НЕ ПУТАТЬ ЛЕМОХА С ОГУРЦОВЫМ!

– Недавно в интервью “Комсомолке” ты подчеркнул, что полностью порвал с Богданом Титомиром. Сам же Богдан в интервью “НВ” заявил, что у вас вполне нормальные отношения. Как объяснить это противоречие?

– Титомир лжет. Видимо, ложь выгодна ему. Других мотивов я не могу найти. У меня с Титомиром нет никаких отношений, и я не собираюсь их восстанавливать. Есть вещи, которые не забываются. Я не хотел бы конкретно о чем-то говорить. С Титомиром связано много проблем. И по работе, и по жизни. Меня не устраивает в этом человеке абсолютно все. Я могу с уверенностью заявить, что и в будущем не может быть такого, чтобы я с ним нормально общался. Для меня этот человек не существует. И это, кстати, нормально. Такое иногда случается в жизни, разошлись люди, стараются забыть прошлое.

– Значит, ты не сожалеешь о распаде вашего дуэта?

– Я сделал правильный ход. Все, что я до сих пор делал, было правильно. Тьфу, тьфу, чтоб не сглазить.

– Ты суеверный человек?

– Достаточно суеверный. Хотя не могу сказать, что приметы имеют важное значение в моей жизни.

Я с уважением отношусь ко всем церковным обрядам. Хотя, к сожалению, не располагаю временем, чтобы регулярно посещать церковь. Я верующий человек в душе. Иногда я делаю церкви скромные пожертвования, когда это позволяют средства.

– Ты считаешь себя обеспеченным человеком?

– Да, именно обеспеченным, но не богатым. Сейчас вообще очень сложное положение. Больших затрат требуют рекламные кампании. Практически 70 процентов дохода поглощает реклама. Постоянно живешь с мыслью, как бы свести концы с концами.

– Заняться бизнесом не пытался?

– В будущем так и будет. Мы уже создали “Центр Кар-Мэн”.

– И чем предполагаете заниматься?

– В основном продюсерской деятельностью. Пока это не коммерческое предприятие, но станет таковым. Мы планируем создать школу танцев, и ребята, которые работают сейчас у меня, будут иметь возможность преподавать там, на случай если я – вдруг – прекращу свою гастрольную деятельность.

– Недавно ты сказал, что достиг в России всего, чего можно было достигнуть в попсе и теперь делаешь ставку на заграницу.

– Я не отказываюсь от работы здесь. Если будут нормальные условия, если ситуация в стране позволит – я с удовольствием поработаю дома. Я люблю русских, Россию, другие страны СНГ, куда мы с удовольствием ездим на гастроли. Для нас не имеет значения, где работать, лишь бы люди нормально воспринимали все, что мы делаем. Я пытаюсь идти в ногу с модой, которая возникает на музыкально-танцевальный авангард. Даже пытаюсь опережать, потому что слежу за новинками на Западе и пишу песни того же направления. К примеру, в нашем альбоме “Русская массированная звуковая агрессия” есть то, чего еще нет на Западе. Например, песня “Звуковой агрессор” – это сплав: черная основа и белое техно. Этого еще до меня никто не делал.

– Кстати, как все-таки правильно произносится твоя фамилия? Часто ударение ставят на первый слог.

– Надо ударять на второй слог. Это немецкая фамилия французского происхождения. Во мне много чего намешано. Лемох – дворянская фамилия, и я этим горжусь. По материнской линии мой прямой предок – художник-передвижник Лемох, человек известный в прошлом. Может быть, от него у меня тяга к рисованию. Я люблю это дело, у меня много рисунков.

– Не пытался опубликовать?

– Пока на это нет времени. А дальше поживем – увидим.

Агаси ТОПЧЯН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АЛЕКСАНДР ПОЛИТКОВСКИЙ: ПЕТРУШКОЙ НЕ БУДУ!
ДЕСЯТОЧКА
UNITED STATES OF БЕСПРЕДЕЛ
СЛЕД ТИГРА
ЯРОСЛАВ ЕВДОКИМОВ. Любимая женщина


««« »»»