СТИХИ БЫЛИ, ЕСТЬ И БУДУТ

Не просто песенник, но просто поэт Александр Вулых уже давно широко известен в раздражающе узком кругу крикливых газетчиков и безголосых артистов. Его знают как остроумного создателя изысканно-эстетского издания “Ночное рандеву” и как бесподобного автора целой серии сатирических стихотворений на актуальные темы. Свои порой весьма ядовитые опусы он публикует, как правило, под самыми разнообразными псевдонимами, то ли из скромности, то ли по другим, дипломатическим соображениям.

Эти легкие и рожденные, как кажется при прочтении, на одном дыхании миниатюры изначально выдавали не только поэтическое дарование любимого мною автора, но и его способность увидеть происходящее широко открытыми глазами самых разных персонажей. Часто написанные в форме письма в редакцию, они делали объемно осязаемыми не только героя или героев стихотворения, но и их мнимого автора, будь то юная дева или отбывающий срочную службу солдат.

Однако прошлогодний выход в свет первого поэтического сборника Александра Вулыха воистину удивил. Оказывается, тусовка благополучно просмотрела настоящего, большого поэта. Просмотрела, споткнувшись все на том же месте – для своих современников талант мало чем отличается от обыкновенного человека: ест, пьет, волочится за женщинами, испытывает по жизни разного рода материальные и моральные трудности, тусуется с друзьями-приятелями и остервенело зарабатывает деньги.

Отрадно, что талант успевает при этом еще творить нетленку в дар последующим поколениям.

Само название сборника Александра Вулыха “Здесь были стихи” напоминает о чем-то мимолетном, ускользающем и неуловимом, как сама жизнь. Ассоциативный ряд: “здесь покоится…” или “здесь жил и работал…”. Кажется, что автор живет как-то по касательной. Пролетая над своим “гнездом кукушки” – странной страной в эпоху смут и перемен и падая, подобно кэрролловской Алисе, в колодец, он едва успевает зафиксировать увиденное в рифмованных строчках.

Поэзия Вулыха сюжетно нарочито приземленная. Все выпивка да закуска, женщины да деньги, разбросанные тут и там строчки из модных песенок. Но за каждой бытовой сценкой просматривается нескончаемый диалог с другими, жившими ранее поэтами:

Нам сладок дым сгорающих историй,

и мы над ними кружим, словно птицы…

Страна моя! Ты – светлый крематорий,

где всем нам было суждено родиться.

Или:

Не имею, не беру, не трачу,

жизнь проста, как пара пустяков:

было бы с деньгами все иначе –

я бы не писал таких стихов.

А также:

Уж сорок близится, уж Гершвину сто лет,

уж полночь слышится, уж бьют куранты где-то,

уж надпись вечная, что “СЧАСТЬЯ В ЖИЗНИ НЕТ”,

давно начертана на стенках туалета.

За всем этим сарказмом проступает, по мере движения сквозь страницы изумительно оформленной книги, не только отменное знание русской поэтической классики, но и отчаянная попытка понять непостижимую природу человеческую, и в первую очередь самого себя. Истина рождается в споре, а постоянное цитирование и есть, по сути дела, пусть односторонний, но все же диспут:

Время сева прошло. Время тару сгребать

по подъездам.

Собирай, молодежь, карнавал урожая в отчизне!

– Что ты ждешь, неформал, что ты ждешь

от колхозного съезда?

– Перемен, комсомолец, я жду перемен в этой жизни!

– Ждешь?..

А мы ведь не ждали, как в одноименной картине,

пожиная плоды чересчур просвещенного века.

Мы растили стихи, запершись в коммунальном

сортире

с потолком в орденах, как геройские

груди генсека.

Так, рожденный в пятьдесят шестом, отвечает рожденным в шестидесятые (речь, конечно не только о Викторе Цое и его “Кино”). Разница в возрасте не так уж велика, но вместо революционного задора тихий и неконфликтный Александр Вулых демонстрирует не просто ироничное, но и весьма агрессивное отношение к жизни.

Ответ Евгению Евтушенко (“Со мною вот что происходит…”) тоже звучит вполне саркастически:

Ничего со мной не происходит.

Жизнь проходит ровно, без изъяна.

Видно, вправду люди происходят

от какой-то умной обезьяны.

Дни бледны, как сливочное масло,

и от этой массы угощений

на лице меняются гримасы

разных чувств и разных ощущений.

Вулых – грустный поэт, но тяжелый драматизм ему явно не по вкусу. Напротив, сарказм помогает ему смириться с бездарностью и безвкусицей будней.

Связь времен – волшебная музыка…

Слушать, как не вяжущая лыка

девушка в вокзальном коридоре

девочкой поет в церковном хоре.

И читать без спешки и эмоций

внятно, словно надпись на билете,

суть свою, звучащую, как Моцарт, –

в кооперативном туалете.

Сочетание высокого и низкого, возвышенного и приземленного придает щемящую достоверность его коротким зарисовкам на тему нашей, пусть не слишком богатой красивостями и романтизмом, но все же божественной жизни.

Любопытно и отношение поэта к женщинам. Они выполняют в его жизни функцию холодного и бездушного зеркала, внимательно вглядываясь в которое, можно безошибочно оценить свои акции в этом мире. Проходит бурная молодость, когда “…весь день стоит как бы хрустальный…” (Тютчев), неотвратимо наступает зрелость с итогом: “Кто жил и мыслил, тот не может…” (Пушкин), а впереди старость: “…Ни вкуса нашего не радуя, ни глаз, висит…” (Лермонтов). Конечно, классики русской поэзии родили эти строки по другим поводам, но подлинное искусство многозначно.

Стихи, хоть и написаны пером, однако обладают эфирным свойством летучести. Если они хороши, их можно перечитывать тысячи раз, извлекая все новые краски и эмоции. А по части создания “атмосферы” Александр Вулых – истинный мастер. Что бы он ни описывал, будь то вокзал, вечеринка, ночная Москва или диалог милиционеров, все обретает густые, насыщенные очертания.

Может, осенней порою приснится

осиротелое тело Москвы

после того, как тугой вереницей

в стаях потянутся к небу мосты.(…)

– Что это? – спросит случайный прохожий,

чувствуя трепет души над собой.

– Это мосты улетают, похоже, –

тихо ответит ему постовой.

Собранные в сборник стихи и поэмы, написанные в разные годы под знаком разных настроений, создают удивительную, животворную ткань божественного бытия, прикоснуться к которой суть истинное наслаждение эстета.

Один из ценителей поэтического дара А.В., неоднократно публиковавший творения пиита на страницах своих газет и журналов, Евгений Ю.Додолев на презентации сборника “Здесь были стихи” пробросил:

– Вулых был, есть, и будет.

И слава Богу.

М.ЛЕСКО.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СКОНЧАЛСЯ БЛЮЗМЕН ДЖУНИОР УЭЛЛС
Здравствуйте!
Привет, дорогая и уважаемая “МузПравда”!
Уикэнд
НОЭЛ ГЭЛЛАХЕР ХОЧЕТ ДАТЬ ПИНКА БРИТАНСКОЙ КОРОЛЕВЕ
Уважаемые сотрудники редакции!
БАШМЕТ ОТМЕНИЛ ГАСТРОЛИ ПО АНГЛИИ
Здравствуй “МузПравда”!. Многоуважаемая!
BEAVIS & BUTT-HEAD. БИВИС и БАТТ-ХЭД – (русские панки в Америке?)
Огромный привет от постоянной читательницы!
ХИЛЬДЕГАРД БЕРЕНС “ВПАЛА В ДЕТСТВО”
АНДРЕЙ ГОРДЕЕВ СТИРАЕТ ПЕЛЕНКИ
СПАСИБО, ЧТО СМОТРЕЛИ!
Коротко
У ЭЛТОНА ДЖОНА НЕ ОТНЯЛИ ЕГО ПЕСНИ
КАК ИВАШКИ “СНИМАЛИСЬ” В ЖУРНАЛЕ “PLAYBOY”
Анонсище
ЧАСТНАЯ ВЕЧЕРИНКА ЭЛТОНА ДЖОНА
Здравствуйте!
УВИДЕТЬ ЗАКАТ И УМЕРЕТЬ…
MOSСOW WALK OF SHAME
ДЖОН ЛЕННОН
N-TRANCE В МОСКВЕ!
Дорогая МузПравда!
ПИВО – КРАТЧАЙШИЙ ПУТЬ В СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ
О ГРУСТНОМ


««« »»»