросить, что ж так быстро остепенились? Кроме Алибасова, и не вспомнить большого ребенка.

Кемеровский – большое дитя. Неотесанное по части эмоций, но именно поэтому чрезвычайно милое.

Он устроил Брату БЕНЕФИС, и каждый раз плачет (пусть не всегда явно, а про себя иногда), как услышит эти звуки.

“НОСТАЛЬГИЯ” – это тоже Брат, это время глубинное, это кошки ободранные во дворе, это девочка с бантиком со второго этажа, это фантики, это подтянутый режиссер Гаврилов, это генсек страны, это утренний плач розового комочка Арсения, который требует любви.

Женя плачет, но каждый раз слезы все светлее, вот что.

Отар КУШАНАШВИЛИ.

Комментарий “ВПЕЧ”а. “Мой Брат” – бестселлер сезона, но я говорил, если вы верно прочли, не о рейтинге, я говорил, что Кемеровский – нормальный, он плачет, когда плачется, смеется, когда смеется. Здорово, правда?


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СЕРГЕЙ ЗВЕРЕВ: СКАНДАЛОВ ОТ МЕНЯ НЕ ДОЖДЕТЕСЬ!
ПРОДУКЦИЯ С ГРИФОМ “УРА ЖИЗНЕЛЮБИЮ”
ИГОРЬ НАДЖИЕВ: “РЕНЕССАНС” ДИССОНАНСОМ
ГДЕ ТВОИ КРЫЛЬЯ, “НАУ”?
СОСО ПАВЛИАШВИЛИ: “ПОЙ СО МНОЙ”
АНДРЕЙ РАЗИН И БОРИС МОИСЕЕВ ПОСЛАЛИ “АКУЛ ПЕРА” В ЖОПУ
“ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ” ТАНИ БУЛАНОВОЙ
ХЛЕБНИ-КА РОДНИКОВОЙ, МУЗЫКИ ХЛЕБНИКОВОЙ… 1
“ПЕСНЯ ГОДА” СОБИРАЕТСЯ УЧРЕДИТЬ СОБСТВЕННЫЕ ПРЕМИИ
“ЗАМОК МЕФИСТО”: КЛУБ ИНТЕЛЛИГЕНТНЫХ ЛЮДЕЙ
“ХИТ-КОНВЕЙЕР” СНОВА В ЭФИРЕ
“RUSSIAN TRIP” – ТРИБУНАЛ НАТАЛИИ МЕДВЕДЕВОЙ
“РЕНЕССАНС” ИГОРЯ НАДЖИЕВА И ОЛЬГИ ШЭРО
ЖЕНА ЮРИЯ ЛОЗЫ РАССТАЕТСЯ С СЮЗАННОЙ
“ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ” ДУЭТА “РЕНЕССАНС-РЕДЕЛЬ”
ЕФРЕМ АМИРАМОВ ВЫСТУПИТ В ПИТЕРЕ
АНДРЕЙ И НЕЙЛ: ПОРОДУ НЕ ЗАДУШИШЬ, НЕ УБЬЕШЬ!
МИХАИЛ МАКАРЕНКОВ И ОРГАНИЧЕСКАЯ ЛЕДИ
АРХАНГЕЛЬСКАЯ ПОДЛОДКА. СО СПЕЦПАССАЖИРАМИ НА БОРТУ
КТО ПЕРВЫМ УВИДИТ “ДАВАЙ!” “СЕРЬГИ”?
Архив
ЛЕННИ КРАВИТЦ: Я СТАНОВЛЮСЬ ВСЕ БЛИЖЕ К БОГУ


««« »»»