CЕЙЧАС И ЗДЕСЬ

репортаж из собственной постели
- Добрый вечер, товарищи! В эфире – новости на первом канале…
Один только Бог знает, как я жду вечера. Как там у Набокова – “огонь моих чресел”? Он знал, что писать… На сегодня – все. Ненужный день с его заботами и нервотрепкой подошел к концу, все войны и революции – там, за окнами, и теперь – только ты.
Как я ненавижу все эти спортивные костюмы! Впрочем, к вечеру я ненавижу любую одежду – я бы предпочел, чтобы ты была одета в воздух. Но я бы сошел с ума, если бы чужой взор прошелся по твоей коже. Я ненавижу одежду, но одновременно и тех, кто пялит на тебя глаза в метро, не говоря уже о пляже… Молчу, молчу.
- Сегодня в Кремле Президент России Ельцин принял вождя племени зулусов Хватай-Беги. Беседа наедине, без переводчиков, прошла в духе полного взаимопонимания…
Каждый раз, когда я касаюсь губами твоей шеи… В общем, что там мука наложниц в гареме, тоска евнухов с опахалами в руках, сперматоксикоз от двухлетнего армейского воздержания? Просто у меня темнеет в глазах, когда я касаюсь твоей шеи.
Ты понимаешь, они все озабоченные. Весь мир смотрит на нас, все они, сопя и отталкивая друг друга, лезут к нашим окнам, норовя увидеть. Ты просто никогда не замечала – ровно в девять в доме напротив гаснут все окна и жильцы толкутся на подоконниках. Я целую тебя и чувствую, как от горя и зависти умирают все те, кто был до меня, и тихими слезами одиночества и обделенности истекают те, кто никогда с тобой не будет. Что ты мне говоришь уже который год подряд, что твою грудь испортили растяжки после родов?! Ты просто не можешь увидеть, понять, ощутить, что это такое – твоя грудь. Мне сводит душу от нежности и счастья, и забытый чайник на плите также не может вместить в себя эту кипящую воду.
… – митинг закончился краткой перестрелкой, сожжено пять троллейбусов и десять магазинов, количество пострадавших уточняется…
Когда я был мальчишкой, щенком, я не понимал этих игр, предшествующих забвению. Я был тороплив и груб, как будто прямо из постели мне нужно было в вечный бой. Помнишь старую притчу – монах упал с колокольни и в полете успел сказать только одно – “лишь бы это никогда не кончалось”? Так теперь и я. Лишь бы это никогда не кончалось, и разметанные твои волосы, и руки, то бессильно падающие вдоль тела, то сжимающие мои плечи, этот хрустящий белый стыд простыней, твое тело – не полосатое, как у большинства женщин, а одноцветное.
- Указом Верховного Совета с завтрашнего дня предписывается делать все наоборот в целях окончательного и полного искоренения коммунизма. Вице-премьер Гайдар…
Тысячу лет назад ты взяла почитать у подруги “Кама-Сутру”. С веселыми такими картинками. Не знаю, все эти пособия для подрастающих онанистов вызывали во мне сложные чувства, как будто стоит над нами кто-то умелый, держит свечку и командует – “делай раз! делай два! ножку, ножку держи!” Черт его знает, я почему-то предпочитал до всего доходить сам, и открывал каждый раз что-то, всем давно известное, как целый мир. “Мне никогда не было так хорошо, как сегодня” – сколько женщин это повторяли, и скольким мужчинам? Иногда даже и не лгали, а так, забывали… Только мне уже никогда не будет ни с кем, как с тобой. Это и награда, и приговор. Да, да, да. Ты меня знаешь наизусть, не нужно, подожди… Ты ведь знаешь, что когда ты делаешь это – меня уже просто не существует, и потолок летит, летит тысячу лет и тысячу раз поменялся местами с полом, и Ангелы побросали арфы и затаили дыхание, и еще несколько звезд взорвалось, и это осталось незамеченным, и обжигающий холод в пояснице – это задумчиво коснулась меня Вселенная своим тонким пальцем, и мышцы моих рук дрожат и рвутся от напряжения, и я держу на плечах земной шар, и Бог прощает мне все грехи – ему просто некуда деваться, раз уж ты полюбила меня…
- Что ж, остается только порадоваться успехам наших олимпийцев, в труднейших схватках отстоявших право…
Лунный свет прогуливается по твоей прохладной коже. Я знаю, что если после всего ты вновь обнимешь меня, прижмешься ко мне и несколько долгих секунд тебя будет бить крупная дрожь – значит, Господь нам даровал радость не меньшую, чем всегда. Только это чушь, что счастье осознаешь, лишь потеряв его. Я знаю ему цену… Я глажу обессиленными пальцами твое тело, и оно поддается неслышному бегу, оно расслабляется, ты доверчиво кладешь мне голову на плечо, сейчас ты уснешь. Через нашу комнату в бесконечном хороводе несутся даки с короткими копьями, ассирийская легкая пехота – бороды в кольцах, никогда не устающие римляне, всегда печальные крестоносцы, и солдаты последних войн, в пятнистой форме, с большими детскими глазами, с огрубелыми руками, никогда не касавшимися женщин. Они бегут друг за другом, и спина бегущего впереди – ориентир для бегущего сзади.
Знаешь, каждый раз, когда это начинается, когда только начинается, когда у меня просто темнеет в глазах, когда я первый раз еще робко целую твою грудь и живот – меня всегда пронзает одна мысль, последняя перед тем, как все закружится и исчезнет. Я хочу, чтобы сегодня никогда не кончалось, чтобы оно длилось вечно, но быстрее бы наступило завтра, чтобы все можно было начать сначала…

Игорь ВОЕВОДИН.


Игорь Воеводин

Писатель, публицист, телеведущий. Служил в армии, учился на факультете журналистики МГУ (Международное отделение). Владеет французским, шведским и болгарским языками. В СМИ как профессиональный журналист работает с 1986 года. Фотограф, автор персональных выставок и публикаций в отечественных и международных глянцевых журналах. Путешественник, обошел и объехал всю Россию. Дважды прошел Северным морским путем. Ведёт авторскую программу «Озорной гуляка» на РСН .

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЧЕМ МЕНЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ…
Михаил Горбачев: “Вот сейчас напьюсь и запою”
МЕСТО РОЖДЕНИЯ – КРЕМЛЬ
НАРОДНЫЙ ХИТ-ПАРАД
КАЖДЫЙ ДЕНЬ И ВСЮ ЖИЗНЬ
НЕЗАВИСИМАЯ УСТРИЦА
ЖЕНЩИНЫ, КОТОРЫЕ ПОЮТ
ЭДУАРД ШЕВАРДНАДЗЕ: “ГОРБАЧЕВ МНЕ ДРУГ, НО…”
ХИТ-ПАРАД ПЛЕМЯННИЦЫ ЛЕНИНА
КОНЕЦ БЕЗГРАМОТНОСТИ!


««« »»»