В НИХ СТРЕЛЯЛИ СВОИ

Душным среднеазиатским вечером вместе с фотокором одной из московских газет мы пили теплую водку в номере гостиницы “Таджикистан”. Кирять вдвоем нам показалось скучно, и мы пошли искать компанию. Три десятка дембелей 201-й дивизии ждали в гостинице военный самолет, который должен был доставить их домой. Узнав, что перед ними журналисты, ребята попросили выслушать их рассказ. Видно, наболело здорово.

– Мы даже не знали, куда нас отправляют. Просто погрузили в самолет под Москвой, как стадо баранов, а высадили уже в Кулябе. Никто не спрашивал ни нашего согласия, ни согласия наших родителей.

– Вы участвовали в боевых операциях?

– Здесь бойня идет, а не операции! Среди солдат полно убитых и раненых, а нам говорят: вы не “голубые каски”, вы не миротворческие силы. И ничего вам не положено.

Мы завидуем тем, кто попал в Югославию. Им, по крайней мере, платят за риск баксами.

– А пробовал кто-нибудь из вас отстаивать свои права?

– Находились дураки. И получали пули от своих же офицеров. Нас расстреливали русские офицеры, понимаете? Нам говорили в открытую: будешь выступать – расстреляю и спишу на вовчиков (сторонников оппозиции. А.А.). Здесь нет закона, здесь война. Когда мы охраняли Нурек, на пост приехал комбат. В жопу пьяный. Был у нас солдат молодой, Лехой звали. Он комбату что-то не так сказал. А тот пистолет вытащил и просто выстрелил ему в грудь. Как-то приказал нам тот же комбат бочку воды из Чишмы привезти, есть такой кишлачок. Приезжаем туда, весь пост спит. Стали бочку отцеплять, выскакивает пьяный лейтенат Илюхин. Видит же, сука, что свои. И начинает из автомата палить. Парнишке из Питера ногу прострелил, у остальных пули над головой прошли. Таких примеров куча. Офицеры не считают солдат за людей. Когда мы были на выездах, с автоматами и полным боекомплектом, они слова не говорили. А как в полк приезжали, офицеры и били нас, и издевались по-черному. Мы давно должны были уволиться в запас, но нас задерживали. Ни документов на руках, ни денег.

– Пытались убежать?

– Конечно! Особенно молодые. Только из нашей роты 26 человек в бегах, а из полка – 56. До дома добрались только шестеро. Где остальные пятьдесят – неизвестно. То ли их вовчики убили, то ли юрчики (сторонники официального Душанбе.А.А.). А если беглого ловят, то сажают. Знаете, что такое СИЗО? Не кормят, не поят, на воздух раз в неделю выводят.

Есть, конечно, и среди офицеров нормальные мужики. Но мало. Комбат за время боевых действий себе три “Волги” отвез и денег немеряно нахапал. А солдат орехов у юрчиков попросил, так он орет: “Пидарасы! Мародеры! Расстреляю на месте!” Бывало, нам жрать нечего, а офицеры машинами из кишлаков добро вывозят. Даже последние гвозди забирают.

Жили мы в Тавильдаре. Холодно, печку растопить нечем, дрова сырые, слили литр солярки из БМП. Замполит нас чуть не убил, все баки опечатал. А сам на следующий день юрчикам тонну соляры сдал. Представляете? Все имущество, которое разворовывается, списывают на нас. Война ведь идет! Вообще, мародерство здесь страшное. Не раз к нам прибегали местные. Сапоги целовали, в ногах валялись: спасите, солдаты СНГ! Последнее забирают! Не только бабы прибегали, мужики здоровые. Ведь войска творят, что хотят. А страдают в основном те, у кого есть что-то ценное. Да что ценное, отбирают даже гнилые курпачи! Машинами везут.

– Часто ли гибнут невиновные?

– На каждом шагу. Достаточно простого поклепа, что человек работал на вовчиков. Его тут же отвозят за город и расстреливают. Местные называют это чисткой. Как-то раз в Тавильдаре юрчики поймали троих мужиков. “Откуда вы родом?” – спрашивают. Те ответили, что из Курган-Тюбе. Сбегается толпа: это вовчики! Тут у замполита нашего голос прорезался. Вы, говорит, докажите сначала, что они вовчики. “Э-э-э, бача, чего тут доказывать! Раз из Кургана, значит вовчики!” Тех троих били кувалдой, прикладами, месили ногами. А потом расстреляли. Только за то, что из Курган-Тюбе. Мы это видели, как вас сейчас.

– Пытались ли ваши родители перевести вас служить в Россию?

– Было такое. Приезжали матери некоторых ребят в дивизию. Там им сказали: обращайтесь в Министерство обороны России. Поехали туда. Переправили в таджикское посольство в Москве. А в посольстве показывают бумажки какие-то, что мы якобы подписали контракт и находимся в Таджикистане добровольно. И советуют: хотите своих сыновей перевести – поезжайте обратно в Таджикистан и выкупайте за деньги. На самом деле родители даже не представляют, что тут творится. Если б знали, наверное, выкрадывали бы сынков. Была одно время надежда на контрактников. Но среди них, кажется, одни бомжи и алкаши. Видели мужиков, что в России по пивнухам трутся сутками? Вот это и есть контрактники. Кто от тюрьмы сбежал, кто от алиментов. Они винище жрут неделями, хлещут, как лошади. Опять же, отсюда очень просто можно вывезти себе в Россию оружие, бесплатную машину. А автомат дома не помешает при нынешней жизни. Дома тоже нужны люди, которые умеют метко стрелять.

Алексей АННЕНКОВ.

Фото автора.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НАТАЛЬЯ НАФТАЛИЕВА. Хит-парад
КАК ПЕРЕЖЕЧЬ СОБСТВЕННУЮ БОЛЕЗНЬ.
“СТАРКО” В “ЛУЖЕ
АНДРЕЙ ЕГОРШЕВ. ТВ-парад
Ким Ир Сен и Анпилов – братья навек?
“ЧТО ЖЕ ЭТО МЫ ПОСЕЯЛИ?..”
ТАГИ-ЗАДЕ: ША, САМ СНИМУ ПРО СЕБЯ, ЛЮБИМОГО!
ТРИ ГОДА БЕЗ КУМИРА
КАК УВИДЕТЬ ЯРКИЕ ИНФОРМАТИВНЫЕ КРАСОЧНЫЕ СНЫ
ВАХТАНГ КИКАБИДЗЕ. Меню
“На-На” НА АЛЯСКЕ
ЧЕРЕПАШИЙ ПОЦЕЛУЙ
ВО ВЛАСТИ СТРАХА
Сочинский синдром
ЮРИЙ АНТОНОВ: “НЕ ПРОЩАЮ ПОДЛОСТЕЙ”
ДВЕ ВСТРЕЧИ С АЛЕКСАНДРОМ ХВАНОМ ПОД “ДЮБА-ДЮБИСТОЕ”
РОМАН КАРЦЕВ: ЖИЗНЬ БЕЗ ИММУНИТЕТА
ЖЕРЕБЕЦ ДЛЯ ПЕТРОВИЧА


««« »»»