Старая история

Возраст – проблема, от которой никому не уйти. Нас все равно догонят… Но это будет потом. А пока человек жив и более или менее здоров, его возраст относителен. Особенно это касается женщин.

 

Унылое нытье по поводу прожитых лет начинается у большинства homo sapiens независимо от половой принадлежности на самом старте взрослой жизни – только дети радуются, когда кажутся старше, остальные только расстраиваются. Возможно, из-за подспудных мыслей о смерти – как ни старайся, жизнь – это вечеринка, с которой все равно придется уйти. Хотя, если вдуматься, грустить нечего: как замечательно ни проводи время, с любого самого увлекательного мероприятия все равно хочется уйти к новым впечатлениям. Касается это и праздника жизни…

Но речь, собственно, не о том, а о мифах, связанных с возрастом. Принято, например, считать, что женщины переживают возраст мучительнее и теряют с годами больше, чем мужчины. Но это не так. И подтверждают это не только биографии известных дам, но и данные современной науки. Начнем однако издалека. Все помнят бальзаковский роман «Тридцатилетняя женщина», из которого следует, что привлечь кавалера, разменяв четвертый десяток, практически невозможно, что само по себе, с точки зрения автора, ужасно. Забавно, что в те годы, когда Бальзак писал свой замечательный роман, во французском обществе «свирепствовали» куртизанки, задерживаясь порой в этой непростой профессии до весьма преклонных лет. При том, что средний пенсионный возраст в данной сфере деятельности в целом невысок. Как в балете или модельном бизнесе. Но как и в помянутых областях, тут бывают свои исключения.

Спору нет – максимальная сексуальная привлекательность человеческой самки приходится на 18 – 28 лет, что не мешает отдельным персонажам сохранять ее, перевалив за сорок. То есть на самом деле проблема возраста определяется штучностью и качеством объекта, не менее чем его возрастными характеристиками. Что же теряет женщина с возрастом? Чтобы ответить на этот вопрос, надо понять, чем отличается самоощущение 18-летней девушки от самоощущения пятидесятилетней женщины? По большому счету ровно одним – когда ты молода, каждый второй (если не первый) проходящий мимо мужчина дает тебе понять, что готов вступить с тобой в интимную связь, желательно прямо сейчас и без далеко идущих последствий. А потом это предлагают лишь ценители, так сказать, антиквары рода человеческого, что делается красиво и с далеко идущими последствиями…

Но всем ли приятно, когда уродливые похотливые самцы (самцы в большинстве своем уродливы и похотливы) присвистывают тебе вслед или хватают руками при первой возможности? Ответ – нет. Просто постоянные ухаживания создают ложное ощущение востребованности, хотя востребованность в данном случае относительная – неудовлетворенная похоть и привязанность к конкретному объекту вещи разные. Следовательно, возраст как таковой (мы не говорим о старости и дряхлости, которая печальна и половых различий не знает) имеет в жизни женщины ровно одно проявление: большее или меньшее количество вожделения, которое она считывает со встречающихся ей на пути представителей противоположного пола. И теряет она лишь в количестве, зато получает возможность приобрести в качестве. Принято также считать, что женщина утрачивает способность создать новую семью после 50-ти, потому что-либо не родит вообще, либо родит дефектное потомство, в то время как мужчина может многократно начинать новую жизнь с молодой женой и плодиться. И это действительно так – женщина не может рожать до старости. Но… Не будем забывать, что ученый мир традиционно состоял из мужчин, а желаемое в их головах всегда принимается за действительное, так уж они устроены. И лишь пару десятков лет назад цивилизованное человечество вступило в фазу промежуточных половых форм (за расшифровкой термина можно обратиться к великому ученому Отто Вейнингеру), что сказалось и на научных данных. Теперь западным миром правят так называемые асексуалы, то есть люди со слабо выраженными психополовыми характеристиками. Мозги их не затуманены проблемами пола (его в наши дни свободно можно корректировать, равно как и выбирать себе ориентацию), поэтому исследования последних лет и показали со всей четкостью, что расклад с качеством потомства престарелых человеческих особей несколько иной.

Если мы говорим о репродуктивной функции, то самец действительно способен к размножению дольше (в случае, если у него не нарушается в сорок лет половая функция), но потомство у него статистически дефектно. И если раньше считалось, что именно возраст женщины негативно сказывается на детях, то теперь стало ясно, что возраст мужчины влияет на них еще сильнее. Причина   чисто   физиологическая – женский генетический материал закладывается в пубертате, а в течение жизни расходуется. Просто сам организм женщины со временем изнашивается и все хуже справляется с многомесячным вынашиванием и выкармливанием плода, а вот мужской генетический материал многократно копируется с «матрицы», поэтому процент погрешностей в копии растет гораздо стремительнее. Доказано и то, что процент мужского бесплодия в США значительно выше, чем женского, но мужчины, в отличие от своих спутниц, этого очень стесняются и тщательно скрывают. И если потенциальные матери ходят по врачам и лечатся, формируя статистику, то отцы молчат, что долгое время и не давало возможности социологам и медикам выйти на правильные цифры.

Американская наука подняла и другую проблему поздних детей – их психика травмирована изначально. Медики пришли к выводу, что любому маленькому человеку нужна перспектива. Раньше дети рождались в семьях, где были не только братья и сестры & дяди и тети, но и бабушки с дедушками, а частенько и полный набор прабабушек и прадедушек Ребенок жил (со всеми возможными поправками на качество семьи…) с ощущением пусть ложной, но безопасности, ведь случись что с его родителями, есть куча родни, которая может о нем позаботиться. Да и сама смерть в таком контексте воспринимается гораздо спокойнее – один исчез, зато сколько осталось! И не надо объяснять, что дедушка уехал и скоро вернется…

Иное дело – первые дети сорокалетних родителей: в двадцать лет у них на руках два пожилых человека, за жизнь которых приходится беспокоиться. Ни бабушек, ни дедушек, как правило, уже нет, равно как и других родственников. В результате у позднего ребенка возникает непреходящее чувство тоски и тревоги. Западная культура грустна. А виной тому мода рожать, когда появляются деньги, в то время как природа стоит на своем – размножаться должны молодые родители. Поэтому, теряя способность рожать, женщина утрачивает лишь иллюзию молодости. Которая оставлена мужчине в силу его психической хрупкости и в ущерб потомству…

Также принято считать,   что женщина    боится    старости больше, чем мужчина. Но это неверно! Женщины, по меткому выражению философа Гейдара Джемаля, образуют между собой «грибницу». Они сами производят потомство и рождены существом своего пола. Женщина – звено в бесконечной цепи. А мужчина всего лишь побочный продукт женского организма. Он штучен, конечен и одинок А потому зависим от женского пола тотально. Проявляться эта зависимость может по-разному – в погоне за «галочками» побед, патологической привязанности к матери, женоненавистничестве, болезненной ревности. Которая,   кстати,   оправдана: ведь чьего ребенка рожает женщина, часто не знает она сама. И тайное станет явным только тогда, когда генетическую экспертизу будут проводить в роддоме, но это тема для отдельного сюжета.

Проявляется зависимость и в погоне за молодостью, что на самом деле означает лишь страх оказаться невостребованным молодыми самками. Женщин же «за сорок», как правило, не волнует сексуальный успех у подрастающего поколения, ее самооценка уже не зависит от цифровых показателей, как в ранней молодости, когда она в качестве рыночного товара выставляется на прилавок жизни. Взрослых дам может заботить лишь востребованность в собственной возрастной группе или успех у отдельных, нравящихся ей лиц. Интерес взрослой женщины к мужчинам всегда имеет личную окраску, в то время как интерес взрослого мужчины к молодым женщинам носит скорее «видовой» характер. То есть с возрастом женщина теряет зависимость от цифровых показателей, в то время как мужчина ее только наращивает. В русском языке существует поговорка: «В 45 баба – ягодка опять». О чем это говорит? О том, что, осознавая биологический предел эротическойжизни, многие женщины принимают для себя правильное решение – оторваться напоследок. Не количественно, а именно качественно – предаваясь эротической страсти с привлекательным для нее сексуальным объектом. Которым, как правило, оказывается совсем не муж. Здесь также следует обратиться к науке: еще в XIX веке в ученом сообществе муссировался факт, что у значительного процента женщин после рождения ребенка полностью пропадает влечение к его отцу. Природа этого явления биологическая, и механизм необъясним.

Поэтому такие известные мужи, как Ницше и Шопенгауэр, отмечали, что женщине от мужчины нужна только беременность, а вовсе не он сам… Кстати, многие представители сильного пола воспринимают женское вожделение не как любовь, а как нечто низменное, «скользкое и подземное», а потому женятся на холоднокровных дамах – такая с меньшей вероятностью побежит совокупляться с соседом.

И по сей день существуют этнические культуры, в которых девочкам удаляют клитор, чтобы они никогда не испытывали наслаждения от эротики. Ведь внутри семейной пары наличие половой жизни является для женщины не столько источником удовольствия, сколько знаком того, что все нормально. Она прессингует сожителя сексуальным бельем и тому подобными штучками вовсе не по вдохновению, а для проформы. У него же эротическое чувство в любом случае пропадает по мере роста уважения к спутнице (как тут не вспомнить очаровательную фразу из фильма «Проанализируй это»: «Этим ртом она целует моих детей!»), и жена, как ни крути, в конце концов все равно становится матерью своему мужу. Дети убивают эротику так или иначе… Поэтому статистика напоминает о том, что многие браки расторгаются женщинами за сорок исключительно по эротическим мотивам – возникает потребность в сексуальном удовлетворении, рядом с которым меркнет все остальное. И мужчина снова теряет мать, а она же приобретает новую жизнь.

Но вопрос утраченной физической формы, конечно, имеет значение: помнится, в романе Эрве Базена «Супружеская жизнь» герой говорит жене, обвинившей его в измене, что вовсе не он ей изменил, а она сама себе изменила, и давно уже ничем не напоминает ту веселую игривую девушку, на которой он когда-то женился. Отсюда вывод: главное для женщины – никогда не изменять себе, тогда она не заметит своего возраста и ничего с годами не потеряет. И еще – женщины бывают двух типов – принцессы и служанки. Одним служат, другие прислуживают. Из принцесс вырастают королевы, а у королев нет возраста. В то время как служанки отправляются на пенсию в 28 лет, и их сменяют более молодые и расторопные девушки. Главное – определиться на старте, кем хочешь быть, чтобы никому потом не ломать жизнь…

Марина ЛЕСКО.

Полная версия статьи опубликована в журнале “Крестьянка” (www.krestyanka.ru) №12-2008.


М. Леско


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Боится свою супругу
Канн вчера и сегодня
“Золотой Витязь” – открытие
Лучезарная Одри
синема
Выселили из квартиры
Страдает от бессонницы
Выгнал подружку из дому
Дочь согласна с матерью
Забыла тексты песен
Последняя встреча
Судебные издержки
Нужно прийти в себя
Новый любовник – это хорошо
Принципиальная Майли


««« »»»