НАТАЛЬЯ НАФТАЛИЕВА: НЕ ТЕРПЛЮ ИСТОРИЙ ПРО ЗОЛУШКУ

Сегодня Наталья Нафталиева – в пятерке самых “звучащих” имен московской модельерской элиты. И это в стране, где всю жизнь по имени знали одного только “Красного Диора” и где даже сейчас, когда интерес к моде вошел в большую моду, любопытствующий обыватель назовет всего три-пять фамилий мэтров стиля.

Нафталиева не принадлежит ни к официозной тусовке государственных модельеров типа Зайцева или Зейналова, которых “подарили” в свое время нехилыми особнячками, где они благополучно и уныло процветают на своих, а чаще на чужих идеях.

Не принадлежит она и к той полуандерграундной, полушизофреничной, полугениальной тусовке “альтернативщиков”, о которых считается теперь хорошим тоном говорить на светских party.

Нафталиева, как ни избито это сравнение, та самая кошка, которая гуляет сама по себе. Кошка, успевшая нагуляться по задворкам, набраться ума, а теперь коротающая свои дни на пуховичках в шикарных гостиных. Ее стиль – экзотичность и чувственность для женщин, классика и только классика для мужчин. И всегда – респектабельность.

У ПОПА БЫЛА СОБАКА

Покинув когда-то родной Мичуринск, Наташа все положенные пять лет оттрубила в Москве, в институте, материал о котором самый скандальный журналист той поры обозвал “Бордель на набережной”, – в Технологическом институте легкой промышленности.

– Наш ректор после института вместо распределения оставил меня работать в Студенческом доме моды, где я сделала свою первую коллекцию. Прошла ее премьера, а на следующий день стараниями преподавателей меня отчислили. Как отреагировала? Утерлась от очередного плевка, как это бывало много раз. Тут меня отправили на конкурс модельеров-студентов в Бельгии – я еще успела за студентку сойти. Возвращаюсь – квартиры нет, денег нет, с любимым напряг – хоть в петлю.

И началось опять все сначала: у попа была собака! Бегаю в поисках людей, которые могут мою коллекцию из института выкурить. Нахожу одного деятеля из горкома комсомола. Коллекция тогда стоила – смешно вспомнить – три с половиной тысячи! Повесили мы ее в каком-то подвале, а там наводнение случилось, да еще половину разворовали. Прихожу – а платья прямо напополам разрезаны – караул!

На что жила? У меня к тому времени знакомые в концертном мире появились, режиссеры-постановщики всяческих шоу: подкинут заказик – я делаю. Заплатят копейку – я ем на нее. Никакой работой не брезговала. Свои эскизы под чужое имя сдуру отдавала – все было. По себе знаю, что это такое, когда горсть мелочи на подоконнике и больше нет ни-че-го. Но пережила, как видишь.

ЗНАМЕНИТАЯ КОЖАНАЯ

И вырвалась. Нашла спонсора. Сняла помещение. Сделала свой дом моды, со счетом, юридическим адресом. Получила первую зарплату – аж сто девяносто рублей. Через несколько лет дождалась приглашения с самой ее знаменитой кожаной коллекцией в Париж – на Международный салон по коже. В общем, крепкий такой сюжетец про воплощенную американскую мечту.

– В Париже был весь цвет “кожаных” художников. Но даже у них все было традиционно: куртки, брюки… Видимо, диктат рынка. И только в моей коллекции присутствовала кожа в сочетании с гипюром и шифоном и белые свадебные платья из кожи.

В принципе перерыв между коллекциями у меня около полугода. С новой, правда, к которой уже готовы эскизы, получится немножко больше. Но я думаю, очень правильно было сказать: есть время разбрасывать камни, а есть собирать. В прошлом году все, абсолютно все было подчинено рекламе, Парижу, подготовке коллекции. Когда я приехала, то повесила занавеску между собой и миром и стала наводить порядок у себя в цехе. Потому что если есть бытовые или организационные, или финансовые трудности, то с этим грузом ничего хорошего не создашь. И сейчас я уже чувствую в себе силы и психологическую потребность делать новую коллекцию.

Знаменитая кожаная обошлась достаточно дорого. Да любая коллекция стоит миллион. Окупается? Ровно настолько, насколько это делает мне имя. Увидев мои кутюр коллекшн, человек придет и скажет – я хочу платье от Нафталиевой. Сначала окупится морально, а со временем и материально.

ШИКУЕМ

Самым нашумевшим ее показом в Москве была презентация Naftalieve fashion house в Хаммеровском центре. Очень и очень немногие шоу моды проходят в этой стране с таким шиком и собирают такое количество прессы и телевидения. “Все звезды сошлись тогда для нас”, – вспоминает Нафталиева.

– Но в следующий раз я хочу сделать не просто шоу, которое останется у людей в памяти – такое уже было. Я хочу позвать промышленников. Наших! Хочу выпускать по своим лицензиям на наших фабриках нормальную одежду. Полностью, естественно, под контролем. Их – только машинки, материал (отобранный мной) и руки.

А что ты удивляешься, что материал отечественный? Я вообще в основном пользуюсь нашими тканями, когда создаю промышленные коллекции, почему нет? Они вполне приличны, и по качеству наша шерсть ничем не уступает итальянской. Так, небольшие нюансы, заметные только для специалиста.

А кожу, которую я очень люблю, заказываю теперь у итальянской фирмы “Босси”, которая поставляет кожу домам моды в Валентино, Версачи, Армани. Скоро будет готова новая кожаная коллекция.

С некоторых пор в Лялин переулок, где у Нафталиевой офис, повалили клиенты: дипломаты разные с супругами, бизнесмены, журналисты, “звездищи” и “хвехдюльки”.

– Клиенты разные бывают, некоторым все до последнего рассказать надо: какая обувь, какого цвета, какой каблук, какие аксессуары. Недавно для одной клиентки пришлось заказать одну (одну!) пуговицу в Екатеринбурге. Пуговицы из драгоценных камней заказали. Шикуем. Видишь, здесь немножко неровно? В мире это особым шармом считается, когда фурнитура или вышивка неровные – ручная работа.

Недавно собственный бутик в Московском бизнес-клубе открыла. Вещи там покупают те, кто может заплатить, – платья стоят в районе тысячи долларов.

ВОЗВРАЩАЙТЕ, ДЯДИ!

Счет своим коллекциям Наташа, как она сама уверяет, потеряла. Вряд ли это кокетство: просто если хорошенько все вспомнить, то окажется, что значительная часть ее эскизов была когда-то вывезена разными представительными людьми. “Шпионы от моды” или просто рассеянные люди?

– Как они их использовали, я не знаю. Может быть, они где-то лежат, может, выкинуты давно, а может, их продали и сделали на этом неплохие деньги. Я тогда молоденькая была, глупая, отношения с людьми строила на доверии. И вот так на доверии ты коллекцию отдашь людям, а они тебе в душу плюют. Самое лучшее, правда, я все равно интуитивно придерживала. Но тем не менее. Так что теперь, в какую страну ни ткни, кругом мои эскизы: в Англии, в Германии, в Финляндии, во Франции. Я им факсы посылаю – возвращайте, мол, назад. Бесполезно.

А вообще я считаю, что воровство идей никогда не сделает человека великим художником. Воруют вообще не ради амбиций и престижа, а ради дохода. Новая линия, новый силуэт, новый стиль – это колоссальные деньги. И именно поэтому коллекция следующего сезона профессионалами всегда держится в страшной тайне.

За границей Наташа бывать любит – последний (парижский) вояж произвел неизгладимое впечатление. Теперь вот зовут в “МАЛЬБОРО кантри” – Лас-Вегас, а потом в Германию. На выставки спортивной одежды. Дизайнер изысканной, чувственной моды бесстрашно собирается разрабатывать собственные модели джинсов с лейблом “Natalia”.

– Нужны джинсы – будут джинсы. Это же интересно! Все равно твой ребенок, какая разница – родится он брюнетом или блондином? И потом, если на одном стиле замкнуться, то начнешь ходить по кругу. Один стиль, другой – а потом возвращаешься к тому, что было – это уже новый виток. Таков закон.

Просто наслаждаться одеждой и хотеть чего-то для себя Нафталиева уже не может – профессиональная болезнь.

А еще она не терпит, когда из нее делают Золушку. “Это все, – говорит, – истории для бедных. Побыла нищей, побуду и богатой – все в моих руках”. И она заставляет себе поверить. Тем более, что Наташа родилась 22 апреля, на стыке Тельца и Овна. А в это время, как достоверно свидетельствует история, рождаются самые великие авантюристы.

Ольга ЗАЙЦЕВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БЫЛО: МАШИНА И КОНЬКИ. СТАЛО: КОНЬКИ БЕЗ МАШИНЫ.
“ВСЕХ НА ФИГ!”
“ЛЮСЯ”, ФЕДОР И ДРУГИЕ
“СЕКРЕТ-ные”, “МОКРЫЕ И СУХИЕ”
ПИТЕР В ПИТЕРЕ
ИМИТАЦИЯ
КУСАЮЩИЙ ПОЦЕЛУЙ
ГАДАНИЕ ПО ПЛАМЕНИ
АНДРЕЙ ЕГОРШЕВ. Любимая женщина
РАЗНЫЕ РАЗНИЦЫ
ЛАЙМА ВАЙКУЛЕ. Любимый мужчина
ЕЛЕНА КОНДУЛАЙНЕН. Меню
“ДЕРЖАТЬ! НЕ ПУЩАТЬ!”
ОЖИДАНИЕ МЕРТВЫХ
Девятку увели. Но осталась шестерка
НАТАЛИ – ДУША И НОГИ


««« »»»