КРИСТИНА, МАМИНА ДОЧКА

Челка на лоб – легкими струйками водопада, очаровательная улыбка, изящные жесты, глаза – полные нежности и почему-то – грусти… Ее зовут Кристина ОРБАКАЙТЕ. И ее, столь молодую, знает и любит огромная страна. И неважно, что львиную долю этого успеха обыватель с легкостью причисляет ее знаменитой маме, дескать, еще бы – мамина дочка!.. Стоит лишь посмотреть фильм ”Чучело”, как сразу перестаешь отождествлять ее исключительно с именем Аллы Пугачевой. Кристина добилась своего, значит, она больше, чем просто дочка великой певицы… Мы встретились в США.

– Вижу, Лос-Анджелес на тебя действует положительно. Ты пребываешь в каком-то эфемерном состоянии. Отдыхаешь?

– У меня отдых всегда своеобразный. Я больше устаю, когда ничего не делаю, чем если бы давала по концерту в день. Казалось, должно быть наоборот. А здесь, в Голливуде, для меня так вообще утомительно. Что ни день – то ”Диснейленд”, “Юниверсал”, “Мэджик маунтан”… Никиту же надо куда-то возить. А я от такого скопления народа только устаю. Эти бесконечные очереди… Все это утомляет. К тому же надо постоянно следить за ребенком, чтобы никуда не убежал.

– Озорной у тебя мальчуган?

– Никитос-то? Да не то слово! А в кого ему быть спокойным?

– А что, не в кого?

– Разве что только в меня. О папе этого точно не скажешь. Вообще Никита – обычный мальчишка. Везде прыгает, как обезьянка…

– Кто больше им занимается?

– У нас всегда было как-то без обязательств. У кого есть время, тот и занимается. Сейчас у меня выпала свободная неделька, вот взяла ребенка и приехала сюда. А если отсутствуем долго, то тогда прибегаем к помощи нянек, потому что моя мама, например, много дней с ним не потянет.

– Звоню как-то Алле Борисовне, она мне и говорит: “Перезвони через пару дней. Некогда. Сижу с ребенком”…

– Такое бывает часто. Она всегда с удовольствием берется смотреть за Никитой. Очень любит с ним повозиться: песни сочинять, рисовать…

– Скажи честно, достают тебя вопросы про Аллу Пугачеву?

– Я к этому уже привыкла и прекрасно понимаю, что никуда от этого мне не уйти. Что бы я там ни делала: меняла ли имя, фамилию, имидж. Пыталась бы делать что-то в сфере искусства или бизнеса… На меня все равно будут смотреть через эту призму. Меня это вовсе не шокирует и не вызывает какой-либо реакции: негативной или позитивной. А когда ко мне люди расположены, как ты, например, мне бывает не по себе. Привыкла, видимо, что всегда надо защищаться. А к вопросам любым отношусь спокойно. Год назад была приглашена на передачу “Акулы пера”…

– Не “съели”?

– Нет как видишь! (Смеется.) Было это в первое воскресенье весны. Я пришла на передачу вся такая веселая, в оранжевом платье с желтыми цветами, и журналисты мне ничем не могли испортить настроение. Собственно, они даже не пытались, и получилось все наоборот – стали мне говорить какие-то комплименты, и уж вовсе не получалось “съесть” меня. Все закончилось нормальной, милой беседой.

– Учитывая тот факт, что твоя мама, Алла Борисовна, по праву является императрицей русской сцены, стало быть, ты теперь член императорской семьи. Ощущаешь какую-то особую роль, предназначение особое?

– Не знаю… Если принято так говорить, что на нашей эстраде есть императорская династия, то в таком случае мы действительно входим в эту династию. Посмотри сам, сколько человек из нашей семьи работает на эстраде и занимает не последнее место. Мы уже можем войти даже в “Книгу рекордов Гиннесса”.

– Влияние Пугачевой как певицы распространяется на тебя?

– Точно так же, как и на остальных. Я понимаю, что многие выросли на ее песнях. Не одно поколение. И мальчики, и девочки, и взрослые, и старые – все заучивали ее песни. И я не исключение. Только для меня все это было более близко, более достижимо. К ее звездности, к славе, к успеху отношусь как к чему-то неотъемлемому в жизни. Ничего особенного не вижу и в ее резких взлетах и падениях. Я, как и вся остальная масса, безумно люблю эти песни. И в то же самое время я одна из немногих, кто видел, каким тяжелейшим трудом все это добивалось. Я прекрасно знаю эту стихию – эстраду, кулисы, выход на сцену… Мне это очень помогает в жизни и в работе. Многие артисты, добившись большого успеха и славы, в какой-то момент не выдерживают всего этого. У меня на глазах прошло столько судеб, что пора и книгу писать. И это при том, что многое еще и забывается. Детская память – вещь странная: некоторые детали проявляются, как вспышка, а что-то главное никак вспомнить не получается – проваливается, как в бездну.

– В одном интервью ты сказала, что практически все детство провела с бабушкой. Это вполне естественно, учитывая колоссальную занятость твоей мамы…

– Я всегда чувствовала, что мне чего-то не хватает. Понимала, что я не такая, как все мои подруги по двору, у которых мамы и папы всегда дома. Приходят после работы и все вместе смотрят телевизор. А я всегда с бабушкой… Задавала глупые вопросы, просила: “Брось все, не езжай никуда, оставайся со мной”. Мама всегда объясняла, что нужно зарабатывать денежку, что “на эту денежку куплю тебе конфеты, платьице… Нужно ехать, меня ждут люди…” Я очень хорошо помню, как она постепенно меня посвящала в то, что было для нее большей святыней, нежели семья, повседневные заботы и дела. Есть в ее жизни то, ради чего она может пожертвовать многим, это – Сцена.

– И, чтобы завершить “пугачевскую” тему, спрошу напоследок: приведи характерный пример из жизни Пугачевой-матери.

– Ну… Мы с ней однажды сильно поссорились. Чуть не подрались. Был настоящий скандал. Она как-то решила воздать мне материнский долг и провести со мной зимние каникулы в каком-то пансионате. Помню, я не хотела надевать какую-то шапку, хотела застегнуть не так, а этак… В общем, привязалась к чему-то и не хотела уступать. Под конец у нее закончилось “овеновское” терпение, и в меня полетели все предметы быта и домашнего обихода – от тапок и до щипцов для завивки волос. (Заливается смехом.) Летело все! И тут я поняла, что надо или уступать, или плавно уходить от скандала. Этот случай меня научил правильно себя вести, когда даже сегодня у меня с мамой бывают споры – творческие или бытовые.

– Сейчас-то уже ничего не летит в тебя?

(Смеется.) Просто пытаемся вовремя остановиться и перейти на другую тему.

– Хотелось бы что-либо вернуть из детства?

– Не знаю. Моя жизнь проходила всегда какими-то этапами. Этап “Литвы”, когда я жила там еще до детского сада. Потом этап “Школы”, этап “Чучела”, этап “Когда я познакомилась с Вовой”. Кстати, когда это произошло, мне было всего пятнадцать лет. А потом умерла бабушка, и я переехала жить к маме. Вот тогда меня уже никто не воспитывал. Я перешла в материнские руки уже достаточно самостоятельным ребенком, к тому же мама знала, что лучше, чем бабушка, меня никто уже не воспитает. Я рада, что у меня в жизни не было этой жуткой проблемы “отцов и детей”. Не надо было доказывать, что они плохие, а мы – хорошие. Так что иногда даже полезно иметь “рок-н-ролльных” родителей. (Смеется.) А на твой вопрос отвечу так: “Хотела бы побыть часик в каждом из этих этапов”. Я вспоминаю, как жила в Литве и была таким общительным ребенком – ребенком ветра, моря и дюн. Такой беспризорный, босой, смуглый ребенок. Абсолютно деревенский, который говорил только по-литовски! Или же взять время работы в фильме “Чучело”. Это было ведь резкое взросление, когда я поняла, что ко мне относятся как к взрослому человеку, и никаких поблажек мне больше никогда не светит…

– С папой твоим поддерживаешь связь?

– А как же! Мы общаемся регулярно. Ходим вместе в костел. Не каждую неделю, но один раз в месяц обязательно. Я же католичка. У папы – своя семья. Так что и брат у меня имеется по отцовской линии. Мы вообще в очень хороших отношениях.

– На кого ты больше похожа? Поскольку мы знаем только маму, вот и схожесть видим с ней.

– Думаю, больше похожа на папу. Но я иногда шучу, когда говорю, что, просыпаясь утром, ненакрашенная, похожа на папу, а когда причешусь, оденусь и выхожу на сцену – то на маму.

– Раневской принадлежат слова – постараюсь их процитировать: “С кино надо быть очень осторожным. Если сняться в плохом фильме, это значит накакать в вечность…” Прости, но это слова гениальной актрисы.

– Ее слова никак не переиначишь.

– Так вот, я думаю, что ты одна из немногих, кому удалось избежать этого.

– Ну, еще не вечер…

– Я говорю о твоем дебюте в фильме “Чучело”.

– Здесь я с тобой согласна.

– И ты нормально пережила столь тяжелую психологическую роль?

– Что ты! Я где-то полгода спать не могла без валерьянки! Для 11-летнего ребенка это была колоссальная нагрузка. Выдержать такой фильм, пройти сквозь призму ужасной психологической драмы. Режим работы тоже был не из легких. Да и с Быковым часто ссорились. Короче, пережила сильное нервное напряжение.

– У тебя, если не ошибаюсь, была еще и попытка сделать что-то в театре?

– Сыграла в спектакле, в продолжении очень популярной пьесы “Сотворившая чудо” известного бостонского драматурга Вильямса Гибсона. В 60-е годы эта пьеса была хитом Бродвея. Там еще играли маленькая Джейн Фонда и Анни Жирардо. И спустя 20 лет, по многочисленным просьбам, Гибсон продолжил эту пьесу.

В спектакле участвовала Ирина Купченко из Театра имени Вахтангова, Андрей Соколов из Ленкома, был актер из табаковского театра и кто-то еще из Театра имени Пушкина. А про себя говорила всем: из Театра Аллы Пугачевой. Спектакли прошли очень успешно и в Питере, и в Москве. Народ просто стонал, рыдал! Все, как полагается… Но все-таки поняла, что я не театральная актриса. Когда готовишь спектакль, царит непередаваемый ажиотаж. Впечатление, что присутствуешь при рождении чего-то нового, необычного. А когда проходит премьера, постепенно чувствуешь, что становится скучно… Приходится повторять одно и то же. Понимаешь, что от твоих реплик зависит другой человек. И не дай Бог что-то забыть или напутать! Можно испортить весь спектакль. На эстраде все обстоит иначе. Сцена полностью принадлежит тебе, и ты можешь экспериментировать, сколько душе угодно. В программе я могу менять местами песни, могу петь их грустно или весело…

– Ты относишься к тем певицам, которые расстраиваются, когда песня не попадает в десятку?

– Я же сказала, что не отношусь к тем людям, которые все принимают близко к сердцу. В плане хитов так вообще обстоит несколько иначе. Когда готовишь песню и нацеливаешься – вот она уж точно попадет в хиты, надежды, как правило, не оправдываются. Иногда бывает наоборот: вещи, на которые не потрачено никаких усилий, которые происходят сами по себе, “левой ногой”, вдруг “стреляют” в десятку! Я, например, никогда бы не подумала, что песня “Поговорим” может стать шлягером и меня будут узнавать именно по ней.

– Правда, что она была предназначена для Пугачевой?

– Эту песню написал Игорь Николаев специально для мамы, для ее “Рождественских встреч”. Но поскольку мама решила, что вышла из того возраста, когда поют такие песни, то под ее руку случайно попалась я: “Кристи ее и споет” – мигом решила она. Волею судьбы!

– Скорее, волею всемогущей мамы…

– Это не важно. Я не собиралась петь вообще!

– Каким образом ты расслабляешься?

– По-разному. Поскольку по гороскопу мой знак – Близнецы, я предпочитаю активный отдых: дискотека, спортивный зал, бассейн. Люблю находиться среди друзей.

– Выходит, удержать тебя дома – это просто утопия?

– Не всегда. Иногда, наоборот, весь день сижу дома. Но даже тогда мне не бывает скучно. Всегда найду, чем заняться. Так что в плане расслабления у меня диапазон широкий: от активного до самого пассивного.

– На сегодня ты довольна собой?

– Я никогда не бываю довольна собой. Это генетически. Потому что мама еще с детства приучила меня к самокритике. Я не люблю удовлетворяться достигнутым. Всегда строю новые планы, проекты. Я могу быть довольна собой только на час. Концерт прошел хорошо – я рада. А на утро просыпаюсь с новыми задачами и целями. Так вот и всю жизнь. Научилась от мамы…

Агасси ТОПЧЯН, главный редактор журнала “Новый Взгляд International”, США.

——————-

НОВЫЙ АЛЬБОМ КРИСТИНЫ ОРБАКАЙТЕ

Презентация альбома Кристины Орбакайте “Ты”, в начале марта. Продюсером пластинки, выступила Алла Пугачева.

——————-

С ТОЙ СТОРОНЫ ЗЕРКАЛЬНОГО СТЕКЛА – КРИСТИНА ОРБАКАЙТЕ

Снят клип на композицию “Зеркальце” Кристины Орбакайте с ее нового альбома “Ты”. Как рассказал продюсер певицы Виктор Михалин, песня лирическая, поэтому ролик состоит в основном из крупных планов и не имеет сюжета. Кристина “стоит с одной стороны зеркала и смотрит на то, что происходит с другой”, оставаясь невидимой для тех, на кого она смотрит.

На песни с этой пластинки будет снято еще несколько клипов. По мнению г-на Михалина, видеоряда достойны все 12 композиций альбома, поэтому выбор “Зеркальца” “был достаточно спонтанным и не совсем объективным”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“АКАДЕМИЯ”: СЕРЬЕЗНО О НЕСЕРЬЕЗНОМ
Здравствуйте, господа!
ТОМ УЭЙТС И ЭДДИ ВЕДДЕР ВЫСТУПЯТ В БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОМ ШОУ
Коротко
ЭРИК КЛЭПТОН ДАЛ ИНТЕРВЬЮ CNN
АРЕСТОВАН ЭКСЛ РОУЗ
Приветствую тебя, о самая правдивая из правдивых и самая музыкальная из музыкальных газета!
МИХАИЛ ШУФУТИНСКИЙ РАБОТАЕТ В АМЕРИКЕ
НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ, ДА НЕСЧАСТЬЕ ПОМОГЛО, ИЛИ КАК ПЕНСИОНЕРУ КУПИТЬ ЦВЕТНОЙ ТЕЛЕВИЗОР
ПЛАНАМ ЭКС-МЕНЕДЖЕРА SEX PISTOLS СНЯТЬ ФИЛЬМ О LED ZEPPELIN НЕ ОСУЩЕСТВИТЬСЯ
СЕРГЕЙ ЧЕЛОБАНОВ О СЕБЕ ДУМАЕТ В ПОСЛЕДНЮЮ ОЧЕРЕДЬ
Привет, Обоз!
MENSWEAR ДАДУТ КОНЦЕРТ ПОСЛЕ ДВУХЛЕТНЕГО ПЕРЕРЫВА
НЕИЗВЕСТНЫЕ ЗАПИСИ ЭЛТОНА ДЖОНА
Новый альбом Кристины Орбакайте
ВЕЧЕРИНКА РЕМИКСОВ В КЛУБЕ “MANHATTAN-EXPRESS”
ТОРИ АМОС ОТПРАВИТСЯ В ТУРНЕ
МУЗЫКАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ НА КАРТЕ
Клипы
РОМАН АЛЛЕГРОВОЙ И КРУТОГО ПРОДОЛЖАЕТСЯ
ГРЯДЕТ ВРУЧЕНИЕ JUNO AWARDS
СВОБОДА ДЛЯ МЭРАЙИ КЭРИ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ЕЕ НАРЯДАХ
НЕ ГОРЮЙ!
Уикенд
КОРТНИ ЛАВ “СТАЩИЛА” ПЕСНЮ У КУРТА КОБЕЙНА
УИТНИ ХЬЮСТОН РАЗОЧАРОВАЛАСЬ В GRAMMY
ПОЗАБОТЬТЕСЬ О ДОКУМЕНТАХ ЕДИНОГО ОБРАЗЦА
Эпиграф
КЛИП БИЛЛИ ДЖОЭЛА ИЗЪЯТ ИЗ ЭФИРА VH1
SPICE GIRLS ВРЕДНЫ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ
ГРУППА LEMONHEADS ХОЧЕТ ПОРВАТЬ С ATLANTIC RECORDS
ЧЕРВОНЕЦ “АГАТЫ КРИСТИ”
ДРУЖБА С ПРЕЗИДЕНТОМ НЕ ВЛИЯЕТ НА РАБОТУ КАРЛИ САЙМОН
Цитата
НИКОЛАЙ ТРУБАЧ. “ДВАДЦАТЬ ДВА”


««« »»»