АЛЛА ПУГАЧЕВА ЛЮБИТ ГОЛУБЫХ, А САМА ОНА РОЗОВАЯ

Сообразуясь с основным своим принципом – “о голубых либо хорошо, либо ничего” – начну так: революция, о необходимости которой так долго говорили “меньшевики”, свершилась!

В Доме кино в лучших традициях большевистской конспирации прошла очередная конференция по правам сексуальных меньшинств, учредившая новую общественно-политическую организацию – Российский союз геев и лесбиянок “Треугольник”. Деятельность конференции практически не освещалась никакими средствами массовой информации именно по причине вынужденной конспирации мероприятия. Почему вынужденной? Это главное условие, благодаря которому организаторам акции вообще была разрешена аренда находившегося на профилактическом ремонте Дома кино, считающегося, как известно, одним из самых престижных мест в Москве. В предыдущие годы голубые и розовые собирались на гораздо менее солидном уровне. Я попал на конференцию и узнал о месте и времени ее проведения только благодаря тому, что был приглашен на один из круглых столов прочитать доклад о своей деятельности. Когда я пришел на регистрацию, девушка из оргкомитета спросила: “Так вы и есть тот самый Могутин? А правда, что вы у нас доклад читать будете? Обязательно приду послушать, потому что я большая ваша поклонница, все ваши статьи читала. Но мне больше нравится, как вы в “Еще” пишете, а не в “Новом Взгляде”. Скажите, правда, что “Новый Взгляд” гомосексуальная газета? Там наши все работают, да?”

(Если бы Невзоров знал, что “нашими” называют себя не только “красно-коричневые”, но и “ЖИДко-голубые”, он бы повесился!) Мне подарили красивый значок с розовым треугольником и надписью “Я – ГОЛУБОЙ”. Значок мне понравился, но я все-таки предпочел спрятать его в карман. Достаточно того, что на мне была тишотка с надписью “Я НЕ ГЕЙ, НО МОЯ ПОДРУЖКА – ЭТО…” Каждый уже сам мог решать, как зовут мою подружку – Петя, Вася или Коля.

В первый день работы конференции все участники разделились на несколько рабочих групп и провели круглые столы на темы правовых проблем, средств массовой информации, роли “геевского” (в русском языке нет такого слова, его придумали совсем недавно, поэтому трудно привыкнуть) движения в решении проблемы СПИДа и лесбийских вопросов. Самой интересной, пожалуй, была работа секции антиСПИДа, во время которой участники обучались обращению с презервативом. Проблема, звучавшая наиболее актуально, – отсутствие эрекции в момент надевания презерватива. Главный редактор голубой газеты “1/10” Дмитрий Лычев, проводивший консультации, посоветовал заниматься онанизмом в презервативе, это помогает. Другой гей-активист Владислав Ортанов сказал, что так натренировался, что у него уже “встает при виде презерватива”.

Когда стали подводить итоги первого дня работы, послышались экстремистские лозунги и предложения. В.Ортанов предложил не устраивать демонстративного похода в “натуральный” загс для регистрации однополых браков, как планировалось раньше, а организовать свой собственный голубой загс: “Для НИХ это ничего не значит, а НАМ это нужно!” Обстановка была революционной и немножко похожей на шабаш (совсем чуть-чуть). Г-жа Евгения Дебрянская прослышала где-то о том, что Мадонна окончательно отказалась от “натурального” образа жизни, проводя все свое свободное время по лесбийским барам с подругой Ингрид. Посему г-жа Дебрянская настоятельно требовала направить в адрес товарища Мадонны приветственную телеграмму от имени всех российских геев и лесбиянок. Майкла Джексона, Принса и других звезд шоу-бизнеса, а также товарищей Ельцина и Клинтона предпочли не беспокоить.

Выступления были разные. Одни – безнадежно пессимистические, как строчки из либретто Андрея Вознесенского к рок-опере “Юнона и Авось”: “Нас мало, и нас все меньше, но самое страшное, что мы врозь!” Другие – более уверенные: “Нас мало, но мы в тельняшках!” А были и речи в духе голубой газеты “День”, настойчиво желающей представить гомосексуалистов в виде многочисленной, всепроникающей и вездесущей силы похлеще всемирного жидо-масонского заговора (впрочем, согласно “Дню”, масоны – это и есть мужи-ложи, а СПИД русскому человеку все равно не страшен).

Обсуждался вопрос о службе голубых в армии. Тут НАШИ геи вовсе не спешили солидаризироваться с американскими, которые так и рвутся в бой, в казармы, поближе к вожделенным мужчинкам-солдатикам. Впрочем, кое-кто припомнил русскую народную пословицу (или поговорку) “У солдата СПИД, а служба идет”. Тот же Дима Лычев сказал, что в армии он испытал немало мгновений подлинной сексуальной гармонии. У него даже книга об этом написана – “Миссия”. Я читал из нее некоторые отрывки, напомнившие мне почему-то произведения Александра Фадеева и Юрия Бондарева. “Среди сержантов я выделил Антона, которого нужно было называть “товарищ гвардии старший сержант”. Хотелось его просто обнять и сказать: “Антошка, бросай командовать, пошли трахаться!” – Я поймал себя на мысли, что такой пассаж мог бы вполне принадлежать и перу Бондарева. “Меня разбудил белокурый щупленький сержант-фельдшер с милой мордашкой, который пришел делать мне укол. Впервые я применил задницу не по назначению”. – А это прямо из Фадеева, у которого “мотивы жопничества” особенно сильны в романе “Разгром”, входящем до сих пор в каждую школьную хрестоматию (это не я первый заметил). В общем, спору нет, армию нужно отдать на откуп голубым, в их единоличное владение (опыт Древней Греции и Римской империи подсказывает нам это), вопрос действительно актуальный, и в этой мере я вижу его наиболее практическое и целесообразное решение. Диму Лычева назначим главнокомандующим, у него опыт большой.

Помню, как во время первого моего посещения военкомата меня спросили: “А че это у тя серьга в ухе?” – “А я голубой!” – дерзко (как мне тогда казалось) ответил я. Так вы думаете, это кого-то удивило, кому-то показалось предосудительным? Никто даже ухом не повел, как будто там только такие и служат! Все нормально, Фадеевы и Бондаревы подготовили благодатную почву для армейских голубых цветочков, васильков и незабудок-мать-родную… Простите, отвлекся (задело за “живое”).

Говорили на конференции и о сугубо научных, филологических и лингвистических проблемах. Как называть друг друга? О великий и могучий русский язык, как ты убог и беден! Ну нельзя ведь, в самом деле, двум мужчинам или двум женщинам называть друг друга “муж” и “жена”, ведь это же извращение какое-то, ведь правда же ведь! А как называть? Партнеры, любовники, супруги? Молчит Русь, не дает ответа. Проблема…

В фойе зала, между тем, резвились воинственные лесбиянки, которые со страшной силой обучались боевым искусствам. Зачем? Знамо дело зачем – чтобы мужиков к себе близко не подпускать. Кстати, на конференции я ознакомился со своеобразным пособием для лесбиянок, пострадавших от изнасилования. В этом документе много любопытного. Вот, например: “Насильники зачастую выискивают лесбиянок среди женщин, покидающих женские мероприятия и бары поздно ночью. Есть всего несколько мест или видов деятельности в обществе, которые являются частью жизни всех женщин, не исключая и лесбиянок. Лесбиянки водят машины, ходят в магазины за покупками, ждут автобусов, открывают на звонок двери, прогуливают собак, ходят вдоль больших дорог, бегают по утрам и отводят детей в школу. Каждый из этих видов деятельности есть потенциальная возможность для насильника…

Лесбиянки часто посещают общественные места с гетеросексуальными женщинами и мужчинами. Поскольку многие люди заключают, что женщина без сопровождения мужчины ищет такового, мужчины иногда пристают к ним, так как они думают, что именно этого от них ждут…”

В качестве примера приводится ужасная история изнасилования лесбиянки-активистки в 1984 году в городе Рацине в штате Висконсин, когда насильник угрожал ей ножом, “который был более 20 см длиной”. Бедные, бедные американские лесбиянки, как тяжело им приходится, когда они “ходят вдоль больших дорог”! Сдается мне, что их русские подруги более смелы и решительны, им палец в рот не клади – руку откусят. Помню, как одна такая амазонка, с которой я распивал бутылку “Смирновки”, мечтательно рассуждала, какая бы прекрасная жизнь настала, если бы кастрировали всех мужчин. “Маникюрными ножницами!” – добавила она, подумав.

Кстати, нужно упомянуть о том, что эта конференция была организована именно на деньги американских лесбиянок, как и в прошлые годы. Вот кому нужно сказать спасибо. Спасибо…

Во второй день работы конференции после организационных вопросов были устроены народные гулянья. (Как в том анекдоте: “Штирлиц вышел на опушку леса и увидел голубые ели. Присмотревшись, он заметил, что голубые не только ели, но и пили”.) Своим присутствием и выступлением мероприятие почтил небезызвестный Роман Виктюк в сопровождении очаровательного молодого человека, выполнявшего, очевидно, функции оруженосца и торжественно державшего в руках зонтик-трость. Покидая зал, театральный революционер прилюдно облобызался со своим тезкой, бывшим кандидатом в президенты России Ромой Калининым, революционером по другой части.

После этого выступил певец Леша Иванов, который так же, как я, сказал в военкомате, что он голубой, и его не взяли в армию. По этой же причине молодому дарованию была заказана дорога в институт, но тяга к искусству была велика, и Леша поступил в музучилище, окончив которое, стал профессиональным певцом. С зыкинскими интонациями он исполнил две русские народные песни. “Ой мороз, мороз не морозь меня” привел публику в состояние экстаза, хотя более чем двусмысленно звучали слова “у меня жена ох ревнивая, ох красивая”.

Следующим номером программы была Алла Борисовна Пугачева, прервавшая свои гастроли в Петербурге, чтобы поприветствовать своих единомышленников. Нет, конечно же, все сразу поняли, что это ненастоящая Пугачева, поскольку ножки у него были, пожалуй, получше, чем у настоящей. Звезда была в ударе, влезала на рояль, вела себя довольно разнузданно, приставала к молодым людям. “Я сяду около, вскружу вам голову”, – кричала она под фонограмму. – Молодой человек, пригласите танцевать!”, “Ох, в омут танца с головой, крутится-вертится шар голубой!” Окончив свое выступление и сорвав овацию, Алла Борисовна “толкнула речь”: “Спасибо, что не забываете бабушку! Будьте счастливы, любите друг друга!”

Выступавшая под завязку группа “Сестрички Колибри” (не путать с просто “Колибри” – они не только под фонограмму умеют кривляться, но и поют неплохо) продемонстрировала международный класс яркого и зрелищного гей-шоу. Удивительно, что подобные представления можно теперь лицезреть не только в Европе или в Америке, но и в России, в Москве.

Вечером того же дня некоторые, особо избранные участники конференции, были приглашены на фуршет в бар “Андерграунд”, принадлежащий Роману Калинину и находящийся на Волхонке, прямо напротив музея Пушкина (делаю тщательно скрытую рекламу). Бар этот – одно из нескольких голубых заведений, открывшихся в Москве в самое последнее время (опять-таки словно где-то в Америке или Европе), где есть и танцующие мальчики, и богатенькие папики, и предупредительные кокетливые официанты (один из них работал в Центральном Доме актера на Арбате; я его запомнил, когда он обслуживал нас с Борей Моисеевым), и дюжие ребятки на входе. Интерьер бара нельзя назвать убогим, но и изысканным его никак не назовешь: черные стены, уставленные гипсовыми копиями с античных мужских бюстов и голов, а в самом центре, за стойкой – громадный флаг-радуга, символ гомосексуального движения. Орет музыка, разговаривать невозможно, общаться приходится наощупь. В общем – настоящий андерграунд, клозет (“clouset” – “укрытие” по-английски, ничего обидного в этом нет).

Чем закончилась конференция? Избранием руководящих органов “Треугольника”, созданием информационной службы и пресс-конференцией в Российско-Американском информационном центре, на которую наконец были допущены журналисты. В пресс-конференции участвовали Дмитрий Лычев, Евгения Дебрянская, Маша Гессен (представительница международной организации по правам человека геев и лесбиянок), Кевин Гарднер (представитель этой же организации в Москве), Павел Масальский (супруг Кевина) и некая лесбиянка с бумажным пакетом на лице, на котором было написано: “Я НЕ МОГУ ПОКАЗАТЬ ЛИЦА ИЗ-ЗА ОТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВА К ГОМОСЕКСУАЛИСТАМ”.

Зал был переполнен российскими и западными журналистами, задававшими самые разнообразные вопросы по поводу отмены 1-й части пресловутой 121-й статьи, реабилитации незаконно репрессированных гомосексуалистов и проблем движения. Г-жа Дебрянская говорила о необходимости избрания гомосексуалистов в парламент и правительство. Г-н Лычев возмущался несправедливостью законодательства: после недавних изменений наказание за изнасилование мальчиков с 8 лет уменьшено до 7, в то время как изнасилование девочек по-прежнему карается сроком до 15 лет лишения свободы. “Что же это получается, – недоумевал Лычев, – мальчики что – в два раза дешевле, что ли?! Мы с этим не согласны!”

Говорили о проблемах глухонемых гомосексуалистов (их, кстати, даже в Москве немало), которые практически беззащитны перед обществом. Виталий, симпатичный глухонемой мальчик, пожаловался, что газета “Частная жизнь” недавно опубликовала его фотографию, написав, что он занимается проституцией, хотя это не так. Он не знает, каким образом ему выразить свой протест по этому поводу.

Говорили о гомофобии, до сих пор являющейся государственной политикой России, о произволе журналистов и о многом другом. Как это ни странно, почти все средства массовой информации обошли вниманием эту пресс-конференцию. Только российские “Вести” откликнулись сюжетом. Времена меняются быстрее, чем содержание задушевных надписей в общественных туалетах. Но по-прежнему проблемы русских гомосексуалистов больше волнуют активистов из международных организаций по правам человека, чем наши власти. Впрочем, многие уже на своем опыте убедились в том, что на этих самых проблемах можно сделать и неплохую карьеру, став профессиональными лесбиянками или голубыми.

Ярослав МОГУТИН,

американский культуролог


Ярослав Могутин

Собкор «Нового Взгляда» в США

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АНПИЛОВ ПРЕДЛАГАЕТ ПОСАДИТЬ
ДУЭТ “АКАДЕМИЯ” ОПЯТЬ В РАЗДРАЕ?
КТО СОБИРАЕТСЯ ГАСИТЬ СВЕЧИ?
НЕУГОМОННЫЙ АНПИЛОВ
ПУТЬ ИЗ ЧУЧЕЛ В ПРИНЦЕССЫ
ВЕДОМЫЙ – ЩИТ ГЕРОЯ
ЧЕТЫРЕ ЛЖИ О ПРОИСШЕДШЕМ В ОКТЯБРЕ


««« »»»